Михаил Кунин — Серия ЖЗЛ. Отец Александр Мень

Отец Александр Мень (1935—1990) принадлежит к числу выдающихся людей России второй половины XX века. Можно сказать, что он стал духовным пастырем целого поколения и в глазах огромного числа людей был нравственным лидером страны. Редкостное понимание чужой души было особым даром отца Александра. Его горячую любовь почувствовал каждый из его духовных чад, к числу которых принадлежит и автор этой книги.

О жизни и трагической гибели отца Александра Меня и рассказывается в этой книге. По свидетельствам множества современников, его жизнь явила собой евангельский идеал и потому навсегда вошла в историю Церкви. Принятая им апостольская миссия намного превзошла по длительности его краткую жизнь. Ибо его проповедь, огненное слово о живом Христе обращены не только к современникам, но и к будущим поколениям людей.

Предисловие.


ПРЕДИСЛОВИЕ
Протоиерей Александр Мень принадлежит к числу выдающихся людей России второй половины XX века. Его книги об истории религии, о Библии, о христианстве, которые с конца 60-х годов стали печататься в Бельгии издательством «Жизнь с Богом> и различными путями достигали советского читателя, становились плодотворными семенами возрождения христианской веры. Все это происходило в стране, в которой тысячи священнослужителей и мирян подвергались жестоким репрессиям с первых же дней революции 1917 гола, а в 1960 году главой государства было обещано через пять лет показать по телевизору «последнего попа» и на этом с религией покончить.
В 1929 году митрополит Сергий (Страгородский), фактический глава Русской Православной церкви, пытаясь защитить Церковь от репрессий, пошел на рискованный компромисс с советской властью и издал декларацию, в которой утверждал, что в СССР нет гонений на религию, а есть только преследования за антисоветскую деятельность. С этого времени сотни епископов и священников были вынуждены уйти в подполье и нелегально продолжать свое служение. Возникла по существу «катакомбная» Церковь. Целью этой Церкви было сохранение чистоты Православия. В условиях, когда были закрыты все духовные семинарии, когда были закрыты все монастыри и почти все храмы, а на свободе осталось лишь несколько епископов, когда преподавание религии стало уголовным преступлением, христианская вера оставалась целью и содержанием жизни многих тысяч верующих, священников и мирян. Богослужения совершались тайно по домам, необходимо было соблюдать крайнюю осторожность в контактах с людьми. Но людей, сердца которых тянулись к постижению истинного смысла человеческой жизни, Бог самыми различными путями приводил к Евангелию и к Церкви.
Можно, пожалуй, сказать, что история, изложенная в предлагаемой книге, началась с того, что одна девочка из еврейской семьи с первых лет обучения в гимназии в Харькове, едва узнав о Христе, всем сердцем потянулась к Нему и к Его Евангелию. Это влечение сохранялось и росло, и когда Елена Семеновна Мень, уже в Москве, стала женой и матерью, она приняла Крещение вместе со своим первенцем, Аликом Менем, в сентябре 1935 гола. Крестил их в одном из домиков Сергиева Посада (в советское время Загорска) архимандрит Серафим (Битюков), до 1929 года настоятель храма Святых бессребреников Кира и Иоанна на Солянке в Москве. В этом доме была одна из таких «катакомбных» общин того времени. Подпольно совершались богослужения, крещения и духовное окормление членов этой общины.
Семье Меней помогала двоюродная сестра Елены Семеновны, Вера Яковлевна Василевская. Она в 1918 году закончила одну из лучших московских гимназий, затем — философский факультет МГУ и впоследствии стала кандидатом педагогических наук, Вера Яковлевна, в сущности, посвятила всю свою жизнь Леночке (Елене Семеновне Мень), при этом особенно она любила Алика, и все свое интеллектуальное и духовное богатство стремилась передать ему буквальное с первых дней его рождения. Алик Мень с раннего детства проявлял себя как необычайно талантливый ребенок. И, конечно, глубоко духовная и культурная атмосфера, создававшаяся мамой и тетушкой, легла на исключительно благоприятную почву.
Предлагаемая книга замечательно передает жизнь этой подпольной православной общины, начиная с 30-х и до середины 40-х годов, когда на совещании православных епископов в одном из лагерей ГУЛАГа было принято решение о выходе «катакомбной» церкви из подполья и возвращении в храмы Русской Православной церкви. Такое решение было связано с избранием Патриарха Алексия (Симанского) на Церковном соборе 1945 года и признанием этого избрания каноническим и законным. Конечно, гонения на Церковь и верующих не прекратились, но стали несколько мягче. Об этом послевоенном периоде жизни Церкви и верующих, о духовной атмосфере этого времени также замечательно рассказано в книге.
