Проповедь о. Владимира на литургии 07.11.2021

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Ну, притчу о богаче и Лазаре мы, наверное, очень хорошо знаем, много раз ее читали, много раз над ней размышляли и говорить о ней в том смысле, <чтобы> добавить что-то новое, практически невозможно. Единственное, может быть, стоит еще и еще раз вспомнить о том, что имя богача даже не сохранилось, а нищего, Лазаря, мы знаем по имени, имя его вошло в историю. О чем это свидетельствует? Мы всю жизнь тратим на то, чтобы чего-то добиться, что-то, вот, накопить, скажем так. Но Господь говорил, что жизнь человека на зависит от его имени. Богатый жил блистательно, но кончил плохо. Нищий мучился, страдал, но он — на лоне Авраамовом, в Царстве Божием, и имя его вошло в историю. И вот, каждый пусть сам выбирает, что для него важнее, чего он хочет. Но сегодня я хочу обратить ваше внимание на апостольское зачало. Апостол Павел настаивает, что Евангелие, которое он благовествовал Галатам и всем другим основанным им Церквам, не есть человеческое, но что получил он его от Самого Иисуса Христа. От Бога через откровение Христа. Почему? Почему он так настойчиво это доказывает? Его обвиняли в том, что он исказил проповедь апостолов. Что он проповедует не то, что заповедал Христос, не то, что проповедуют другие апостолы. И вот Павел настаивает на том, что он проповедует то, что он сам получил непосредственно от Христа. Знаете, есть такая, ну, не знаю, притчей ее и не назовешь, но мне приходилось читать, что то, что я чувствую, то, что я проживаю — это одно, когда я пытаюсь это осмыслить — это уже немножко что-то другое, когда я пытаюсь облечь это в слова, рассказать кому-то об этом — это уже третье, а то, что ты услышал — это уже четвертое. А уж то, что ты из этого понял и принял для себя — это уже пятое. А если ты попытался это пересказать еще кому-то, то цепочка эта продолжается, и там будет уже десятое, и двадцатое, и тридцатое. Поэтому очень важно — очень важно! — обращаться к первоисточнику. Очень важно получать информацию, получать что-то, вот, необходимое для жизни из самого первоисточника. А самый первоисточник для нас для всех — Христос. Ну, и конечно, его Священное Писание, Евангелие, вот, то, что сохраняется в течение уже многих веков и тысячелетий. Да, конечно, переводы! Каждый перевод это уже немножко какое-то иносказание, немножко какое-то толкование и так далее, но тем не менее, Священное Писание, как мы считаем, в неповрежденном виде сохраняется до сего дня. Почему важно обратить вот на это внимание? Да потому что сегодня — да и не только сегодня, наверное, это было и раньше, в девяностые годы это особенно было, и в двухтысячные, и сейчас, оказывается, и сейчас это все продолжается — люди мечутся в поисках гуру, в поисках учителей, авторитетов. Старцы, какие-то там знаменитые проповедники, какие-то там книжники, учители и так далее. У нас один Учитель — Иисус Христос, вот, Его нам надо спрашивать, и от Него надо получать ответы. На самом деле, Он отвечает. Нужно только прислушиваться. Он посылает знаки, Он иногда говорит прямо открытым текстом. Ты еще не успел спросить, а уже понимаешь, что Он тебе отвечает. Главное только не пропускать этого. Мы очень часто говорим: «Вот, я Его не понимаю , я Его не слышу.» Это <означает>только то, что нам не хочется Его понимать, нам не хочется Его слушать. Потому, что Он говорит не то, что нам хотелось бы. Поэтому мы делаем вид, что ничего не поняли. На самом деле, все понятно. Надо только быть честными перед собой и перед Богом. Святой апостол Иоанн писал: «Вы не нуждаетесь, чтобы вас учили другие, чтобы вас кто-то чему-то учил. Вы сами уже должны быть учителями для этого мира.» Так что, вот, родные мои, давайте… Это очень важный момент! Мы часто говорим, что в Христианстве самое главное — это личная встреча со Христом. Это, действительно, вот, — спросить Его и услышать ответ. Без этого Христианства не бывает. Без этого это будет ну «изм» какой-нибудь, я не знаю, или еще что-то. Так что давайте, родные мои, учиться, давайте учиться обращаться к Богу и, самое главное, слушать. Слышать и слушать. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на Всенощном бдении 13.10.21

(Лк 1:39-56) Во имя Отца и Сына и Святого Духа. И так, сегодня мы с вами совершаем один из самых любимых на Руси праздников. Праздник, хотя и не двунадесятый, то есть не один из самых-самых главных, но, тем не менее, очень великий, любимый в народе. Не случайно в самом центре Москвы, храм на Красной Площади – Покровский собор. Правда, его принято называть храмом Василия Блаженного, потому что там подвизался Христа ради юродивый Василий блаженный, на паперти этого храма. Но, в принципе, храм Покровский, храм Покрова Пресвятой Богородицы. И во многих городах, в самом центре города, если есть кремль, то в кремле или на Соборной площади обязательно храм Покрова Пресвятой Богородицы. И конечно, для нас сегодня, может быть, даже не так важно происхождение этого праздника, сколько его идея, понимание его значения сегодня для нас. Это выражение нашей веры в то, что у нас есть Небесная Заступница. У нас есть Тот, Кто предстоит Престолу Божиему и молит Бога о нас, несмотря на наши немощи, несмотря на наши грехи, несмотря на наши падения. У нас Тот, Кому мы близки, кому мы дороги; Тот, Кто отмаливает нас, отмаливает и покрывает нас своим Покровом, своей любовью покрывает нас в этом мире. Но, на самом деле, и происхождение праздника тоже имеет огромное значение для нас. Это очень-очень важный урок в понимании того, что есть христианство, понимании того, как мы должны относиться к миру, как мы должны относиться к людям. Важно, что этот праздник возник в XII веке на Руси, хотя связан с событием, которое было в X веке в Константинополе, в Византии. Интересно, что даже если этот праздник когда-то и был там, в Константинополе и в Греции, то потом про него благополучно забыли. И сейчас этот праздник, если они его и знают, то только из России. А на Руси он всегда был почитаем. И вот это очень важно, ведь этот праздник связан с событием, которое, в современной истории, можно было бы сказать, не принято вспоминать. Потому что этот праздник, возникновение этого праздника, связано со страшным поражением наших предков, славян, которые пытались захватить Константинополь. И вот, по мановению Пречистой Матери эти войска захватчиков, которые пришли с севера к Константинополю, были разбиты, корабли потоплены. Вообще, это было такое сокрушительное поражение, и вот несмотря на то, что это было наше, казалось бы, поражение, что же тут праздновать, наши предки в честь этого события установили праздник. Потому что для них было не так важно, что это «наш или не наш». Для них важно было, что нечестивые язычники пытались разграбить благочестивый Константинополь. Почему я на это обращаю внимание? Потому что мы сегодня делим людей — наши, не наши – по каким-то партийным признакам, по национальным. Неважно, пусть воры, пусть злодеи, зато наши, а там не наши. А раз не наши, значит, на них надо навешать всех собак. Значит они плохие, только потому, что не наши. Вот для наших предков это было не так. Наши предки не так понимали отношение к людям. Неважно – наши, не наши, а важно: вот это злодей, и Матерь Божия их наказала. А вот эти люди молились Божией Матери, и Она их защитила. Вот об этом мы должны всегда помнить. А вообще лучше не делить ни на наших, ни на не наших. Господь ясно нам сказал: не судите, да не судимы будете. Давайте будем об этом помнить. Да хранит вас Господь. "

