Тюремное служение

В 2003 году при храме была организована группа по оказанию помощи исправительной колонии 231/16 (бывшая ИК-20), Кировской обл., Верхне-Камского района, поселка Лесной.

Все началось с нескольких писем, присланных на адрес храма.

Осужденные просили о материальной помощи и моральной поддержке. Почти в каждом письме была просьба прислать посылку с продуктами, вещами и лекарствами. Первые наши посылки были по 20 кг каждому. Приходилось ехать на специальную почту, единственную в Москве, откуда отправляются крупногабаритные посылки. На первых порах нам помогала молодежная группа и добровольцы из прихожан. Все вместе отвечали на письма, собирали и отправляли посылки. В месяц по 15—20 посылок. В течение года мы буквально завалили ими склад «нашей» колонии.

Через некоторое время сестры из группы Милосердия предложили свою помощь, и с тех пор мы вместе делаем одно дело. Теперь мы координируем нашу работу: у нас есть картотека, которая помогает вести учет писем и посылок, отправленных в ИК, а также вовремя связываться с добровольцами, прихожанами храма, которые принимают участие в этом служении.

Читать далее Тюремное служение

Помощь прихожанам

В прошлом году мы решили организовать группу социальной помощи нашим прихожанам.

Несмотря на то, что в приходе много людей молодого и среднего возраста, есть также одинокие, пожилые и немощные. Братья и сестры из группы посещают престарелых прихожан, оказывают помощь по дому, привозят продукты, лекарства, готовые обеды. Мы придем на помощь, если кто-то окажется в тяжких или трудных обстоятельствах. В группе есть юристы, медики, психологи.

Мы подумали, что было бы неплохо создать Книгу Помощи нашим прихожанам. Теперь такая книга есть. Она находится за свечным ящиком и в нее могут написать свои просьбы и объявления те, кто может оказать помощь или какую-либо услугу по уходу за больным или престарелым человеком, присмотреть за ребенком, отдать что-то, например детскую кроватку или коляску и т.д. Другие могут попросить о помощи.

Пользуйтесь этой книгой!

Ответственные за это служение — Виктор Осадченко и Наталья Онайко.

Паломнические поездки

По инициативе нашей группы, чтобы сплотить и объединить наших братьев и сестер, мы решили организовать ежемесячные паломнические поездки по святым местам. Ответственная — Татьяна Акишина.

В прошлом году мы посетили обители Троице-Сергиевой Лавры, святой источник «Гремячий ключ», Новый Иерусалим, Оптину Пустынь, Марфо-Мариинскую обитель.

Монастырское служение

Наша община периодически помогает Женскому Покровскому монастырю (Нижегородская обл, Богородский р-он).

При монастыре имеется приют для сирот, богадельня для стариков. Несколько раз в году туда отправляется машина с гуманитарной помощью. К Рождеству были закуплены и отправлены гостинцы, гирлянды, игрушки для сирот и малоимущих семей.

Большую помощь в этом нам оказывают Любовь Вардановна Саркисян и Николай Веселкин.

Больничное служение

Четвертый год подряд мы поддерживаем два сиротских отделения Детской Морозовской больницы. Там находятся дети от грудного возраста до 16 лет.

Раз в месяц ответственные за это служение Вера и Анатолий Мещеряковы отвозят туда детские вещи, обувь, предметы гигиены.

Прошлым летом мы купили и установили на двух детских площадках скамейки и песочницы. К Рождеству и Пасхе готовим подарки, гостинцы и поздравления для медперсонала.

Христос воскресе!

Всех — со светлым праздником Воскресения Христова!

Пасхальная проповедь о. Владимира Лапшина:

Get the Flash Player to see the wordTube Media Player.

Памяти Наталии Трауберг

nlt.jpgРазве что на Пасху бывает у нас в храме столько народу, сколько было сегодня — отпевали инокиню Иоанну. Или, сказать по-другому, знаменитого переводчика и публициста Наталью Леонидовну Трауберг. Или известную московскую красавицу Наташу. Или…

Ей удалось соединить в своей жизни столько всего, и не просто соединить, а сплавить в каком-то удивительном, неповторимом и гармоничном узоре. О ней трудно говорить, потому что сразу хочется перейти к превосходным степеням, восхищаться, ахать — но сама она не терпела пафоса, говорила тихо и как бы между прочим, сплошными примечаниями. Люди иногда думали, что всё, сказанное ею —это только «для своих». 

Ну да, так и было, только стать ей «своим» было невероятно просто — достаточно было встать рядом и прислушаться. И уже никогда не забудешь этот голос, это лицо…

Западничество и почвенничество, либерализм и консерватизм, творческий полет и традиционность — все эти определения как-то теряли смысл рядом с ней. В ней всё это было, и было с избытком, и одно не мешало другому. Она говорила: «Как желает мирской человек? К другому — истина, а ко мне — милость, притом побольше. А наоборот?» 

Ну вот ее жизнь и была этим сплошным «наоборот».

