Проповедь о. Владимира на всенощном бдении 9 декабря 2023 года

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы с вами не раз говорили о том, что этот отрывок, это евангельское зачало — этот отрывок очень красивый, кинематографичный такой. Он так и просится снимать его. Вот эта сцена. Раннее утро в Палестине. Весна. Туман. По дороге идут два человека, кто-то их нагоняет, начинается разговор… Это прямо начало для фильма об Иисусе Христе. Здесь это в самом конце Евангелия, а это можно поставить в начало. И начинается разговор, и идет рассказ обо всем, что было до того, скажем так. Но помимо того, что этот отрывок очень красивый, он еще и очень важный, информативный, он заставляет о многом-многом задуматься. Здесь всё важно.

Ну с самого начала. Женщины пришли — мы знаем это из предыдущего отрывка, — рассказали ученикам, но ученики не поверили, слова их показались пустыми. Но Петр побежал. Почему? Что им двигало, Петром? Надежда! Надежда, которая не постыжает. И на обратном пути он встретился с Иисусом Христом. В этом же отрывке мы читаем, как остальные ученики рассказывают, что Господь истинно воскрес и явился Симону, Симон Его видел уже воскресшего. Это очень интересно.

Здесь можно было бы говорить о том, почему ученики уходят из Иерусалима. Да тем более, они уходят, когда уже стало известно, что Он вроде бы воскрес, гроб Его пуст, что женщины видели ангелов. Эти ученики в курсе этого: очевидно, они были там вместе с остальными, когда женщины пришли, возвестили это. Кто-то не поверил, Петр побежал — а эти решили просто уйти. Собрали свои вещи и ушли из Иерусалима. Почему? Разочарование? Мы об этом мы много раз с вами уже говорили. Да, разочарование. Говорят, мы-то думали, Он Тот…а Он непонятно вообще что — хотя, правда, там что-то говорят! Это же тоже очень важный момент. Как часто мы́ разочаровываемся в Иисусе! Мы-то думали, Он сейчас нас сделает сытыми, богатыми, здоровыми. Где всё это? Нет этого всего. Более того, обстоятельства жизни становятся всё труднее и труднее. Зарплата не увеличивается, цены поднимаются. Куда бежать. Об этом тоже стоило бы поговорить.

Здесь очень важный момент, что Он начинает с ними разговаривать — разговаривать о том, что именно так и надлежало пострадать Христу. Разве вы, говорит, этого не знаете? Откуда они это могли знать? Ну, во-первых, Он и Сам предупреждал, и говорил об этом. Но еще и в Ветхом Завете всё это было: «начав от Моисея, из всех пророков Он изъяснял им»! Многие из так называемых христиан слушают эти слова: «Да? И у Моисея, оказывается, что-то там было! И у пророков». Но залезть в Ветхий Завет, поискать и посмотреть — в голову мало кому приходит. А ведь там, в Ветхом Завете, всё о Христе. Многие христиане даже считали, во II, в III веке считали, что Ветхий Завет вообще надо выбросить. Что никакого отношения к христианству он не имеет, что Христос пришел и всё это отменил и так далее. Да нет, нет! Весь Ветхий Завет — о Христе. Там более семисот пророчеств о Нем, более семисот мест, которые называются мессианскими! Это же важно знать. Ну хотя бы поинтересоваться, хотя бы основные какие-то.

Очень интересный, конечно, момент — что Иисус, с одной стороны, догнал их, не дает им вроде как бы уйти. Но с другой стороны, Он не навязывает Себя, Он не давит на них. Когда приходят в Эммаус, Он делает вид, что хочет идти далее, Он собрался идти дальше. Они сами должны Его остановить, они сами должны… Вот это в нашей жизни тоже очень важно. Мы всё ждем, когда же Он нас схватит за руку и потащит в Царство Божие. Мы́ должны этого хотеть, мы должны Его молить об этом. Мы должны Его останавливать, чтобы Он не ушел. Вот это очень важный момент.

Ну и самое главное, на что мне хотелось сегодня обратить внимание, — тоже как-то говорили, но редко, редко об этом говорим, — это то, что Они узнают Его в преломлении хлеба. И Он тут же становится невидимым для них. Вот это очень-очень важно. Мы Его не видим в нашей жизни. Но и в нашей жизни есть огромное количество каких-то знаков, указывающих на Него. И в нашей жизни есть это преломление — таинство Евхаристии. И в нашей жизни есть возможность собираться вместе — а Он говорил: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них». Вот это очень важно: собираться не просто, чтобы увидеть друг друга, а собираться во имя Его, ради Него, когда это встреча с Ним — вот это очень важно. Потому что мы-то часто… мы собираемся, приходим — но приходим для себя, ради себя!. А надо ради Него приходить. Вот это очень важный момент такой.

И очень важно, очень важно сохранять эти знаки. Вот как мы будем читать в Евангелии от Иоанна, очень отрывки из Евангелия от Иоанна. Как они пошли ловить рыбу и ничего не поймали. А потом закидывают сеть по слову какого-то Незнакомца, и она полна. И один из учеников сразу узнает в Нем Иисуса Христа! Потому что такое уже было. Ведь в нашей жизни тоже много раз что-то было такое, когда мы обращались к Нему, и Он делал это, исполнял это, и мы это знаем! А не горело ли в нас сердце наше? Ведь как часто и у нас бывает, горит сердце, когда мы читаем хорошую книгу. Или там я не знаю, где-то… сейчас в интернете очень часто какие-то интересные люди. Вчера буквально вечером мне прислали ссылку — беседы отца Иоанна Гуайты из соседнего храма. Это же там столько, так интересно — сердце горит! Слушаешь, и прямо вот — Христос через него говорит! Вот Христос. Да, в лице Иоанна Гуайты. Но это Сам Господь пришел и вещает. Важно эти моменты, вот такие моменты ценить и беречь. Очень часто люди говорят: «Зачем мне Церковь? У меня Бог в душе. У меня Бог внутри, и я как-нибудь разберусь». Но это отговорки. Именно вместе, быть вместе, держаться друг за друга. Но не только ради себя, а ради Христа прежде всего. Ценить те моменты, когда горит в нас сердце, когда мы слышим что-то такое, явно от Бога когда это идет.

Таинство Евхаристии. Собственно, слово «Церковь» означает «собрание» — собрание людей вокруг вот этого таинства, вокруг Евхаристии. Для апостола Павла, если вы почитаете Послание к коринфянам, для него Церковь и евхаристическое собрание, причащение Тела и Крови Христовых — это одно и то же. Когда он говорит о преломлении хлеба, он имеет в виду Церковь, когда он говорит «Церковь», он имеет в виду то, что люди собираются вокруг Евхаристии, ранней Евхаристии. Он прямо пишет к коринфянам: «С сожалением узнал, с ужасом, можно сказать, узнал, что, когда вы собираетесь вместе, то собираетесь не для братской трапезы, не для преломления хлеба». «А для чего вы тогда собираетесь?» — он спрашивает. Это очень важный момент.

Давайте задумаемся об этом. Потому что в этом отрывке буквально всё, всё о христианстве, всё о Евангелии, всё о таинствах, всё об Иисусе Христе.

Да хранит вас Господь!