Проповедь о. Георгия Завершинского на Литургии 14.10.21

(Евр 9:1-7, Лк 10:38-42, 11:27-28) Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Молитва и храм есть благая часть, которая не отнимется от нас. Странное положение вещей: активная, всё продумавшая, обо всём позаботившаяся Марфа вдруг отошла в сторонку. Оказалось то, что она делала, не столь важно, как нечто иное, которое евангелист Лука называет благой частью. Что же это такое – благая часть? Мы пришли в этот мир, чтобы его изменить, улучшить, устроить так, чтобы нам и следующим поколениям, нашим детям, жилось хорошо, радостно, светло, чисто, благородно, справедливо. Мы готовы прикладывать все силы, и лучшие из нас возможно даже приносят в жертву себя ради лучшего, более справедливого устройства. Но, всё равно, надо постоянно что-то делать, надо постоянно думать, устраивать, заботиться. И вдруг, ты заботишься, суетишься, а одно только нужно. Ну как же, Господи, надо же это сделать. Кто же их вырастит, детей, кто же с внуками, внучками посидит. Ну кто же их устроит так, чтобы они ходили в церковь, узнавали о Боге, читали Библию. И вот включается этот круговорот жизни, из которого, бывает очень нелегко выйти, вырвать себя, как барон Мюнхгаузен из болота, себя за волосы вытащить. Это невозможно, и невозможное оказывается возможным, и вот мы здесь с вами, словно Покровом Пресвятой Богородицы покрыты. От чего, от кого? Да от самих себя! От тех, кто пришёл перестроить мир, чтоб изменить его, наладить. К чему это привело? Многие задумываются: откуда это взялось – этот вирус, эта пандемия, землетрясения, цунами, я не знаю, потепление глобальное, откуда? От сверх активности человеческой, откуда ещё? Но не будем всё валить в одну кучу, не нам разбираться. Но, всё-таки, учёные уже сделали выводы, в согласии друг с другом. Лучшие умы человечества сказали: да, это наша с вами деятельность, активная, чрезмерная, по устройству нашей жизни по каким-то там передвижениями, перемещениями, потому что послезавтра жизнь здесь будет хуже, чем завтра. Если построить последовательность событий, чтобы послезавтра было лучше, чем завтра. Вот это влияние, и никуда от этого не денешься. Почему же? Зато приходим вольно или невольно к ответу – что такое благая честь. Вот мы здесь собрались, и вот в данный момент не производим ничего, не заботимся, чтобы обустроить нашу или общую жизнь в этом мире, в человечестве, к лучшему. Мы просто с вами пребываем. И вот тут ответ сам собой: Он, Который среди нас, Он рад этому больше, чем всякой нашей деятельности – активной, умственной, разумной, интеллектуальной или какой-то иной – вот просто присутствуем. Просто быть рядом, у ног, как Мария. И она почти не появляется больше. Когда Христос идёт воскресить Лазаря, то Марфа выходит Его встречать, а Мария остаётся где-то дома. Вообще её фигура только в одном месте так активно выходит на передний план, скажем так, где речь идёт о благой части. Пребывая со Христом, в Его присутствии. Почему? Потому что и наше с вами присутствие дорого Богу. Оно дорого тем, что мы это отдаём Ему. Уже не это, а себя самих отдаём Ему, не думая ни о чём прочем. Но наступает момент истины, наступает момент соприкосновения, соприсутствия, сопребывания с Богом. Бездеятельного внешне, но необычайно активного и деятельного внутри. Что, как говорят святые, и один из них, преподобный Силуан Афонский говорил, что молитва это самый тяжёлый труд, на который способен далеко не всякий человек. По-настоящему совершённый труд молитвы, пребывания, присутствия с Богом, ощущения, поддержания своего присутствия в лице, перед лицом Божиим, в Его присутствии необычайно трудно. Это усилие требуется, и это состоялось и продолжалось. Вот по тому и дорого это, этот труд не напрасный. Этот труд не внешний, невидимый. Пребывание бездеятельно, не продуктивно внешне – ведь никакой мир от этого не улучшится. Мы много молились, во многих храмах, но вот пандемия пока она естественным, природным путём не ослабнет, не войдёт в число обычных сезонных болезней, вот так оно и будет. Но некоторые говорят, что можно, и человек действительно делает то, что нужно в данной ситуации. Но пребывание превосходно тем, что Бог, помимо всякого иного дела, ценит наше просвещение, нашу преданность, осуществлённую молитву, о которой нам говорит сердце. Сердце не молчит, сердце активно и деятельно. И оно вызывает к жизни всё остальное, окружающее нас – тело наше, разум, чувства. И вот, выйдя из храма, мы совсем другие люди, и окружающий нас мир совсем иной, он преобразился так, как этого хотел Бог. Нет, не нашими руками., не нашими сверх активными действиями, которые, как мы видим иногда, бывают чрезмерными, даже агрессивными в отношении окружающего мира. Нет, помимо этих действий, благодаря тому, что Бог любит этот мир и Сына Своего отдал, чтобы всякий из нас, пребывающий в Его присутствии (добавим эти слова), не погиб, а имел жизнь вечную. Аминь.

Проповедь о. Владимира на литургии 3 октября 2021 г

Кор 4:6–15; Мф 22:35–46;

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Естественно, что в эти дни, в дни праздника Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня мы говорили в основном о кресте, о его значении для христиан, о том, что он значит в нашей жизни. Основная мысль, наверное, всех этих наших рассуждений заключалась в том, что крест — это есть знак, символ искупительной жертвы Иисуса Христа. Той жертвы, через которую мы рождаемся в новую жизнь. Обычно мы под искупительной жертвой Христа понимаем именно само Богораспятие, Его добровольное восшествие на Крест. Но на самом-то деле — и мы с вами не раз об этом говорили — искупительная жертва Иисуса Христа начинается с Боговоплощения, с зачатия этого Богомладенца, с Его рождения в этот мир. (1:07) Бог стал человеком, Бог принял на себя всю боль, все страдание этого мира, Бог разделил с нами все тяготы этой жизни, человеческой жизни. Это искупительная жертва Иисуса Христа. Крест — это вершина, это венец, это последний главный штрих этой искупительной жертвы. И, как мы уже сказали, через эту искупительную жертву Иисуса Христа мы рождаемся в новую жизнь. То есть крест — это не только страшное орудие казни, орудие смерти. Для нас крест — это средство, орудие рождения в новую жизнь, в новый мир. (2:11) Через Крест, через искупительную жертву Христа мы получаем возможность стать причастниками божественной жизни. Или, как апостол Петр пишет в одном из своих посланий, «стать причастниками божеского естества». Именно поэтому мы прославляем Крест, именно поэтому мы поклоняемся ему. Но вот сегодня, в Неделю по Воздвижении, то есть в первое воскресенье после праздника Воздвижения Креста, Церковь напоминает нам о том, что есть одно маленькое «но». (3:00) Для того чтобы воскреснуть вместе со Христом, для того чтобы вместе с Ним войти в жизнь вечную, для того чтобы вместе с Ним стать соучастниками, причастниками жизни Пресвятой Троицы, — нужно вместе с ним и умереть. Вместе с ним сораспяться, как пишет апостол Павел: «Я сораспялся Христу, я умер для этого мира». Сам Господь говорит в Евангелии, которое мы сегодня слышали: «Кто хочет следовать за Мной, — „кто хочет следовать за Ним и в этой жизни, и в жизнь вечную“, — отвергнись себя, — то есть „перестань жить для себя, забудь о себе“, — каждый день бери свой крест, — в Евангелии от Марка специалисты по греческому языку говорят, что именно в Евангелии от Марка как раз употреблен глагол, подразумевающий не просто „однажды возьми свой крест“, а „каждый день, постоянно бери свой крест“, — и иди за Мной». (4:19) Вот это вот — _умереть_, вместе со Христом. Мы можем вспомнить отрывок из Послания к римлянам, которое всегда читается при совершении Таинства Крещения — что мы умираем, на крещении мы умираем со Христом и рождаемся в жизнь новую, жизнь для Бога и с Богом во Христе Иисусе. «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» — вот облечься во Христа. Облечься — но для этого сораспяться вместе с Ним. Мы очень часто удивляемся, почему наше христианство так мало <эффективно>, скажем так. (5:10) Нет каких-то плодов: достойных плодов покаяния, достойных плодов новой жизни… Много жалуются на то, что через несколько лет, лет через десять, пятнадцать лет церковной жизни, становится скучно, наскучивает как-то, становится неинтересно. Люди уходят из Церкви, расцерковляются. Или так до конца и не воцерковляются. Почему всё это? Да потому что вот это _главное_ не происходит. Для того, чтобы родиться в новую жизнь, нужно умереть для старой. Нужно умереть для старой жизни. Если мы не умерли для мира сего, если мы не сораспялись Христу, — то как мы родимся в новую жизнь? (6:04) Как мы родимся в жизнь вечную, если мы не умерли для этой жизни в этом мире?

Вот это заставляет нас о многом задуматься. Церковь напоминает нам, мы много раз с вами говорили о том, что по крайней мере праздник Кресту мы совершаем три раза в год: в Воздвижение, в Крестопоклонную неделю Великого поста, потом в праздник Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. То есть, они распределены по всему году, эти три праздника. И каждый раз мы размышляем об этом, говорим об этом. Но мы говорим, говорим, говорим, но ничего не происходит. Ничего так и не происходит. В этот раз Церковь нам вновь и вновь напоминает о том, что такое христианство, что такое быть христианином, что значит крест для каждого из нас. (7:03) Огромная возможность, великий дар Божий. Но это и призыв — это призыв к каждому из нас задуматься о нашем христианстве, о наших отношениях с Богом, о нашем отношении к Кресту Господню. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Олега на литургии 24 сентября 2021 г

1 Кор 4:1–5Мф 23:1–12

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Сегодня день памяти одного из, можно сказать, современных святых: все-таки святой XX века, меньше ста лет назад жил на земле и можно было застать еще на нашем веку непосредственных учеников старца Силуана. И тот, кто о нем рассказал, архимандрит Софроний, достаточно долгую жизнь прожил; теперь он тоже уже канонизирован как святой. Были и другие у него ученики, последователи. Например, архиепископ Серафим Родионов, который был архиепископом Цюрихским и умер только в 96-м году. И те, кто искал учеников старца Силуана, приезжали к нему, находили его… (1:07). То есть, действительно, это святой совсем недалекий от нас по времени, святой, который проповедовал вот то, о чем сегодня говорится в литургических чтениях, — как сейчас мы во время утрени его прославляли за то, что он проповедовал милосердие Божие, всепрощение Божие, любовь Его ко всему человечеству и к каждому человеку. И это то, о чем говорит и апостол Павел, когда говорит, что «когда откроются помышления сердец человеческих, тогда каждый получит награду от Бога». (2:02) Нам часто кажется, что наоборот: когда откроются помышления — что ж мы будем делать? Сколько… А апостол Павел верит в то, что намерения чище, чем то, что получается у нас; что, в общем, намерения людей даже чище, чем они сами подозревают, может быть; что, в общем-то, мы все хотим добра, как мы его понимаем. И Господь это увидит, и это оценит, и по этому будет нас судить — по тому, что было в нашем сердце. И вот это важно: эта вера и в милосердие Божие, вера и в человека, в то, что нет людей окончательно злых, что всегда есть какие-то добрые намерения в сердце, которые откроются и которые Господь примет. (3:10) И Господь в Евангелии то же говорит Своим ученикам, осуждая фарисеев за то, что откровение Божие о любви Божией, о Его милосердии, фарисеи, занявшие места проповедников, Моисеево седалище, превращают в религию закона, религию предписаний, которые трудно исполнимы для людей, накладывают «бремена неудобоносимые». И вот эта подмена — это самое страшное, что может случиться в нашей духовной жизни. (4:08) Так что вот это всё нам напоминает сегодня о самом главном — о том, что Господь пришел, чтобы всем людям спастись и прийти в познание истины. И да, нет человека окончательно конченого на земле, и надо стремиться видеть это и в других людях и верить, что и в нас это есть. Как бы мы иногда, может быть, плохо о себе ни думали и к себе ни относились плохо — всё-таки образ Божий, хотя и затемнен, но не уничтожим в человеке. И вот, давайте об этом будем помнить. Аминь.