Последние несколько лет она подолгу лежала в больницах и в хосписе, куда кладут неизлечимо больных. Люди там — комки страдания, даже отчаяния. Она говорила, что хоспис — ее дом творчества, где нет житейских забот и она наконец-то может спокойно поработать. Над переводами, над книгами и статьями, над жизнью, в конце концов. Ее последняя книга так и называется — «Сама жизнь». Точнее и не сказать об инокине Иоанне: сама жизнь.

nlt1.jpgЛюди на отпевании сегодня здоровались друг с другом, знакомились, удивлялись: как, и Вы здесь? Сколько лет, сколько зим! А вот, познакомьтесь… 

Мы верим, что так соберутся вокруг нее старые и новые знакомые и в Царствии, и ничто тогда не помешает этой радости. 

До свидания, Наталья Леонидовна!

Наталья Трауберг. Вечный покой. Памяти о. Георгия Чистякова

Написала эти слова, хотя надо бы другие — «прибежище зайцам». Именно отец Георгий, может быть только он, им рад. Собственно, мы часто употребляли их. В холодном и голодном конце 80-х мы любили поговорить о том, что свойства вроде тонкости, ранимости, учтивости уже не воспроизводятся, их всякий раз надо брать силой. Это и был ответ на загадку самого Георгия Петровича, тогда еще не священника. Без абсолютной, реальной, детской веры он бы не выдержал и часа. Для него было подвигом все то, что дается другим само собой. Так и получилось. Редкое сочетание предельной слабости и предельной силы. У него действительно не было своих сил. Все остальное было в избытке – ум, образованность, таланты. Но без камня веры он давно сгорел бы начисто или лишился рассудка.

Представляете, сколько может молитва, когда она идет из такой немощи. Я помню и ручаюсь, что отец Георгий против всякой надежды вымаливал чудеса.

Пишу, а вокруг ходят звери, которых он так любил. Фотографию собаки и кошки он называл: «И Мурка возляжет рядом с Мартином…». Он и назвал нашу собаку в честь смиренного Мартина де Поррес. Какой удивительный мир окружает христианина! Пока мы здесь, он соседствует с невыносимыми страданиями. А там их нет.

Н.Т.

О, как прекрасен покой субботний,
Отдых усталым, награда кротким.
Тихая радость Иерусалима,
Где мы желаем меньше, чем можем,
И получаем больше, чем просим.
О, Великий Город покоя,
Царства Небесного совершенство.

(Дороти Сейерс)

Священник Владимир Лапшин. Десятилетие общины

Конечно, сегодняшние литургические чтения заслуживают нашего внимания. Но сегодня у нас особенный день. Сегодня 10 лет нашей общине. И я не могу не сказать об этом. Хотя, в принципе, может быть, мне даже удастся это как-то связать и с сегодняшними литургическими отрывками.

Надо сразу оговорить, что день рождения общины это дата условная, потому что, что считать датой начала общины? День, когда впервые возникла идея создать общину и искать храм для нее, или день, когда прошло первое официальное собрание, или день, когда был подписан Патриарший указ о признании, о благословении общины, или день регистрации общины? Поэтому этих дней может быть много. Но условно примем, что в этом году этот день выпал на первое сентября.

1994-08-28-12.jpgЭто действительно была осень. Это была осень и, по-моему, действительно первого сентября или где-то в начале сентября прошло первое собрание. Тогда это была всего лишь горстка людей. Сегодня нас около тысячи. Так что, если исходить из этих позиций, то может показаться, что мы сделали очень много. Но что это были за годы. И вообще вот эта цифра — десять лет, может многих удивить, потому что многие знают, что первые богослужения начались лишь в 1996 году, т.е. казалось бы, только шесть лет. Да, службы идут только 6 лет, а 4 года были «хождения по мукам». Четыре года были мытарства. Четыре года были годами отстаивания, борьбы, когда опускались руки, когда над нами просто откровенно смеялись, когда были и угрозы физической расправы, и когда нам говорили: «вы вообще во что ввязались? вас же сотрут в порошок, от вас ничего не останется». Четыре года мы молились — там, на заднем дворе между мусорными баками, каждый год мы совершали молебен. И иногда казалось, что из этого ничего не выйдет, что из этого ничего не получится. Иногда казалось, что проще действительно отступиться, тем более что у нас был храм, где мы могли собраться — это храм святых Космы и Дамиана, и там можно было молиться, и там было хорошо. Тем более что и тот храм мы тоже восстанавливали можно сказать с нуля. Мы долбили там полы, мы рушили там какие-то лишние перегородки и т.д. Это все мы там делали своими руками, и тот храм тоже был наш.

1996-11-29_00A_Crypta-middle.jpgИ, тем не менее, мы боролись за этот храм. Порой, казалось бы, даже против своего желания, против своей воли. В общине, которая тогда сложилась, я был, наверное, самым неверующим человеком, не верящим в успех этого дела. Может быть, потому что все члены этой общины хотели этого храма, а я даже не думал, я не хотел быть настоятелем, мне было хорошо и там, где я служил. Читать далее Священник Владимир Лапшин. Десятилетие общины