Проповедь о. Владимира на пасхальной литургии, 19 апреля

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Родные, в эти дни Страстной седмицы, вообще в дни Великого
поста, в связи с сегодняшней ситуацией очень многие говорили о том, что именно
она помогает нам приблизиться к пониманию того, что было когда-то давно, две
тысячи лет назад.

Буквально вчера, в Великую субботу, об этом говорил отец
Олег. Он говорил о храме, который символизирует гроб, и о том, что пустота
гроба — <как> отсутствие множества верующих
людей...

И вот буквально вчера вечером мне присылают проповедь одного
западного архиепископа, который совершал пасхальную службу неделю назад, —
точно так же, как мы, в пустом закрытом храме.

Когда я прочитал эту проповедь, я понял, что это, наверное,
самое лучшее, что я в эти дни читал или слышал, и что лучше я всё равно вам
ничего сказать не смогу. Поэтому простите меня, я прочту чужую проповедь.

«Братья и сёстры!

То, что мы переживаем в эти дни, как ни странно, сродни
пасхальному опыту. Дни величайшей пустоты: отсутствие церковных обрядов,
отсутствие лиц, встреч, общения. Жестокая пандемия лишила нас защищённости,
отняла наши привычки, наши праздники, наши контакты, вселила в нас страх. Мы
растеряны и парализованы. Мы плохо понимаем происходящее и не способны хоть как-то
предвидеть будущее.

Разве это не похоже на то, что ощущали жёны-мироносицы
ранним утром той первой Пасхи? Не так ли чувствовали себя апостолы, пережившие
боль Страстной пятницы и безмолвие Великой субботы? Место их Учителя за столом
опустело. Самое сердце их общины утрачено. Иерусалим опустел, стал для них
чужим, да что там — враждебным. Дружеские связи между ними отравлены
предательством и изменой. И даже после того, как новая, безумная надежда
выталкивает их из дома, они натыкаются на пустую гробницу.

Не стоит слишком быстро убегать от этого переживания.
Пасхальная радость — не банальный хэппи-энд евангельской истории, когда все
живут долго и счастливо. Она не отменяет боли этого мира, не анестезирует
зияющие раны истории. Истинная пасхальная радость делает нас способными
заглянуть в пустоту, встретиться с болью: «Жено, что ты плачешь?» — столкнуться
со смертью и верить.

Именно здесь, заглянув в пустой гроб, любимый ученик увидел
и уверовал. Я убеждён, что пустота, ворвавшаяся сегодня в нашу жизнь, сродни
пустоте гроба Господня. Утром той первой Пасхи ученики начали понимать, что
пустой гроб — не просто отсутствие тела, но таинство новой жизни. И сегодня
утром мы призваны верить, что новая жизнь будет явлена нашим глазам, что новые
слова родятся из безмолвия.

Мне кажется, предстоящие дни и месяцы нам понадобится не
только мужество перед лицом неизбежных трудностей — нам понадобится новый
взгляд, способный к созерцанию, способный разглядеть сквозь боль и смерть новое
Божье творение. Подобно Марии Магдалине, мы призваны идти дальше слёз и
причитаний о том, что кажется нам утраченным навсегда, и отважно раскрыться
навстречу новым отношениям. Подобно мироносицам, мы призваны разглядеть Иисуса
воскресшего и поклониться Ему, иными словами — развернуться от себя к Богу и
через него к нашим ближним.

Сегодня наша хрупкость уже не может спрятаться за ширмой
политической или экономической или национальной гордыни — она может лишь быть
принята в доверии к Небесному Отцу и к земным братьям и сёстрам. Нам понадобится
новый взгляд на общины и общества, нам не выжить без взаимного принятия,
разделённой ответственности и любви, воплощённой в конкретных делах. Никакая
виртуальность, никакие социальные сети не заменят живого лица и живого общения.
Никто не может спастись в одиночку — сегодня эти слова обретают буквальный
смысл.

Пусть на данный момент правильнее всего сидеть по домам — я
надеюсь, что, выйдя наружу, мы будем больше осознавать тот дар, который мы
призваны принять и принести другим. Подобно апостолам, мы призваны снова и
снова повторять: мы видели Господа.

Угроза страданий и смерти, нависшая над человечеством,
заставляет нас заново осознать, как жизненно необходима этому миру пасхальная
весть о воскресении Христа и о нашем грядущем воскресении. Ибо сегодня нет
смысла твердить: «Всё будет хорошо», — и только вера в любовь, победившую
смерть, может даровать нам надежду. Без этой веры любое утешение, любая борьба
за мир и справедливость ничего не дадут мечущемуся человеческому сердцу.

Братья и сёстры, из пустоты этого гроба, из той пустоты,
которую мы ощущаем сегодня, я вновь возвещаю, что Христос воскрес.

Да вдохнет Он в нас и Церковь Свою Дух жизни, да станет эта
Пасха новым творением, чтобы хаос мира сего обрёл порядок и красоту. Да дарует
нам Господь свой взгляд, чтобы мы узрели то благодеяние, которое Он совершает
для тех, кто верит и уповает на Его Любовь. Аминь».

Да хранит вас Господь.