Проповедь о. Владимира на литургии на Рождество Богородицы. 21.09.2021

Флп. 2:5-11, Лк 10:38-42, 11:27-28

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. И так, сегодня мы с вами празднуем Рождество Пресвятой Богородицы. И мы с вами уже не раз обращали внимание на то, что в этот день на аналое, по крайней мере в нашем храме, лежат две иконы: Рождество Пресвятой Богородицы и Успения Пресвятой Богородицы, символизирующие собой начало и окончание церковного года. Вы знаете, что с сентября год начинается, именно в сентябре мы празднуем Рождество. В августе церковный год заканчивается – последний праздник августа это Успение Пресвятой Богородицы. Но это не только начало и конец церковного года – это начало и осуществление Евангелия. Не случайно сегодня в тропаре мы поём: «Рождество Твое, Богородица Дева, радость возвестило всей вселенной». Евангелие в переводе на русский язык означает радостная весть, радость. Рождество Богородицы являет миру радость. В Успении эта радость исполняется, осуществляется. Мы очень часто говорим, люди говорят, ну как можно всерьёз это принимать? Как можно в это верить, об этом даже в Евангелии ничего не говорится, ни о Рождестве Богородицы, ни о Её Успении. В Евангелии ничего не говорится, а почему вы это празднуете? А как в это не верить? Если мы верим, Иисус Христос жил на земле, что это реальная историческая личность, наш Спаситель, и что Он рождён был женщиной. Значит и эта женщина должна была родиться. А если Она была женщиной, обычной, смертной, как мы все, такой, как все, значит, Она и умереть должна. То есть Рождество Богородицы и Её Успение это два неоспоримых факта. Если мы называем себя христианами, если мы верим в то, что Иисус Христос жил на земле, то значит, и это всё было. Поэтому мы верим в то, что с этого момента начинается евангельская история. Но речь даже не об этом сегодня. Мы празднуем день рождения дорогого, близкого нам Человека, который когда-то, очень давно жил на этой земле. Но этот Человек нам дорог, это Человек близок нам, и мы верим в то, что и сегодня этот Человек является нашим Небесным Покровителем. Потому что в Церкви, в Теле Христовом, в Иисусе Христе мы все становимся Её детьми. Вот как Он Её Сын, так и мы Её дети. Мы празднуем день рождения нашей любимой Небесной Матери. Но это не только повод для радости. Каждый раз, совершая праздник в честь Пресвятой Богородицы, мы говорим о той ответственности, которую это накладывает на нас. О той ответственности, которую мы принимаем на себя вместе с именем христианина. Не случайно апостол пишет: «Будьте достойны того звания, которое вы носите». Не случайно сегодня апостол Павел в отрывке из послания филиппийцам напоминает нам о том, что в «нас должны быть те же чувствования, что во Иисусе Христе». Христианином быть непросто. Это значит быть похожим на Христа, это значит иметь те же чувствования, это значит быть достойным этого звания, достойным этой фамилии, достойным своей Семьи, в которую нас принимают через таинство крещения. Те же чувствования, что в Иисусе Христе – что это за чувствования? Прежде всего, это преданность Богу, посвященность Богу, это послушание Богу, послушание даже до смерти, и смерти крестной. Мы видим это и в Нём, видим это и у Его Матери, мы видим это: помните, Она говорит: «Се раба Господня, да будет мне по слову Твоему». Это видим мы в учениках Христа, святых, имена которых мы носим. И вот, каждый раз, когда мы совершаем Праздник в честь Божией Матери, в честь Пресвятой Богородицы, мы должны задуматься: насколько мы достойны этого звания, насколько это действительно наш праздник, можем ли мы сказать: это наша Семья, это моя Семья, это мой праздник. Давайте задумаемся над этим. Да хранит вас Бог.

Александра Невского. Проповедь о. Владимира на Литургии 12.09.2021

1 Кор. 15:1-11; Мф.19:16-26

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вы, конечно, знаете, что эта история о встрече Иисуса с некоторым богатым человеком — в разных Евангелиях о нём говорится по-разному: где-то говорится «некто», где-то говорится «юноша», где-то говорится «некто из начальников», то есть из каких-то, может быть, князей народных — не важно, говорится немножко по-разному и так далее. Но суть ведь везде там: этот вопрос: «что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» — он присутствует во всех этих рассказах. И ответ Иисуса: «Что ты Меня спрашиваешь? Соблюдай заповеди!» Здесь можно было бы очень много говорить о заповедях, о том, какие заповеди перечисляет Иисус Христос, а какие не называет, о каких заповедях Он не говорит – это даже более важно, чем то, о каких заповедях Он говорит. То есть гораздо важнее сказать, о каких Он не говорит. Это очень интересная тема, на самом деле. Здесь, конечно, можно было бы до бесконечности рассуждать о том, что это за игольные уши, сквозь которые верблюду пройти легче, чем богатому войти в Царство Небесное. Можно было бы говорить о том, а насколько возможно богатому войти в Царство Небесное. Господь не говорит, что невозможно, Господь говорит: трудно. Но значит все-таки можно. И так далее. Но самом деле сегодня я хочу обратить ваше внимание на самую концовку, буквально последнее предложение этого отрывка. Каждый раз, когда я читаю эту историю, я с облечением думаю о том, что, Слава Богу, что мое спасание не зависит от меня. «Человеку это невозможно», — совершенно однозначно говорит Господь. Богу возможно всё. Чтобы мы не делали. Как бы не упирались – своими силами никто из нас спастись не сможет. Какими бы благочестивыми мы себя не считали, как бы мы не старались превзойти праведность фарисеев – у нас всё равно ничего не получится. Но Богу возможно всё. И наше спасение — в Его руках. Нам остается только уповать на Него. Только надеяться на Его милость. Только просить Его об этом спасении — ну и не очень Ему мешать. Вот это труднее всего. Но если постараться – то может быть получится. Давайте задумаемся. Да хранит вас Господь!"

Проповедь о. Владимира в праздник УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ и ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ. 28.08.2021

Флп 2:5–11; Лк 10:38–42; 11:27–28;