Алик очень рано стал читать и писать. Удивительно, что первые слова, написанные им в четыре года печатными буквами, стали заглавием всей его последующей жизни; «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим, 12: 21). В двенадцать лет, во время празднования 800-летия Москвы, когда и небо в лучах бесчисленных прожекторов был поднят на аэростатах грандиозный портрет Сталина, Алик, уже знавший о бесчисленных злодеяниях вождя народов, принял решение стать священником. Знаменательно, что мальчик избрал в качестве противостояния тирану не путь политической борьбы и революций, а служение Богу и Церкви.
В этом служении будущий отец Александр уже с детства был наставляем и избрал сам не путь церковной замкнутости и изоляции от падшего мира, а путь глубокой веры в Бога, верности Священному Писанию, Церковной традиции с одновременной открытостью миру, науке, культуре и каждому человеку.
В это же время он пережил опыт глубокой встречи со Христом. Как бы ответом на его мрачные юношеские стихи стало переживание необычайной близости внутренне явившегося ему Иисуса как света, мудрости и разума. Реальность пережитого события и близости Христа сохранилась на всю жизнь и наложила отпечаток на все дела и решения отца Александра.
Книга очень хорошо передает замечательно дружную и духовную атмосферу жизни семьи Меней. Моя жизнь сложилась так, что уже в 1946 году, когда я пошел в первый класс 554-й школы, я очень скоро решил дружить с мальчиком из моего класса, Павликом Менем. С тех пор и до настоящего времени мы остаемся с Павлом самыми близкими друзьями. Мы жили на Серпуховке в соседних домах. Семья Меней стала для меня настоящей второй семьей. Я чуть не каждый день бывал у них в доме. Летом часто бывал и жил у них на даче на станции «Отдых» Казанской железной дороги. Так что могу свидетельствовать, что всё, о чем рассказывает эта книга, целиком соответствует моим воспоминаниям и пережитому времени.
Не могу не сказать об особой значимости в судьбе отца Александра Меня удивительного русского святого, преподобного Сергия Радонежского, основателя Троице-Сергиевой лавры и городе Сергиев Посад Московской области. В жизни преподобного Сергия, который, по мнению многих историков России, сыграл, пожалуй, решающую роль в объединении разрозненных русских княжеств в единое государство и освобождении от татарского ига в XIV веке, есть один поразительный факт. Он первый из устроителей монастырей средневековой Руси основал свою обитель в честь Святой Троицы. Как он сам говорил, в этом был его призыв к подражанию любви и единству Божественных Лиц в противовес ненавистной розни князей.
Именно в Сергиевом Посаде 3 сентября 1935 года семимесячный Алик принимает Святое Крещение. Именно там с этого времени принимают духовное оформление он сам, его мама и тетушка. Архимандрит Серафим сразу после начала войны, летом 1941 года, благословляет Елену Семеновну Мень с мальчиками остаться в деревне Глинково, в 5 километрах от Сергиева Посада, сказав, что немцы Сергиев Посад не возьмут. Многие подмосковные города зимой 1941 года были оккупированы немцами, по Сергиев Посад был не тронут. И, несмотря на тяжелейшие условия выживания, Елена Мень с мальчиками смогли прожить там до сентября 1943 гола. В Сергиевом Посаде до 1961 года семья получала духовное окормление у схиигуменьи Марии, часто навещая ее.
В Пушно-меховом институте Александр знакомится со своей будущей женой, Наташей Григоренко, которая жила со своими родителями рядом с Сергиевым Посадом. С 1964 года семья отца Александра живет в доме Наташи. Наконец, 9 сентября 1990 года в 6.40 утра отец Александр был убит ударом топора в голову неподалеку от дома, когда он шел па электричку, чтобы ехать в свой храм в Пушкино служить воскресную литургию. Это случилось на той тропе, по которой преподобный Сергий ходил из родительского селения Радонеж на Маковец, где он основал Троице-Сергиеву лавру. На месте убиения в 2000 году построен храм, посвященный преподобному Сергию,
В заключение желание моего сердца привести несколько слов об отце Александре Мене С. С. Аверинцева, нашего замечательного литературоведа, философа и историка:
«9 сентября 1990 г., за день до Усекновения главы Иоанна Предтечи, топор убийцы рассек голову о. Александра Меня. Голову священника на пути в храм. Недруги столько корили его нерусской его кровью (кровью ветхозаветных патриархов), и вот теперь кровь его навсегда смешана с русской, с московской землей. С землей края преподобного Сергия. Более нерасторжимой связи и быть не может. <…> Он писал и говорил на языке века, чтобы его услышали. Он мог бы сказать о себе словами апостола Павла: «Будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрестъ… Для немощных я был как немощный, чтобы приобресть немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 19, 22). Князь мира сего никому еще не прощал такого поведения. И на вершине горы — крест». (Из книги: Памяти протоиерея Александра Меня. М.: Рудомино, 1991.)
Я горячо советую взявшему в руки эту книгу прочитать ее всю, чтобы, во-первых, осознать всю тяжесть и противоестественность советского времени, из которого мы, к нашему великому счастью, вышли после 1990 года. А во-вторых, почувствовать истинность и радость того пути христианской веры, который, наряду со многими другими служителями Христа, нам открывает личность, жизнь и труды протоиерея Александра Меня.

