Скончался Григорий Померанц


Померанц

Posted By Александр Архангельский On 16 февраля 2013 @ 22:49 In Аналитика и комментарии | Comments Disabled

Как сообщил журнал Отечественные записки, скончался Григорий Померанц — как определить его профессию? философ? не вполне? богослов? не очень? религиозный писатель? да и не писатель… глубоко верующий рассуждатель о смысле жизни.
Родился он в 1918 году, прошел войну, именно там, рядом со смертью, пережил встречу с вечностью, и больше ни о чем думать, ни о чем говорить, ни о чем писать не хотел, да и не мог.

Только о главном…
Царствие Небесное человеку, который спокойно, тихо и светло прошел тот путь, какой считал единственно правильным.
Блог Александра Архангельского

Личность и Церковь

Нескучный сад — Журнал о православной жизни

Личность и Церковь: «Я хочу, по крайней мере, быть честным»
8 (79)'2012 Главная тема 29.08.12

Должна ли Церковь участвовать в процессах, происходящих в обществе? Что значит быть христианином? Чему могут научить уроки истории? Об этом, а также о священническом служении в современной России мы поговорили с историком, философом, публицистом, протоиереем Георгием МИТРОФАНОВЫМ.

СПРАВКА
Протоиерей Георгий Митрофанов. Профессор, кандидат философских наук, магистр богословия, заведующий кафедрой церковно-исторических дисциплин, преподаватель Санкт-Петербургской Православной Духовной академии. Родился 19 марта 1958 в Санкт-Петербурге (Ленинграде). Выпускник исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета и Санкт-Петербургской Духовной академии. В 1988 г. рукоположен в священника митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием (Ридигером). С 1993 г. — член Синодальной комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви. С 1999 г. — настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла при Университете педагогического мастерства (Санкт-Петербург).

Эпоха имитаций

— Отец Георгий, у вас есть твиттер?

— Простите, а что это такое?

— Это очень популярный сейчас онлайн-сервис для общения. А страничка в фейсбуке?

— Нет.

— Но ведь сегодня общение активной части общества происходит в основном онлайн! Большую часть информации люди получают из интернета. А у вас какие источники информации?

— В интернете я провожу ежедневно не менее двух часов. Телевизор почти уже не смотрю. То есть я могу смотреть какие-то нравящиеся мне художественные фильмы, но только не выпуски новостей. Есть и третий путь получения информации, о котором многие сегодня забыли, — книга. Причем не только историческая, но и художественная. Книга побуждает человека самостоятельно мыслить. Я очень хорошо ощущаю, в частности, по нашим студентам в Санкт-Петербургской духовной академии, как растворенность в интернете делает современных молодых людей рабами этого самого интернета, точно так же, как их родители становились рабами телевизора.

— Но я все-таки имею в виду актуальную, новостную информацию. И здесь книга явно в проигрыше.

— Знаете, я уже не очень молодой человек, мне 54 года, и многие годы я занимаюсь одной исторической темой — историей Русской Православной Церкви. Как историк, как священник и как отец православной семьи я сейчас пришел к очень тяжелым выводам, которые вряд ли смогут существенно скорректировать и телевидение, и интернет вместе взятые. Меня сейчас мало интересуют судьба Советского Союза, или даже судьба Российской Федерации. Когда-то Владимир Соловьев обратился к России с вопросом: «Каким ты хочешь быть востоком: востоком Ксеркса иль Христа?» Сейчас этот вопрос уже не может звучать в нашей стране. При разных перипетиях своей истории — и будучи коммунистически тоталитарной, и будучи сейчас плутократически свободной — она выбирала быть востоком Ксеркса. Она попрала Христа. А сейчас тот же вопрос стоит перед нашей Церковью — какой она хочет быть, Церковью Христа или Церковью Ксеркса. Церковь — та самая соль, которую, по слову Христа, если она перестанет быть соленой, следует выбросить вон. Поэтому сейчас для меня важнее не потерять себя как христианина, нежели размышлять в соответствии с очередным источником массовой информации о судьбе страны, в которой я живу.

— То есть смысл христианской жизни сейчас — даже не пытаться понять, что происходит в политике, экономике?