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня мы с вами совершаем праздник Успения Пресвятой Богородицы. Сегодня мы вспоминаем блаженную кончину Матери Иисуса Христа. Но не только блаженную кончину, но и Ее телесное восхождение на небо, вознесение. Согласно церковному преданию, когда через некоторое время после погребения ученики пришли навестить ее гроб, гроб оказался пуст. И мы верим, что Матерь Иисуса Христа — а во Христе, значит, и наша Матерь! — с тех пор предстоит пред престолом Божьим и возносит за каждого из нас Свои молитвы. (1:01)Мы много раз с вами говорили о том, что этот храм посвящен Пресвятой Богородице. И сегодня наш главный праздник. Можно сказать, семейный праздник. И во Христе мы все братья и сестры. И не только братья и сестры друг другу, но мы братья и сестры и Самому Иисусу Христу. А значит, Она, Пресвятая Дева Мария, не только Его Матерь, но и наша Матерь. И это великая честь для всех нас, для каждого из нас. Но это не только честь. Это и величайшая ответственность.Сегодня вообще, понятия чести, достоинства как-то очень размыты. Раньше люди это очень хорошо понимали. (2:01). Каждый понимал, что значит быть достойным той или иной фамилии. Каждый помнил, понимал и помнил о том, что он должен быть достоин своих родителей, своих родных и близких — вот того звания, которое он носит. А у нас? Какая у нас фамилия? У нас у всех одна общая фамилия: мы все Христовы, мы все христиане. И вот быть достойным этой фамилии, быть достойным этой семьи, в которую нас приняли. Не случайно апостол Павел пишет в Послании к филиппийцам, отрывок из которого мы только что слышали: «…в вас должны быть те же чувствования, что во Христе Иисусе». И на что он обращает прежде всего внимание? Конечно, у Иисуса Христа мы должны многому учиться. И там много, так сказать, того, что можно было бы назвать чувствованиями, которым мы должны были бы стремиться подражать. (3:11) Но Павел обращает прежде всего внимание на смирение. Смирение. Он со смирением принимает замысел Божий о нем и об этом мире. Он послушен даже до смерти крестной. Вот то, чего нам больше всего не хватает. Это послуша́ние. Послушание Богу, послушание… наставникам, в конце концов. Нам хочется везде отстаивать свое ви́дение. Нам хочется везде отстаивать свою волю, свои желания, _свою правду_. Но правда-то у каждого своя, получается. И из-за этого все ссоры. И ссоры, и споры, и разделения. И в Церкви, и в семье, везде, на всех уровнях, и в обществе, и в государстве. (4:07) Потому что каждый отстаивает что-то свое. Но у них, я хочу еще раз подчеркнуть, что у Христа это не просто… это… это семейное смирение. Вот сегодня праздник в честь Пресвятой Богородицы. А про кого мы слышим евангельский отрывок? Про Марфу и Марию. Потому что про Матерь Божию нам даже и прочитать-то нечего. Она была настолько смиренна, что о Ней часто просто забывали. И когда писались евангелия, никто из евангелистов не уделил Ей какого-то особого внимания. И вот именно этому смирению мы и должны прежде всего учиться. Смирению. Конечно, и кротости, и милосердию, и святости. (5:01) Помните? Господь говорит: «Будьте святы, потому что Я свят». «Будьте милосердны, как милосерд Отец ваш Небесный». «Прощайте врагов ваших». «Любите врагов ваших». «Прощайте». «Благословляйте, а не проклинайте». То есть всему этому мы должны учиться. Но самое главное, прежде всего, — это… Я не знаю, я не специалист по языкам, я даже… и с русским-то языком бывают проблемы. Но всё-таки мне очень нравится то, что в слове «смирение», в нашем русском слове «смирение», корень — «мир». То есть это то, что дарует мир. Это то, что приводит к миру. Это то, что сопровождается миром. (6:00) А так хочется мира! Мы все так устали от этой вот розни, от разделений, от ссор и споров. Ну, правда, есть люди, которые в этом как рыба в воде, которые питаются энергией от этой ругани, от ссор и споров. Но мы-то не такие. Нам-то хочется мира, нам-то хочется любви, нам хочется какой-то взаимной радости. А без смирения этого не будет.Так что давайте будем сейчас прославлять Матерь Божию, от Которой Ее Сын научился смирению, которое Он заповедал всем нам. Но будем молиться Ей, чтобы Она и нас этому научила, чтобы она и в нашей жизни поспособствовала стяжанию мира. Помните? Ученик Божьей Матери, преподобный Серафим Саровский, икона которого там у нас в киоте, — он говорил: «Стяжи дух мирный — вокруг тебя тысячи спасутся». Вот о стяжании мирного духа и смирения и будем молиться.Да хранит вас Господь.

Проповедь о единении на Литургии 15.08.2021 (о. Владимир)

1 Кор.1:10-18; Мф. 14:14-22

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Конечно, сегодняшний евангельский отрывок заслуживает нашего внимания и можно было бы об очень-очень многом поговорить. И о чуде вот этого умножения хлебов. Можно было бы говорить о том, что это за люди, которых Иисус кормит. Можно было бы задумать о том, почему сразу после этого чуда Он учеников отправляет на другую сторону. Здесь о многом можно было бы говорить. Но сегодня я хочу обратить ваше внимание на апостольское зачало. С одной стороны, читая его, огорчаешься. С другой стороны, в нём есть что-то утешительное. Мы очень часто идеализируем древние времена. Помните, как у Лермонтова: Вот были люди в наше время, не то что нынешнее племя. Нам кажется, что когда-то были вот такие настоящие христиане, настоящие верующие, все поголовно святые, божественные – не то что сейчас. Но вот из посланий, в особенности из посланий апостола Павла, да и из посланий Иакова и других апостолов мы видим, что на самом деле всё не совсем так, всё гораздо сложнее. Мы видим, что и две тысячи лет назад Павел обличает коринфских христиан за те разделения, которые имеют место быть в их общине. Они делятся по каким-то там своим признакам, понятным только им. Мы можем об этом только догадываться: кто-такие Павловы, кто такие Кифины, кто такие Аполлосовы. Но им-то, наверное, это было ясно, и они там как вот делились, спорили, ссорились, ругались. И Павел обличает их, он говорит: «Неужели Христос разделился? Почему вы делитесь? Церковь – это Тело Христово. Разве можно Тело Христово раздирать на части?

Прошло две тысячи лет. Что изменилось? Ничего. Всё тоже самое, всё точно также: люди делятся на конфессии, деноминации, юрисдикции. Делятся по каким-то одним им понятным признакам. Более того, часто люди делятся внутри одной епархии: приходы либеральные, приходы консервативные, приходы такие, приходы сякие. Более того, часто люди делятся внутри одного прихода, когда многоклирный приход, разные священники, много священников и вот там люди…Иногда даже, когда и такого нет, всё равно возникают какие-то и обиды, и споры, и недопонимания. Что должно произойти в мире, чтобы что-то изменилось? Вот смотрите: мировые войны. Ну, казалось бы, после Первой мировой войны люди должны были что-то понять. Нет. Проходит совсем немного времени, меньше тридцати лет – Вторая мировая война уносит миллионы людей, миллионы людей. Ну, казалось бы, ну теперь то уж люди поняли, что так жить нельзя, что нужно стремиться к миру и единству. Нет. Смотрите: пандемия. Ну, казалось бы, что пандемия нас всех объединит. Нет. И тут: кто первый изобретет вакцину, кто первый ее пропихнёт, кто первый протолкнёт…а мы вашу не будем признавать – а вы нашу… — а мы вам документы не дадим…Господи Боже мой! Люди мрут, люди гибнут! Какая политика, какая конкуренция! Сейчас пожары. Полмира горит, люди гибнут — и всё равно нет единения. Но ведь единения нет и в наших семьях. Единения нет и в наших общинах. Единения нет…Так хочется, так хочется мира, так хочется единения. Почему это, я не знаю, почему? Всем хочется, чтобы наши интересы, мои интересы стали Его интересами. Чтобы Он их отстаивал, как свои. Но почему-то никто не стремится к тому, чтобы ЕГО интересы стали НАШИМИ интересами. Что мы их отстаивали. Чтобы ИХ мы отстаивали, как свои. Не свое место под солнцем, не свои права какие-то, а Его право, Его власть, Его закон. «Нет, это Он нам что-то должен, а не мы Ему». Давайте задумаемся.

И да хранит вас всех Господь!

Проповедь о. Владимира на Литургии 08 августа 2021

Рим. 15: 1–7; Мф. 9:27–35

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Павел пишет: «Мы сильные, должны сносить — то есть принимать на себя, носить – немощи бессильных и не себе угождать». Мы должны. Помню было время, когда еще работало наше радио «София», мне очень часто от слушателей приходилось слышать, да и от прихожан в храме приходилось слышать: «Батюшка, вот вы очень часто говорите о долге: должны, должны. Мы никому ничего не должны. В христианстве не должно быть этого слова «должны». И надо сказать, что, когда я думал, я иногда склонялся к этому же мнению. И действительно, в христианстве мы все дети, мы все дети Божии. Всё должно быть по любви, а не по чувствую долга. Понимаете, это вот раб, наёмник – там чувство долга, а мы-то сыны Божии, мы дети Божии. Конечно, очень хотелось бы, чтобы мы любили Бога просто так. Вот как в жизни мы… иногда бывает вот мы любим человека, ведь ни за что-то мы его любим, очень часто даже бывает вопреки, но мы просто его любим и всё. И вот очень хотелось бы действительно, чтобы у нас и в христианстве было так же. Чтобы мы просто любили. Чтобы мы просто делали добро, потому что мы ничего другого не умеем. Чтобы мы не делали гадости, не потому что должны не делать, а потому что нам просто противно от этого, от этих гадостей. Очень бы хотелось. Но ведь не получается. Ведь не получается. Ни любить Бога не получается просто так – нам всё время от Него что-то нужно. Не получает делать добро просто потому, что мы ничего другого не умеем – умеем, к сожалению, очень много чего другого умеем. Не получается не делать гадости – не потому что мы не должны их делать, а потому что нам противно. Нет, не противно. И делаем. И ведь по большому счету, если задуматься, ведь мы действительно должны. Мы должны Богу. Он нам столько дал, Он нам столько дает. Как не осознавать этого долга перед Ним? Помните, Павел пишет: «Не становитесь рабами людям – вы куплены дорогой ценой». Мы действительно не принадлежим себе – мы куплены, выкуплены Богом. И мы должны, мы должны. И не надо стесняться этого слова. Да, очень хотелось бы, очень хотелось бы всё делать естественно, не по долгу, не по принуждению. Очень хотелось бы делать действительно от сердца, чтобы всё шло от сердца. Но не всегда получается. И поэтому слово «должны» — оно очень уместно в наших отношениях с Богом. Мы Ему должны. И давайте будем об этом помнить, не будем забывать. Да хранит вас Господь!