Пpoт. Александр Борисов

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Проповедь о. Олега на литургии 7 января 2022 года. Гал 4:4–7Мф 2:1–12

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В евангельских рассказах о Рождестве Христовом очень много подробностей. Это видно и на иконе Рождества. Там идут волхвы, пастухи. Пещера, ясли. Животные в пещере. Дары волхвов. Очень много подробностей, которые, с одной стороны, вызывают какой-то душевный отклик, умиление у нас, с другой стороны наполнены символическим смыслом. И об этом очень много сказано, и в литературе отражено бесконечно. И можно об этом очень долго говорить, но вот _за всем этим_ порой теряется _суть_ произошедшего события. (1:00) Суть, о которой мы слышали перед началом литургии в слове Григория Богослова, суть, которая отражена в другом названии этого праздника — Боговоплощение. Бог воплощается. И вот это — самое невероятное чудо. Это, конечно, превосходит всё то, что мы так любим в празднике Рождества, то, что так греет нашу душу. Но вот все-таки надо помнить об этом, самом главном смысле. Бродский, который написал замечательный цикл рождественских стихов, совсем в другом стихотворении сказал: «Бог органичен. Да. А человек? А человек, должно быть, ограничен». Да, человек ограничен. Но в том-то и дело, что Бог принимает на Себя ограниченность человеческого существования. (2:03) Бог ограничивает Себя в этот день, и Он разделяет с нами нашу ограниченность. Мы все ограничены в чем-то: в возможностях — и в материальных, и в талантах, в способностях… Да во всём, что ни возьми, мы везде чувствуем какие-то границы, свою ограниченность мы ощущаем. Ну разве что ироды всех времён иногда думают, что их власть безгранична. Но и в этом они заблуждаются: и они так же ограничены, как и мы. Вот сегодня… людей, которых раньше называли инвалидами, мы называем людьми с ограниченными возможностями. На самом деле, у нас у всех возможности ограничены — даже у тех самых иродов. И это нас всех роднит: мы все люди, мы в этом едины. И мы в этом едины с воплотившимся Богом. И вот это важно — что в противостоянии тем, кто думает, что их власть безгранична, мы с Ним. А значит, возможна и та победа, которую Младенец, лежащий в яслях, одержал над Иродом, потому что с нами Бог.

Аминь.

Проповедь о. Олега в Сочельник Рождества Христова. 06.01.2022 Евр 1:1–12 Лк 2:1–20