— Я отвечу достаточно резко — вокруг ничего не происходит. Мы живем во время страшных имитаций. Потеряв в XX веке огромное количество искренних, честных и последовательных людей, готовых воплощать каждое свое слово в дело, мы создали общество, в котором имитация является способом существования с наименьшим количеством проблем. Раньше у нас вставали люди на трибуне и говорили, что строят коммунизм. Они даже не понимали, что говорят. Это были просто слоганы, которые давали им определенного рода возможности для существования. Теперь иногда другие, а иногда и те же самые люди так же говорят о Святой Руси, о великой России. Слова обесценились, но с их обесцениванием произошло своего рода выхолащивание духовной сути из всякого дела. Мы живем в эпоху ролевых игр как в жизни государственно-политической, так и жизни семейно-бытовой. Поэтому я не могу сделать выбор между Поклонной горой и Болотной площадью, например. Для меня там все чужие и одновременно до боли узнаваемые — в своем желании казаться, а не быть. Мне кажется, мы переживаем стадию угасания таких форм политической жизни, которые хоть на что-то способны повлиять.

— Тогда остается, действительно, только читать книги и ходить в Церковь.

— Вы произнесли слова, которые я не выношу: «ходить в Церковь». Если мы живем по принципу «ходить в Церковь», значит, мы вне Церкви. Церковь — это христиане, верующие во Христа. Я не могу ходить в самого себя и выходить из самого себя. Я либо есть, либо нет. Как говорил Петр Чаадаев, «христианином можно быть одним образом — это быть им вполне». Читать далее Личность и Церковь

Аргументы и Факты


Аргументы и Факты

ОБЩЕСТВО » Pussy Riot вынесен приговор. Расколет ли это православных?

Автор: Юрий Белановский

Итог — два года в колонии общего режима. Финита ля комедия. То о чем с марта месяца в православной среде ходили слухи, сбылось в точности. Страшно.

Важную роль во всей истории играли православные. Собственно вокруг Церкви все и строилось, даже в обвинительном приговоре. Наконец-то россияне увидели церковных людей, что называется «в деле», осознали, что они не однородны, что верующие способны быть не только милосердны, но и жестоки. Но вот, что интересует многих и до приговора оставалось без ответа, так это вопрос: изменится ли что-то в жизни православных теперь? Способно ли тюремное заключение активисток группы Pussy Riot расколоть Церковь?
Что значит быть христианином?

В обществе, да и у многих православных, сложилось впечатление, что принадлежность к Церкви может зависеть от отношения к процессу над Pussy Riot. Распространено мнение, что согласие или несогласие с приговором, с позицией церковных спикеров, священников, разного рода православных активистов и тем более с мнением Патриарха является своего рода условием принадлежности к Русской Православной Церкви. На самом деле это не так.

Что значит перестать быть христианином? Это значит перестать быть учеником Господа Иисуса, то есть признаться, что больше не веришь во Христа, что Он для тебя не Истинный Бог, не Учитель, не Господин. Так же – это признать, что заповеди Христа к тебе не имеют никакого отношения, что христиане — более не братья и не сестры, а чужие. Иными словами, нехристианин – это тот, для кого Евангелие ничего не значит. Нехристианин – автоматически и не член Православной Церкви.

А что значит перестать быть членом православной Церкви? Я как-то писал, что Церковь — это собрание христиан вместе со своим Учителем – Господом Иисусом Христом во главе. Безусловно, собрание это иерархическое, имеющее границы и определения своей веры, имеющее свои дисциплинарные нормы. Но, все же, это именно собрание учеников, которые в конечном итоге все равны перед Учителем. Нецерковный – это тот, кто, во-первых, отвергает известные и вполне немногочисленные основы православного вероучения. Во-вторых, оправдывает, одобряет, поощряет зло, безнравственность. Критерием для различения добра и зла являются заповеди Христовы. И, наконец, отвергает Церковь, как институт и отвергает церковную иерархию. На самом деле все эти критерии в известной мере размыты, поэтому скажу более конкретно. Если человек верит во Христа Сына Божьего, если он крещен в Православной Церкви и сам себя признает членом Церкви, если старается соблюдать заповеди Божьи и жить нравственно, если так или иначе участвует в церковных молитвенных собраниях и Причащается, если признает церковную иерархию, то он без сомнения православный христианин.