Проповедь о. Владимира на литургии 01.08.2021

Рим 12:6–14Мф 9:1–8Во имя Отца и Сына и Святого Духа!Наверное, вы поняли, что сегодняшние литургические чтения, прекрасно дополняя друг друга, говорят нечто важное о христианстве. Многие, к сожалению даже считающие себя церковными, люди считают, что христианство — «это Бог и я, а до остальных мне нет дела». Но христианство — это прежде всего Церковь. Христианство — о Церкви, христианство — в Церкви. Вне Церкви христианства… Кто-то, может быть, будет со мной спорить, я спорить не хочу. Но я глубоко убежден, я верю, я этим живу, что вне Церкви христианства нет и быть не может. Потому что Христос пришел не к каждому в отдельности — Он пришел спасти _всех_, и Он создал для этого Церковь. (1:05) Именно в Церкви, по словам апостолов, мы осуществляем свое спасение. Именно в Церкви, по словам апостолов, мы становимся причастниками Божеского естества. Мы много раз говорили о том, что христианство заключается в том, что Бог стал человеком, чтобы человек стал богом. Но для этого человек должен стать причастником Божественной природы, Божественной жизни, жизни Пресвятой Троицы. Вот это всё начинается и осуществляется в Церкви. Вне Церкви этого нет и быть не может. И это очень важно. И Церковь — это не то, что вот мы, собрались, друг на друга не смотрим, друг до друга нам нет никакого дела. Главное, что «я пришел, чтобы здесь лично встретиться с Богом и освятиться». (2:00) Нет, родные мои, Церковь — это… ну как в евангельском отрывке: четверо приносят пятого, расслабленного. И Иисус, видя _веру их_, но даже не зная, в этом расслабленном была ли вера («расслабленный» — это не значит, что он в бессознательности: он не мог ходить, он не мог двигаться, но душа-то его жила, в душе-то что-то у него было — но была ли там вера, мы не знаем), Иисус, видя веру вот этих четверых, его исцеляет, дает ему благословение.Апостол Павел пишет, что у людей разные способности, разные дарования. Но каждый на своем месте дополняет друг друга. (3:00) Именно все вместе они составляют единое Тело Христово. Именно все вместе они предстают пред Богом. Как говорили многие святые отцы, повторяя — не знаю, кто первым это сказал, но повторяя друг за другом, — что в отдельности, по отдельности, по одному мы грешим, а спасаемся только вместе. И вот это очень важно понять. И когда нам нет дела до других, и когда мы приходим в церковь для себя, по своим личным каким-то делам, — мы не христиане. Нам в Церкви делать нечего. Ну если, может быть, что-то здесь коснется нас, может быть что-то здесь прорвется в нашу душу, проснется, и мы поймем… Так что даже в и этом случае есть смысл ходить… быть в Церкви. Но, в принципе, важно понять, что христианство — это <тогда,> когда мы _вместе_. Когда мы друг без друга жить не можем. Когда мы готовы друг для друга молиться. Когда по нашей вере мы готовы спасти кого-то. (4:12)Вот это… я хочу, чтобы это все понимали. Наверное, существуют какие-то другие взгляды на это; может быть, кто-то будет доказывать, что «Бог пришел лично меня спасти». Не случайно в некоторых направлениях христианства есть такое понятие, что «Иисус Христос — мой личный Спаситель». Он не «мой личный Спаситель» — Он спаситель всего человечества. Он хочет, чтобы _все_ спаслись. И Он _всех_ спасает. И я могу рассчитывать, по крайней мере я про себя это точно могу сказать, что я по своим грехам, по своей жизни я могу рассчитывать на спасение только вместе со всем человечеством. Только если Он всех спасет — тогда и я спасусь. Если нет — тогда спасение закрыто. (5:08)Давайте задумаемся об этом. Я ни на чем не настаиваю — я говорю о том, во что я верю. Я говорю о том, как я думаю, о том, чем я живу. Но я хочу, чтобы вы тоже об этом задумались. Потому что, к сожалению, и среди присутствующих встречаются люди, которые говорят, что «я и Бог, а до остальных мне нет дела. Бог в душе». Этого нигде в Писании не сказано — что «Бог в душе». В Писании сказано, что «Бог внутри вас» — но это имеется в виду, можно понимать как «Бог посреди вас». Иисус Христос говорит: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них». (6:00) «Царство Божие среди вас, внутри вас» — вот, когда мы вместе. «Где двое или трое согласятся о чем-то просить Бога, будет им, исполнится». Но это всё время «мы вместе». «Где двое или трое собраны во имя…» — именно «собраны», а не каждый сам по себе. Давайте задумаемся.

Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на литургии 31.07.2021

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Будучи христианами (уж коли мы с вами считаем себя христианами), мы очень часто и достаточно легко говорим о любви. Много говорим о любви. И это оправдано, потому что любовь – это основная заповедь. Помните, Господь говорит: «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга! По тому все узнают, что вы – Мои ученики, если будете иметь любовь друг к другу.» Господь говорит о любви к врагам: «Любите врагов ваших.» Любите, любите, любите! То есть, любовь – это основная заповедь, главная заповедь, на которой все держится. И Иисус Христос сам это подтвердил, когда его спросили, какая наибольшая заповедь, Он сказал: «Возлюби Господа твоего всем сердцем твоим, всей душой твоею, всем разумением.» И вторая, подобная ей: «Возлюби ближнего как самого себя.» Поэтому естественно, что без любви Христианства не бывало бы, и естественно, что мы об этом часто упоминаем и много говорим. Но что такое любовь? Что мы понимаем под этим словом? Ведь очень часто мы любовью называем все, что угодно, кроме самой любви. Вот сегодняшние чтения, и евангельское зачало, и апостольский отрывок, прекрасно дополняя друг друга, как мне кажется, говорят именно об этом. Вот, та любовь, о которой говорится в Евангелии, та любовь, которая заповедана Иисусом Христом, и та любовь, которой должны жить христиане, — это любовь жертвенная. Она может проявляться в разных формах, она может проявляться совершенно по-разному. Вот, мы видим в евангельском отрывке: Иисуса Христа уже считают еретиком, Его уже ищут на чем и как подловить, чтобы предать суду. Но, вот, у этого начальника иудейского… А что значит начальник? В другом Евангелии параллельное место, там прямо сказано: «начальник синагоги». То есть, это один из религиозных лидеров израильского народа. Либо фарисей, либо саддукей, мы не знаем. И вполне возможно он уже не раз на словах, в беседах осуждал Иисуса Христа за его проповедь.Но вот его дочь умирает, его дочь при смерти. И он забыл обо всем. Он забыл о гордости, <…>, он забыл о неприязни к Иисусу, жертвуя, рискуя, так сказать, своим положением в обществе, он идет! Он идет к Иисусу, и не просто идет, а, как сказано, «поклонился Иисусу». Он ему кланяется, он просит, он преодолевает внутри вот это вот все противостояние, свое противостояние Иисусу Христу прежнее. Вот в этом проявляется в нем любовь к ближнему, к его дочери. Но такая любовь нам кажется естественной. Так и мы, наверное, умеем любить, когда что-то происходит с нашими родственниками. Но вот, пожалуйста, пример любви Иисуса Христа к ближнему: Он точно также рискует Своим и имиджем, и положением. С одной стороны, Его уже считают в оппозиции этим религиозным начальникам. Религиозные начальники Его уже ищут, преследуют, они уже объявляют Его еретиком. Но Он идет к этому человеку, Он любит и этого начальника. И Он жертвует! Он жертвует тем, что Ему могут сказать: «Ну вот! Ну как же! А говорил! А теперь, вот, сам идет туда.» Но не это даже главное. Вот этот Его диалог с женщиной… В Евангелии от Матфея вся эта история очень сжата. Хотя Евангелие от Матфея самое длинное в Новом Завете, но, вот, те события, которые параллельно описываются в синоптических Евангелиях, как правило, у Матфея они очень компактные, очень сжатые, здесь нет никаких нюансов, нет чего-то такого, что давало бы пояснения. Вот, в Евангелии от Марка или в Евангелии от Луки, там это лучше изложено. Но к Иисусу прикасается — по представлениям того времени, тех людей, тех израильтян — нечистая женщина. Она грешница, ей с ее болезнью, <с ее кровоточивостью> нельзя даже из дома выходить.А она не только из дома вышла, она в толпе! Она в толпе, среди совсем чужих людей, среди мужчин и прикасается к Иисусу. То есть, по представлениям израильтян, она Его оскверняет, она Его делает нечистым. Иисус, чтобы сохранить свой имидж проповедника, пророка, должен был, конечно, ей сделать замечание, осудить ее. И вообще, по закону ее камнями побить должны были. То есть, приговор… за такое преступление человек приговаривался к смертной казни. А что Иисус? Он говорит: «Иди, дщерь, дерзай! Вера твоя спасла тебя!» Для Него главное — чтобы человек стал здоровым. Не то, что что-то нарушилось, что нарушились какие-то представления или правила и так далее. Вот, все время нам кажется, что христианин… Кто такие христиане? Это очень правильные люди. Все должно быть правильно. А вот у Христа – все неправильно. Когда мы читаем Евангелия, там все неправильно. Начиная от Его рождения и кончая тем, как Он идет и проповедует Евангелия. Апостол Павел идет еще дальше. Он не то что имиджем своим или положением рискует, жертвует во имя любви. Он готов пожертвовать своим спасением. Он пишет: «Я был бы рад… я готов был бы сам быть отлученным от Христа (то есть отлученным от вечной жизни, от спасения, о. В), лишь бы мои братья по крови, то есть, израильтяне, были спасены.» Вот, что такое любовь. И теперь давайте задумаемся о себе. Мы очень часто говорим о любви. А есть ли она в нас на самом деле? Готовы ли мы вот так любить? А ведь без этой любви все остальное бессмысленно. Мы очень часто молимся… о чем только мы ни молимся! Чего мы только ни просим у Бога! Кто-то денег, кто-то здоровья, кто-то удачи, кто-то о том, чтобы, я не знаю, были улажены домашние, семейные дела, кто-то хочет выйти замуж, кто-то хочет, наоборот, удачно развестись… Вот о чем надо молить: «Господи! Научи меня любить так, как Ты меня любишь. Научи меня жить той любовью, которую Ты нам заповедал.» Вот это будет из сердца. Да хранит вас Господь!А она не только из дома вышла, она в толпе! Она в толпе, среди совсем чужих людей, среди мужчин и прикасается к Иисусу. То есть, по представлениям израильтян, она Его оскверняет, она Его делает нечистым. Иисус, чтобы сохранить свой имидж проповедника, пророка, должен был, конечно, ей сделать замечание, осудить ее. И вообще, по закону ее камнями побить должны были. То есть, приговор… за такое преступление человек приговаривался к смертной казни. А что Иисус? Он говорит: «Иди, дщерь, дерзай! Вера твоя спасла тебя!» Для Него главное — чтобы человек стал здоровым. Не то, что что-то нарушилось, что нарушились какие-то представления или правила и так далее. Вот, все время нам кажется, что христианин… Кто такие христиане? Это очень правильные люди. Все должно быть правильно. А вот у Христа – все неправильно. Когда мы читаем Евангелия, там все неправильно. Начиная от Его рождения и кончая тем, как Он идет и проповедует Евангелия. Апостол Павел идет еще дальше. Он не то что имиджем своим или положением рискует, жертвует во имя любви. Он готов пожертвовать своим спасением. Он пишет: «Я был бы рад… я готов был бы сам быть отлученным от Христа (то есть отлученным от вечной жизни, от спасения, о. В), лишь бы мои братья по крови, то есть, израильтяне, были спасены.» Вот, что такое любовь. И теперь давайте задумаемся о себе. Мы очень часто говорим о любви. А есть ли она в нас на самом деле? Готовы ли мы вот так любить? А ведь без этой любви все остальное бессмысленно. Мы очень часто молимся… о чем только мы ни молимся! Чего мы только ни просим у Бога! Кто-то денег, кто-то здоровья, кто-то удачи, кто-то о том, чтобы, я не знаю, были улажены домашние, семейные дела, кто-то хочет выйти замуж, кто-то хочет, наоборот, удачно развестись… Вот о чем надо молить: «Господи! Научи меня любить так, как Ты меня любишь. Научи меня жить той любовью, которую Ты нам заповедал.» Вот это будет из сердца. Да хранит вас Господь!