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы вплотную приблизились к празднику Рождества Христова. Волхвы приближаются к Вифлеему, и хотелось бы сказать, что и мы с ними. Но так ли это на самом деле? Волхвы — они следовали за звездой. Они смотрели в небо, они искали знамений, знаков от Бога о спасении мира , жаждали каких-то перемен. Но есть ли это в нашей жизни? Когда мы в последний раз смотрели на небо, даже на наше простое, физическое небо над головой? Мы каждый раз на литургии говорим, священник обращается ко всем: «Горе́ имеим сердца!» — «Ввысь устремим сердца!» Но есть ли это в нашей жизни на самом деле? И если есть, то, может быть, только на краткий миг в храме, а как устремление жизненное, как то, что ведет нас по жизни к Вифлеему, как волхвов звезда, — вот этого нам очень и очень не хватает. (2:23:27) И волхвы идут к Вифлеему, к городу, который называется Бейт-ле́хем – «дом хлеба». И только что во время проскомидии мы читали молитву: «Боже, Боже наш, небесный Хлеб, пищу всему миру — Господа нашего Иисуса Христа, пославый…». Это дом Хлеба — Того Самого небесного Хлеба, сошедшего с небес, Которого мы должны были бы жаждать. (2:24:06) Но есть ли в нашей жизни этот голод по Богу, желание насытиться _Им_ прежде всего? Мы вообще очень редко в нашей нынешней жизни испытываем чувство обычного голода, физического — как-то… ну, в общем-то, слава богу, конечно, что он ушел, но мы очень часто из-за этого не можем понять, до конца ощутить то, что в Писании называется этой жаждой Бога, алка́нием Бога, жаждой насыщения, утоления голода. И вот этого нам не хватает. (2:25:00) Поэтому так мало мы чувствуем радость оттого, что это нам дано. А это нам дано, и сейчас мы с вами будем совершать Литургию и причащаться небесного Хлеба, приготовленного нам в Доме хлеба — Вифлееме. Аминь.

Проповедь о. Владимира в праздник Рождества Христова. 07.01.2022 Гал 4:4–7Мф 2:1–12

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Тему сегодняшней проповеди, точнее ее содержание, некий импульс, мне подсказал папа Франциск. Он предложил нам всем сегодня посмотреть на рождественский вертеп — ну или вот на икону Рождества.Когда вы смотрите на вертеп — вот он здесь стоит, вы, наверное, смотрели; ну, там сейчас издалека и не видно, но потом можно будет подойти, — что бросается в глаза? Ну, прежде всего, мы видим склоненную над яслями фигуру Девы Марии. Мы видим задумчивого Иосифа. Мы видим волхвов в ярких экзотических одеждах. Пастухов. Животных: волы, ослик, барашки… И только в последнюю очередь мы замечаем где-то в глубине маленькую фигурку Иисуса. (1:12)Вот так, маленький, незаметный, в этот мир приходит Бог, Спаситель мира. Он рождается на скотном дворе — в отличие от тех, кто рождался во дворцах и претендовал на то, чтобы называться спасителем; в отличие от многих основателей каких-то великих религий, которые опирались либо на власть имущих, либо на силу оружия для распространения своего учения. Нет. (2:02) Он очень скоро станет гонимым, преследуемым по политическим мотивам. Он станет беженцем, изгоем, пришельцем в чужой земле. А когда вернется на родину и вырастет, станет объектом насмешек, тех же преследований, гонений. И закончит Свою земную жизнь самой позорной смертью — будучи распятым на кресте. И тем не менее, Его проповедь, Его весть о Царстве Божьем завоевала, покорила сердца миллионов, а может быть, и миллиардов людей на земле.Почему? В чем Его секрет? (3:00) В чем Его оружие, сила? А вот в этой малости, вот в этой беззащитности. Он пришел и отдал Себя нам, будучи совершенно беззащитным. Беспомощным, немощным, слабым. И именно этим Он и покоряет людей, именно этим Он привлекает к Себе. Потому что, как позже скажет апостол Павел, сила Божия _в немощи_ совершается.Поэтому не будем бояться своей малости. Людям мира сего очень хочется величия. Очень хочется быть важными, значительными, яркими, заметными. Но вот эта важность, эта значительность, это стремление к величию закрывает нас от Бога. Сила Божия _в немощи_ совершается. Поэтому не будем бояться своей малости, но самое главное, не будем еще унижать и презирать малость, немощь, слабость других. Потому что рядом с ними — Христос Младенец, рядом с ними — Сам Бог.

Да хранит вас Господь.

Протопресвитер Александр Шмеман — Введение в литургическое богословие

Книга собрана на основе докторской диссертации отца Александра. Ее будет полезно прочесть каждому, кто хочет по-новому осмыслить участие в Таинстве, превратив его в настоящее приобщение являемому на земле Царству Божию. Автор приводит экскурс в историю церковного богослужения, помогает понять смысл и значение литургии, ее неотъемлемость от существа христианской веры.