Для иллюстрации приведу два факта. Сегодня уровень христианского образования крайне низок у очень многих православных христиан, но при этом, совершенно справедливо, это ни на что не влияет. До сих пор в крупных городах ходит очень правдивый анекдот про деревенскую веру старушек, для которых Троица – это Иисус Христос, Святой Николай и Богоматерь. Я много раз убеждался в беседах с пожилыми священниками, хорошо знающими людей, что даже такое чудовищное с формальной точки зрения искажение веры никак не влияет на принадлежность к Церкви «простаков», которые без сомнения — православные христиане. Кстати, если доверять опубликованным в СМИ репликам православных «потерпевших» во время суда над девицами из Pussy Riot, то неизбежно понимаешь, что они не далеко ушли от упомянутых старушек.

И второе. Многие знают о деятельном участии Русской Церкви в жизни Советского государства в годы Великой отечественной войны. Церковь участвовала не только словами и молитвами, но прославлением советских властей и сбором средств для советской армии, что беспрецедентно для церковной истории. Однако мало кто знает, что и по другую сторону линии фронта – на оккупированных территориях и в Европе была Православная Церковь, благословлявшая германские войска и проклинающая большевиков. На стороне немцев воевали в том числе и православные.

Очень важно понимать, что в самом конечном итоге принадлежность к Церкви определяется личными отношениями человека и Бога и тут уж ничего не поделаешь.
Будет ли раскол?

Начну с утверждения, что ни выходка Pussy Riot в Храме Христа Спасителя, ни полугодовые жесткие дискуссии о судьбе арестованных девушек, ни кажущиеся абсурдными следствие и судебный процесс, ни совершенно не поддающийся здравому смыслу приговор не в состоянии сколь-нибудь нарушить целостность и единство Русской Православной Церкви. Равно невозможно представить ситуацию, чтобы кого-то выгнали из Церкви из-за Pussy Riot или чтобы кто-то «хлопнул дверью».

Напомню, что Церковь — это собрание и оно существует ради Христа и жизни с Ним, а не ради навязывания своей позиции по Pussy Riot. Как бы люди не спорили, как бы не были различны их оценки, придя в храм к Причастию, если они настоящие христиане, они вместе подойдут к Чаше и причастятся из рук священника, мнение которого может быть совершенно отличным от их. Из опыта своей церковной работы я знаю, что подавляющее большинство православных христиан внутренне понимают и переживают церковность не как принадлежность к некоей «административной структуре», а как живую причастность сообществу братьев и сестер, объединенных верой и общением с Живым Богом. И это очень традиционно для Православия.

Напомню, так же, что свобода Церкви и ее целостность были «куплены» в безбожные советские годы очень дорогой ценой. Для слишком многих людей, вернее для слишком многих истинных христиан и учеников Христовых Церковь – не просто золоченый храм с батюшкой, априори говорящим «истину в последней инстанции». Церковь – это то, ради чего они жили и живут, то, что они лично созидали и созидают своими руками, своими умениями, своими талантами, своим временем. Церковь – это их дом, их семья, их жизнь. Да в этом доме сейчас разногласия, а где-то и вражда. Слишком многим, в том числе и мне процесс над Pussy Riot кажется жестоким и бессмысленным. Но уйти из дома, бросить родных и близких, отречься от самого дорого, что у тебя есть – это невозможно. Церковь для христиан не может перестать быть Церковью.

Будут ли последствия для церковной жизни? В краткосрочной перспективе, думаю, нет. К сказанному выше по сути, добавлю одно замечание. Когда-то давно мне понравилась фраза Честертона в его книге «Вечный Человек»: «Татары захватили Китай, а китайцы, по всей видимости, почти не обратили на это внимания». Подавляющее большинство нынешних россиян, в том числе и церковные люди, вышли из СССР. Это определяет сегодня слишком многое. Частью менталитета народных масс стала атрофия воли к добру и правде, даже при ясности ума и нравственного чувства. Поэтому, хоть Pussy Riot и захватили информационное пространство, в том числе и церковное, верующие большей частью, по всей видимости, почти не обратили и не обратят на это внимания.

Что же касается долгосрочной перспективы, то... семя брошено в землю и обильно полито. Как бы ему не оказаться зубом дракона...

Владыка Антоний Сурожский о роли Церкви в современном обществе

Get the Flash Player to see the wordTube Media Player.