Проповедь о. Владимира в день Славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла. 12.07.2021

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня утром, проходя мимо свечного ящика, я увидел там на прилавке книгу Ива Амана, которая была написана им об отце Александре Мене. Называется она «Люди ждут слова». В свое время отец Александр Мень как о страшном кошмаре говорил: Представьте, что настанет когда-нибудь время, когда откроют церкви, когда священникам разрешат проповедовать, когда не будет никаких гонений на верующих — и что мы им скажем? Что мы скажем людям? Люди жаждут слова, но есть ли это слово у нас. Сегодня мы совершаем память святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Им было что сказать людям, и они это сказали. Они нашли не только нужные слова. Они сказали их с такой силой, что сегодня мы с чистой совестью можем петь им величание, что они весь мир учениями своими просветили и вся концы ко Христу привели. Да, может быть, не сами, а через своих учеников, через поколения, но христианство распространялось, как мы сказали бы, семимильными шагами благодаря их проповеди, благодаря их учению. «Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их». Это действительно так. И действительно настало время, когда у нас, в нашей стране, в России открыли храмы и можно стало говорить. И в Церкви нашлись люди, которые говорили…И столько наговорили…Сегодня сказано очень много слов. Но апостолы свидетельствовали не только словами. Они свидетельствовали делами. Они свидетельствовали своей жизнью, своей смертью, исповедничеством. Сегодня сказано очень много слов, и сегодня от нас требуется что-то другое. Сегодня для того, чтобы быть свидетелем Христа в этом мире нужно действительно очень много мужества, очень много терпения, и самое главное – очень много любви. Любви к людям, любви к Богу и любви ко всему творению Божьему. Давайте задумаемся. Каждый раз совершая память святых учеников Христовых, мы задаемся вопросом: А чему мы могли бы от них научиться? В чем мы могли бы быть похожими на них? Наверное, никому из нас…ой, и слава Богу!..не придется совершать те же подвиги, через которые прошел апостол Павел – мы слышали в отрывке из Послания к Коринфянам через что ему пришлось пройти по жизни. Несколько смертных приговоров, несколько раз побивали, и голод, и нищета, и нужда, и искушение славой – всё было, всё там было. И суды, и тюремные заключения. Надеюсь, что никому из нас не придется, не дай Бог, пройти через те же испытания, через которые прошел апостол Петр. И оба они приняли мученическую смерть. Нас никто к ЭТОМУ не призывает. Но вот свидетельствовать о Боге, о присутствии Бога здесь, этом мире, своей жизнью, своими делами, своим отношением к людям – это, наверное, мог бы каждый из нас. И должен, в принципе, каждый из нас. Вчера вечером за Всенощным бдением в связи с этим праздником мы говорили о том, что люди ищут доказательства бытия Бога, придумывают всё новые и новые, становятся великими людьми, через эти попытки доказать бытие Бога. Другие не менее великие люди разрушают, разоблачают, скажем так, эти доказательства. Но самое главное доказательство бытия Бога в этом мире – это Его свидетели. Самое главное доказательство бытия Бога, Живого Бога в этом мире — это ученики Христовы, это последователи Христа. Вы помните, все Евангелия заканчиваются тем, что Господь посылает своих учеников в мир, говорит: Вы будете Мне свидетелями даже до края земли. Вот быть свидетелем Христа, быть свидетелем того, что Бог есть Любовь, быть свидетелем того, что Христос воскрес и присутствует в нашем мире, в нашей с вами жизни, быть способными сказать другим не только: «Послушай! Я тебе скажу!» — Нет. А вот быть способным сказать: «Приди и увидишь. Пойди и посмотри» — и показать Бога Живого – вот что от нас требуется. Давайте задумаемся. Давайте будем именно этому учиться у таких апостолов как Петр и Павел. Они действительно могли и сказать, и показать.

Да хранит вас Господь!

Проповедь на Вознесение Господне. 10.06.2021

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

И так, сегодня мы с вами празднуем Вознесение Господне. Как мне кажется, этот праздник в церковном сознании, в сознании церковного народа очень сильно недооценивается. Нет, с одной стороны, конечно, это двунадесятый праздник, такой же праздник наряду с праздником Преображения, Рождества, я не знаю, Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, Сретения. Но эта недооценка, она все равно присутствует, об этом можно судить даже по количеству людей в храме. Если бы была Пасха или вот будет Троица — храм будет переполнен, будет много народу. Или там Рождество.

А вот Вознесение как-то... Ну, с одной стороны это понятно: седьмичный день, Вознесение всегда празднуется в четверг, «на буднях», как говорят, поэтому кто-то работает, кто-то, может быть, еще учится. Но на самом деле не только это виновато. И, как мне кажется, здесь вот это вот, ну некое ощущение безвременья. С одной стороны праздником Вознесения заканчивается Евангельская история. Вы помните, что Евангелие от Марка — отрывок вчера читали за всенощным бдением, сегодня вот Евангелие от Луки — за Божественной Литургией читали отрывок — заканчиваются именно вот этим событием — Вознесением. То есть Вознесением заканчивается Евангелие, заканчивается Евангельская история. А история Церкви начнется с Троицы, мы всегда говорим, что именно Троица, Пятидесятница — это день рождения Церкви. То есть история Церкви начинается через десять дней, а вот эти десять дней вроде как ни туда, ни сюда. И что это? Ожидание, такой период безвременья и ожидания. У меня даже как-то мысль была, но это правда еще не во время подготовки к сегодняшней службе, а во время пасхальных дней, с чем можно было бы сравнить вот этот период? Это как Великая Суббота. Вот понимаете, с одной стороны, Господа уже нет — Его положили во гроб, с другой стороны, Он еще не воскрес — то есть одно закончилось, другое не началось. И вот это вот какое-то томительное ожидание…этот период. Может быть, именно поэтому и Вознесение так же воспринимается. Но я сегодня хотел обратить ваше внимание совсем на другой момент. Мы очень часто забываем, или не то что бы забываем, но не придаем какого-то значения тому, что Иисус вознесся на небо с человеческой плотью, с человеческой природой. Он взошел на небо как Сын Человеческий. Да, с одной стороны, как Сын Божий, но и как Сын Человеческий. Как это возможно? Как человек может взойти на небо? Как человек может оставить мир материальный и войти в мир духовный во всей полноте? Один из православных святителей в проповеди, в слове на Вознесение Господне говорит: Это возможно потому, что Иисус всегда стремился к Небу, Он жил Небом. И Он взошел на Небо. Подобное притягивается подобным. Я бы сказал это другими словами. Это может быть такой замечательный образ, но я бы сказал по-другому, проще: Иисус всегда помнил, что Его Отечество, что Его дом — там, на Небесах. Здесь Он только в командировке. Здесь Он сошел в этот мир, чтобы исполнить миссию. Но ведь то же самое всё относится и к нам. В Неделю о блудном сыне вы помните, мы с вами говорили, что наше подлинное Отечество, наш дом, отеческий дом, — на Небесах, там, у Отца. И если мы действительно живем Небом, если мы всей душой, всеми нашими помыслами стремимся к Небу — то и для нас это будет возможно. То и для нас это станет возможным, и мы сможем взойти туда. Но если все наше самое ценное, самое дорогое, если наши помыслы, наше сердце привязаны здесь, вот к этому материальному миру и все ценности определяются только этим миром, тогда мы не сможем пойти по тому же пути. Вот Господь открывает нам этот путь, Он открывает нам врата Неба. Он прокладывает этот путь и Он дает пример. Именно этому мы в этот праздник и должны научиться у Него. Каждый раз, совершая Божественную Литургию, мы слышим слова: «Горе́ имеем сердца». То есть «Ввысь устремлены наши сердца». И все дружно отвечают: «Имамы ко Господу» — «Да, мы имеем сердца, устремленные к Небу». Но так ли это? Давайте сегодня, совершая праздник Вознесения и совершая Божественную Литургию, когда мы будем произносить эти слова «Горе́ имеем сердца» и «Имамы ко Господу» задумаемся, а действительно ли это в нашей жизни так. И если нет — то будем молить Господа, чтобы Он помог нам как-то это исправить. Чтобы вот это ожидание Святого Духа, ожидание Пятидесятницы было не пустым каким-то безвременьем, а действительно подготовкой к тому, чтобы принять Духа Святого, Который только и дает нам вот эту возможность жить Небом, помнить о Небе. Давайте задумаемся об этом. Давайте из каждого Евангельского события стараться извлекать какой-то важный урок для себя. Да хранит вас Господь!

