ПИСЬМА ИЗ ЛЮЭСА

Письмо 3

Король Генрих VIII оставил глубокий след в истории нашего города.
Помимо Дома Анны Клевской (четвертой жены короля) и буквально в двух минутах ходьбы от него, на той же Southover High street находится один из лучших пабов Люэса «Голова Короля» (Kings Head). Пожалуй, о нем стоит рассказать.
Здесь тепло, уютно, а при новом шеф-поваре стали и кормить вкусно. Раньше горячую еду можно было получить только в обеденный перерыв, а теперь в пабе можно позавтракать, пообедать и поужинать. «Почему?» — спрашиваю у двух милых молодых посетительниц — Сарры Эдмундс и Мэри Джейкобсон.
«Потому что напитки очень подорожали и посетители, соответственно, меньше выпивают. Хозяину нужно было что-то предпринять, чтобы паб окупал себя». «Тем не менее, атмосфера паба от этого не пострадала», — продолжили они. «Сюда собираются друзья по вечерам, или коллеги во время обеденного перерыва из того или другого учреждения в Люэсе. Они садятся за столики и кто-нибудь первый из группы подходит к стойке бара заказывает выпивку, кто что желает и все несет к столику. То же делает следующий из собравшихся — и так по кругу. Но «по кругу» при условии, что число собравшихся не более четырех человек. Больше четырех «по кругу» не разрешается. Но можно и так: каждый из группы дает одному из собравшихся деньги на свой напиток, тот подходит к стойке, заказывает и приносит к столику. В английских пабах посетителей не обслуживают. И столик не нужно заказывать заранее, кроме, разве что, если устраивается день рождения, или отмечается другой какой праздник, или приглашаются гости на ужин. Это не значит, что англичане не приглашают гостей домой на торжественный обед или ужин. Но это, скорее, представители среднего сословия. В пабах же так празднует, главным образом, рабочий люд. Английское общество, как вы знаете, все еще очень сословное.
Но, зато когда у стойки бара собираются так называемые locals, то есть люди, живущие в радиусе того или иного паба, то здесь вы можете увидеть профессора университета, знаменитого певца, писателя или художника (Люэс богат такими людьми) оживленно беседующего с плотником, дворником или рабочим пивоварни (в Люэсе есть свой пивоваренный завод и город очень этим гордится). Эти люди не станут приглашать друг друга в гости, и не остановятся поболтать на улице, но паб — это другое дело. Это — свободное, демократическое, ни к чему не обязующее пространство для общения. Вот, например, мы с Вами, встретившись впервые, поговорили, как лучшие друзья и... разошлись». Я поблагодарила милых моих собеседниц, допила свой джин и тоник, и пошла писать третье письмо из Люэса.

Разговор о пабе отвлек меня от Генриха VIII и его церковных реформ. Одним из его «нововведений» была масштабная секуляризация монастырских земель.
Живосписные развалины, «Монастырский парк» , по которым так любят бродить жители Люэса — это все, что осталось от одного из самых больших монастырей Англии.
На Фото 3 (схема монастыря, созданная художником по археологическим раскопкам) показан монастырь св.Панкратия до его расформирования в 1537 году. Я попросила местного краеведа и историка Маркуса Тэйлора рассказать об истории создания и гибели этого монастыря:

«Монастырь св.Панкратия был основан в 1081 году нормандским бароном Уильямом де Варенном. Этот великий вельможа, любимец короля-завоевателя Вильгельма, обладал несметными богатствами, в том числе землями в графстве Сассекс, где и находится Люэс. Принято считать, что в 1076 де Варенн, будучи во Франции, посетил аббатство бенедиктинскго ордена в Клуни. Монахи этого аббатства проводили почти все свое время в молчании и молитве, и особенно в молитве по усопшим. Жизнь этого монастыря произвела на барона такое впечатление, что, вернувшись в Англию, он решил непременно основать монастырь по клуниакскому образцу. По его просьбе четыре монаха были отпущены из аббаства Клуни и прибыли в Люэс, где де Варенн пожаловал им немного земли под монастырь и подарил маленькую церквушку «только что перестроенную из деревянной в каменную» — так пишется в истории монастыря — и которая была посвящена святому Панкратию. Таково было начало. А к 30-м годам XVI века монастырь святого Панкратия в Люэсе стал самым богатым и важным из клуниакских монастырей Англии. Монастыркие земли обеспечивали всем необходимым и для жизни монастыря и для помощи окружающему монастырь бедному населению. В монастырской больнице лечили как монахов, так и жителей Люэса. В монастырском доме находили приют бездомные.
Другие монастыри в Англии также владели землями, которые они не только использовали для своих нужд, но и сдавали в аренду фермерам, что приносило монастырям довольно большой доход.
Став главой церкви Англии, Король Генрих VIII, казна которого вечно нуждалась в пополнении, нашел источник, из которого можно черпать деньги. Монастыри.
В 1535—1539 годах специально созданные Генрихом комиссии провели инспекцию приходно/расходных книг монастырских хозяйств, «нашли много нарушений» и закрыли все монастыри, действовавшие в Англии. Но на этом дело не кончилось. По приказу короля были вскрыты, ограблены и осквернены мощи святых; наиболее известные из них — мощи святого Томаса Бекета (в честь этого святого названа одна из древних церквей Люэса). Казна короля была пополнена. Но и на этом дело еще не закончилось. Теперь, по приказу короля, началось разрушение самих монастырских зданий. Церкви, крытые аркады, жилые помещения монахов — все было разрушено.
В 1538 году монастырем святого Панкратия в Люэсе занялся королевский министр Томас Кромвель. Разрушение этого монастыря было делом непростым, если считать, что одно церковное здание, достигавшее в высоту сто метров, было в общей сложности больше здания современного Вестминстерского аббатства! Для выполнения этой задачи в Люэс прибыл из Лондона итальянский инженер Джиованни Портинари с командой в семнадцать человек. Они подкопали стены храма, после чего подожгли его. Все было организовано очень рационально: свинец, которым была покрыта крыша церкви, плавили в построенных для этой цели и привезенных на место действия передвижных плавильных печах, а кэнский и каррский камни, а также сассекский кремень, из которых была построена церковь, были погружены на баржи и отправлены по местной реке Уз — для жителей Люэса и его окрестностей. Камни эти были использованы для строительства домов в Люэсе, их и сегодня можно видеть, а особенно бросается в глаза Southover Grange

Здание ЗАГСа в нашем городском саду. Оно почти все построено из камней бывшего монастыря святого Пакратия».
«Ну, а как же здание вашей приходской церкви, оно ведь уцелело?» — спросила я Маркуса.
«Да,это был приют для странников... Но ведь уцелела только часть его, остальное достраивалось. Вот совсем недавно мы пристроили к нему помещение для родителей с детьми, а также купили соседний с храмом домик, где мы проводим наши приходские собрания».
Краевед Маркус Тэйлор является членом приходского собрания и помощником настоятеля прихода святого Иоанна Крестителя отца Стива Дочерти.
Отец Стив рассказал для нашего сайта об этом приходе, к какой ветви Англиканской церкви он относится, и что значит быть англиканином. Я пришлю ее в русском переводе со следующим письмом.

Добавить комментарий