Проповедь отца Олега на Всенощном бдении Недели о слепом. 05.06.21

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Последнее пасхальное воскресенье называется Неделей о слепом. Завтра мы будем читать евангельское повествование об исцелении слепорожденного. Но уже сегодня на всенощном бдении мы начинаем размышлять об этом в гимнографии этого дня. Вот совсем скоро мы будем произносить кондак «Душевныма очима ослеплен, к Тебе, Христе, прихожду». Мы просим исцелить нашу душевную слепоту. И в сегодняшнем Евангелии, которое мы только что слышали, о явлении воскресшего Господа Марии Магдалине, тоже есть этот момент не-узнавания Иисуса. Мария думает, что это садовник, не узнает Его. И почему? Да, физически, наверное, это легко объяснить тем, что глаза у нее были заплаканы, скорее всего, из-за слез она не разглядела Его. Но слезы это только выражение наших эмоций. И она настолько погружена в свои переживания, что не узнает стоящего рядом Иисуса. И вот очень часто это же бывает причиной нашей душевной слепоты, что мы в свои переживания погружены, и вообще заняты собой больше, чем открыты миру и окружающим нас людям. В этом причина нашей душевной слепоты. И вот важно нам не только просить у Господа какого-то вот чудесного исцеления. Хотя так бывает, действительно, действием благодати Божией, что мы вдруг видим красоту окружающего нас мира, видим Образ Божий в человеке. И действительно понимаем, что это дар Божий. Но все-таки мы можем что-то и сами сделать, чтобы стремиться к этому, чтобы наш духовный взор как бы прояснить и прежде всего не замыкаться на себе. Вот это очень важно, мне кажется, нам отметить, размышляя об этих евангельских чтениях — исцелении слепорожденного и том, которое мы только что слышали. Аминь.

Презентация книги «Отец Бруно Рейндерс»

Дорогие друзья!

16 июня в 19:00 в конференц-зале храма Космы и Дамиана в Шубино состоится презентация книги Брониславы Поповой «Отец Бруно Рейндерс».

Отец Бруно, монах-бенедиктинец, во время немецкой оккупации спас 390 евреев, детей и взрослых.

Спасти — это значит спрятать у чужих людей, дать новое имя, обеспечить одеждой, деньгами, продовольственными карточками, успокоить ребёнка, внушить, что война скоро кончится и родители вернутся.

О себе он говорил: «Я был немножко каскадёром…»

В презентации принимают участие: 

отец Александр Борисов, Ирина Языкова, Григорий Бродский, Григорий Зобин.

Приходите.

Проповедь о.Олега Батова на литургии 29.05.2021

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

«Познаете истину, и истина сделает вас свободными» — вот, конечно, главные слова сегодняшнего Евангельского чтения. И нам этого очень не хватает: стояния в истине, стояния в свободе, свободе, которая не исчезает, даже если человека сажают в тюрьму, как, мы слышали, Петра. За слово истины он в темнице, и Ангел его освобождает, но это временное освобождение, потом он пойдет в тюрьму, после которой его казнят, мы знаем. Мы слышим это и об Иоанне, брате Иакова, об Иакове, брате Иоанна, которого убили за слово истины. И сегодня мы вспоминаем Бутовских новомучеников, многие из которых пострадали за слово истины Христовой, а кто-то и за какую-то, может быть, даже и такую частную правду. Наверное, были и совсем случайные жертвы. О многих мы ничего не знаем, и не сможем узнать. Но, вот, поминая Бутовских новомучеников, я поинтересовался, нет ли случайно там моих родственников или хотя бы однофамильцев. И действительно, такой человек есть, и он был расстрелян. И родился он в той же деревне, в которой родился мой прадед. То есть, скорее всего, в какой-то степени родственные отношения были. Он был неграмотным путейским рабочим, работником железной дороги. Это все, что известно мне о нем, вообще все, что есть в деле. И расстрелян он был за контрреволюционную агитацию. А какой могла быть эта контрреволюционная агитация? Тут я вспомнил другой рассказ. О другом человеке, который тоже работал на железной дороге, и однажды какому-то советскому начальнику, застрявшему в машине, помог выбраться, принес лопату. Начальник говорит ему: «Какая у тебя хорошая лопата!» «Да, — говорит тот, — хорошая, николаевская!» И все! Вот контрреволюционная агитация, что при царе было лучше, лопаты лучше делали! И такая судьба. Да, истина, правда, это всегда опасно. Это всегда, всегда проще – где-то слукавить, где-то что-то не договорить. Но тогда мы теряем вот ту самую свободу, свободу, которая неразрывна с истиной. И мы знаем, что и сегодня продолжаются эти истории, о которых мы слышим в Книге Деяний Апостольских, когда за слово истины сажают в тюрьму и убивают. Вспоминая сегодня Бутовских новомучеников, мы понимаем, что не так давно это было, в наши дни, на нашей уже истории. Читая сегодняшние газеты, средства массовой информации, мы видим, что происходит то же самое. И конечно, страшно.

Да, страшно бывает присоединиться к слову истины, к тому, в чем ты видишь правду, правду Божию. Но если мы этого не будем делать, мы потеряем ту внутреннюю свободу, которая никуда не девается даже в тюрьме. Аминь.

ТЭЗЕ — август—сентябрь 2021 — «ПРАВОСЛАВНАЯ НЕДЕЛЯ»

Дорогие друзья,
несмотря на то, то уже больше года мы не можем встретиться лицом к лицу с братьями общины Тэзе, они о нас помнят, думают и молятся. Никто не знает, как будут разворачиваться события в мире и когда мы сможем путешествовать, но братья всегда надеются на лучшее и это лучшее готовят заранее

По просьбе братьев общины Тэзе публикуем здесь новость-приглашение:

Не оставляя надежды на возможность проводить встречи в Тэзе этим летом и принимать паломников из других стран, мы планируем организовать необычную «Православную» неделю с 29 августа по 5 сентября 2021 года.

В дополнение к обычной программе, опубликованной на сайте https://www.taize.fr/ru_article14613.html,во второй половине дня будут проходить тематические семинары. Православные участники встречи сначала смогут пообщаться между собой, а затем, после полдника, делиться своим опытом и размышлениями со всеми паломниками. Также будут служить Божественную Литургию и Всенощное бдение один или два раза в течение данной недели. Зарегистрироваться можно на сайте Тэзе https://www.taize.fr/ru_article129.html. Важно отметить, что вы хотите участвовать в «православной неделе». А поскольку с 22 по 29 августа запланирована Неделя размышления для молодёжи 18-35 лет (https://www.taize.fr/ru_article26915.html), при желании, вы можете принять участие в обеих встречах.

Проповедь о. Олега на всенощной Недели святых жен-мироносиц. 15.05.2021

Христос Воскресе!

Вот это воскресение после Пасхи посвящено женам-мироносицам, женщинам, которые первые услышали о воскресении Христа от ангела, первыми встретили Его воскресшего и первой из них была Мария Магдалина. Завтра мы еще будем говорить обо всех других женах-мироносицах, а сегодня я хотел бы именно о Марии сказать, скорее всего происходившей из города Магдала и по этому городу она получила свое прозвание. Хотя есть другие версии, но они менее основательны. Вообще надо признать, что достоверного о Марии Магдалине мы знаем очень и очень мало. То, что говорится в Евангелии, это всего несколько стихов. А то, что мы представляем себе, это очень поздние средневековые предания. Иногда известно, откуда они взялись. Например, очевидно, что в житие Марии Магдалины попали фрагменты жития Марии Египетской, которая жила на триста лет позже. И потом то, что относилось к Марии Египетской перенеслось на Марию Магдалину. А то, что мы знаем о ней, – это то, что мы сейчас слышали в Евангелии, что Иисус изгнал из нее семь бесов. И очень распространено мнение, что один из этих семи бесов был блудный бес, но мы об этом ничего не знаем на самом деле, это догадки. Она была, вероятно, очень больна, вот что мы знаем. Семь бесов значит …бесы тогда ассоциировались с болезнью, и вот она стала здорова и душевно, и телесно, когда встретила Иисуса. Иисус ее исцеляет. И ее дальнейшая жизнь совсем не похожа на ее жизнь предшествующую, о которой мы ничего не знаем. Надо просто это признать и смириться с этим, потому что мы вообще очень мало можем знать о жизни другого человека даже если мы с ним не отделены по времени так далеко, как мы от Марии Магдалины. Даже о наших близких мы знаем достаточно поверхностно. И это не всегда плохо. Потому что есть что-то глубоко личное и в отношениях с Богом, и в отношениях с людьми, что и должно оставаться личным, что сокрыто от взгляда посторонних. И вот то, что придумано в отношении Марии Магдалины, это свидетельство нашего вот такого болезненного интереса к чужой жизни и придумывания каких-то моментов чужой жизни, додумывания. И на самом деле это грех, это свидетельство о поврежденности нашего существа. Что нам больше интересна болезнь, чем здоровье, чем то, как она потом вышла на проповедь, как она помогала Иоанну Богослову и Матери Божией. Но хотя это тоже только благочестивое предание, но все же оно гораздо более основательно, чем то, чем обычно мы наделяем ее образ. Хотя это возможно, но еще раз повторюсь: она стала другим человеком, когда встретила Иисуса, еще когда Он проповедовал с учениками. И еще одна перемена произошла, когда она встретила Его воскресшего. И вот это самое главное, что происходит с человеческой личностью. Человек меняется полностью, обновляется. И неважно, чем он был раньше, он стал новым творением. И мы призваны к тому же. Аминь.

Проповедь о. Олега на Радоницу. 11.05.2021

(Деян. 4:1-10, Ин. 3:16-21)

Светлая память нашим ушедшим! Христос Воскресе! (народ: «Воистину воскресе!»). Сегодня мы радостной Пасхальной Вестью, можно сказать, делимся с нашими усопшими, вернее, вместе с ними отмечаем — воистину Воскресе Христос, включаем в наше сознание их пасхальную радость. Потому что они здесь пребывают наверняка, но наша память об усопших всегда окрашена грустью, ну или, как правило, так бывает. Наверное, есть люди, которые действительно в полноте осознали то, что произносим сейчас, в пасхальные дни – что смерть побеждена окончательно, и нам только надо дождаться этой общей огромной встречи. Но, в любом случае, это ожидание – оно утомительно, сложно для нас, и преодолевается оно в этой пасхальной радости, и важно, чтобы в нашей памяти о дорогих близких тоже, если не больше было этого радостного настроения, радостного ожидания встречи, то, по крайней мере, оно присутствовало бы хоть в какой-то мере. Как вот тот Свет, который светит во тьме, и тьма не может его поглотить до конца. Да, сегодня в Евангелии, которое мы слышали только что, есть то, что может насторожить нас в отношении наших близких, которых мы сегодня поминаем. Всякий, верующий во Христа, имеет жизнь вечную – мы слышим. Но ведь были среди усопших близких те, кто не верил. И как быть, что с ними происходит? — думаем мы и переживаем об этом. Но, мне кажется, эти переживания – они, в какой-то степени, всё-таки заслоняют от нас самые первые слова евангельского учения: Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего, Единородного, что Бог послал Сына Своего в мир не судить мир, но спасти мир. И мы надеемся, что, каким-то образом, это спасение достигнет и их. И мы не знаем, что происходит в глубине сердца человека, в глубине его души, когда душа разлучается с телом, как потом встречаются эти души с Господом, когда Он встречает их. Что, какой переворот с ними случается. Да, это от нас сокрыто, но у нас есть надежда на то, что воля Божия, чтобы спастись всем человекам, чтобы все люди пришли к познанию Истины, она осуществилась и в отношение тех, кто при жизни открыто, словами не исповедовал Христа своим Господом. И будем, всё-таки, сегодня пребывать в этой пасхальной надежде и радости, и в вере о том, что любая душа, как сказал один древний христианский мыслитель, по природе христианка, и нет человека, который возлюбил бы тьму до конца. В каждом человеке есть свет, и он может разгораться, может увеличиваться. И когда мы вспоминаем сегодня всех наших близких и далёких ушедших, знакомых, родных, вот об этом мы, прежде всего, молимся – чтобы Пасхальный Свет их застиг и помог их внутреннему свету разгореться, и тем идти к Свету. Аминь.

Проповедь о. Олега в Фомино воскресенье. 09.05.2021

(Деян 5:12-20, Ин 20:19-31)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. В этом году Антипасха совпала с 9 мая, с днём, который мы привычно называем днём Победы. И невольно хочется соотнести то, что мы слышали сейчас в Евангелии, с тем, что происходит за стенами храма. Иисус воскресший, приходя к ученикам, прежде всего, говорит им: «Мир вам». В этом зачале, которое мы слышали, трижды повторяется «Мир вам». «И Духа Святого примите — говорит Господь – Дух мира, Дух мирен». И этот день, день Победы, это, прежде всего, день Мира, день окончания войны. А мы нередко об этом забываем совсем, и какое-то другое содержание в него вкладываем. А для того поколения, военного, это было именно так. Это был день окончания страшной мясорубки и установление, наконец, мира, возвращение к мирной жизни. Не столько гордости победы, сколько возможности жить в мире. Вот это главное, о чём мы сегодня должны думать, и молиться, вспоминая тех, кто, действительно, своим подвигом даровал нам мир, возможность мирной жизни. И когда мы бряцаем оружием, и когда то там, то здесь происходят какие-то военные столкновения, это самое большое оскорбление памяти ветеранов, это оскорбление их подвига. Потому что они сражались за то, чтобы мы имели возможность жить в мире. А то, что происходит, напоминает то, что было в истории церкви в IV веке. Только уже в самом конце IV века, на границе V-го века, в 394-м или в 395-м году из римского сената был окончательно убран алтарь победы. Уже почти сто лет империя была христианской, и вот в одном из главных органов власти стоял алтарь победы. И сенаторы, христиане в большинстве своём, если не принимали участие, то должны были смотреть, как там воскуряли ладан перед богиней победы и, как говорит Амвросий Медиоланский, даже вот так пассивно, косвенно принимали участие в этом языческом жертвоприношении. И три раза убирали этот алтарь победы из сената и снова возвращали его в сенат. Эта история достаточно хорошо известна, у Брюсова есть роман «Алтарь победы», и из полемики Амвросия Медиоланского с защитником алтаря победы, образованнейшим человеком своего времени, префектом Симмахом, мы знаем, как это было. И Симмах говорил, что «это же наша традиция, это же римская традиция, и вообще, разве нашему государству не нужны победы? И вот алтарь победы нам необходим, чтобы мы всех врагов побеждали и так далее; это скрепа». А Амвросий как раз говорил, что христианство перевернуло представление о том, что такое поражение и что такое победа. Что поражение, с точки зрения мира сего, было на Кресте, и когда мучеников убивали, казалось, что это поражение, но это оказалось победой христианства. И христианство всё перевернуло, или вернее наоборот, возвратило на ноги, всё-таки, потому что мир был устроен не так, как задумано Богом, а христиане пытаются вернуть его в нормальное положение. И вот давайте тоже мы будем наследниками Амвросия Медиоланского и будем понимать что поражение, а что победа. И благодарить сейчас воинов, павших во время этой войны, за то, что они даровали нам мир, и Господа, за возможность жить в мире, и будем хранить его, мир между собой, и содействовать, насколько это в наших силах, миру в обществе и между народами. Аминь.

Проповедь о. Олега Батова в Пятницу Светлой седмицы. 07.05.2021

Деян 3:1–8; Ин 7:12–22

Христос воскресе! В сегодняшнем Евангелии мы слышим о том, как Иисус приходит в храм в праздник Пасхи — Пасхи ветхозаветной, которая была прообразом нашей Пасхи. Но Он и говорит и о той Пасхе, которую мы с вами совершаем, — о том, что Он восстановит храм тела Своего через три дня, в три дня восстановит храм. И это и есть то, что мы с вами сейчас празднуем. Итак, это уже Третья Пасха — которую мы сегодня с вами думаем, которая присутствует в богослужении. (1:04) И на утрене мы пели и еще раз будем читать молитву «О Пасха велия и священнейшая, Христе! Подавай нам _истее_ Тебе причащатися, в невечернем дни Царствия Твоего». Четвертая Пасха нас ждет всех впереди в Царствии Божием. И это всё единое событие. Оно постепенно раскрывается, и важно нам тоже, от Пасхи к Пасхе когда мы живем в Церкви, чтобы наполнялось каким-то новым смыслом, новым светом наше празднование Пасхи. А для этого важно, как сейчас мы слышали, Господь изгнал торгующих из храма, из храма нашей души изгнать всякую расчетливость, всякие отношения с Богом, которые строятся по принципу «ты мне — я тебе», да в общем-то, и отношения с людьми нередко мы тоже так строим... (2:12) Вот важно _об этом_ сегодня нам вспомнить. И дай, Господи, изгнать это всё из нашего сердца, чтобы Пасху праздновать чистым сердцем. И нести эту весть дальше. Христос воскресе!