В 2021 году исполнилось 100 лет со дня рождения протопресвитера Александра Шмемана, выдающегося мыслителя, богослова и проповедника XX столетия. Отец Александр никогда не отделял богослужение от жизни, для него литургия — это и есть жизнь, а литургическое богословие — опыт познания Бога через молитву Церкви.

«Введение в литургическое богословие» — ключевая работа отца Александра Шмемана, составляющая фундамент его дальнейшей мысли.

«Истинный замысел богослужения — не в символическом, а в реальном исполнении Церкви: новой жизни, дарованной во Христе, и это вечное преложение самой Церкви в Тело Христово, ее восхождение — во Христе и со Христом — в эсхатологическую полноту Царства и есть источник всякого христианского делания в мире сем, возможности «поступать, как Он»… Не система прекрасных символов, а возможность в мир низводить тот поедающий и преображающий огонь, о котором Господь томился — пока он разгорится…»

«В грохоте и шуме технологических революций, в мире, похожем одновременно и на сумасшедший дом, и на леса какого-то непонятного, грандиозного здания, общий план которого никому не понятен и которое все же строится, старые и привычные символы перестали доходить до человеческого ума, сознания, совести. Или, вернее, они стали только символами, лишились способности быть носителями силы, преображающей «реальность» и как бы естественно, непреодолимо, победоносно подчиняющей ее — эту реальность — Царству Божьему, всеобъемлющей цели, провозглашаемой Евангелием. Не случайно столько православных так любят символическое истолкование богослужения и этим истолкованием так легко удовлетворяются. Здесь, как в фокусе, находит свое выражение тот почти всеобъемлющий символизм христианского сознания, что пришел на смену исконному его и столь же всеобъемлющему реализму».

Спрашивайте книги в лавке храма.

Протопресвитер Александр Шмеман — Дневники 1973-1983

"Этот дневник отец Александр вел с 1973 года с небольшими перерывами вплоть до начала последней болезни. Писал он по-русски, на языке, который был ему родным с детства, проведенного в «русском» Париже.
"Настоящее издание воспроизводит дневник почти целиком.

Предисловие.

ПРЕДИСЛОВИЕ

После кончины протопресвитера Александра Шмемана в столе его кабинета в Свято-Владимирской семинарии, где он был деканом, были найдены восемь тетрадок, исписанных его рукой. Этот дневник отец Александр вел с 1973 года с небольшими перерывами вплоть до начала последней болезни. Писал он по-русски, на языке, который был ему родным с детства, проведенного в «русском» Париже.

Дневник отца Александра неизменно поражает широтой своего охвата. Им увлечется и ценитель литературы, и любитель политики, встретив тонкость суждений на самые разные темы, но прежде всего поражает глубина религиозного осмысления жизни. Все повседневные, частные явления, все многочисленные впечатления и оценки возведены к главному, к тому высшему смыслу, который вложен в замысел Божий о творении. И над всеми противоборствами и огорчениями, над всей критикой и обличениями основная тональность дневника – радость о Господе и благодарность Ему.

В дневнике упоминаются очень многие люди – это и учителя в кадетском корпусе, и профессора Свято-Сергиевского института, его друзья и наставники, коллеги по Свято-Владимирской семинарии, студенты, знакомые, представители всех «трех эмиграции» – круг общения отца Александра был чрезвычайно широк. Ему были интересны все люди. Он следил за событиями в России, радовался начинающемуся там духовному возрождению, которому и сам способствовал – регулярными передачами на радио «Свобода» и, конечно, своими книгами. Свою последнюю книгу, «Евхаристия. Таинство Царства», он сразу писал по-русски как дань земле, которую никогда не видел, но всегда считал своей. И, конечно, дневник позволяет увидеть глазами отца Александра его близких – жену Ульяну Сергеевну (в дневнике он так написал о ней: «В субботу – Льяне пятьдесят лет! Целая жизнь, и какая счастливая жизнь, вместе!»), дочерей Анну, Марию и сына Сергея (опять приведем его слова: «Каких удивительных, хороших детей дал мне Бог») и их семьи, брата Андрея и многих других.

Диагноз смертельной болезни был поставлен отцу Александру в сентябре 1982 года. В течение нескольких месяцев в дневнике не появлялось новых записей, и только 1 июня 1983 года отец Александр последний раз открыл свой дневник. Он написал о той «высоте», на которую подняла его болезнь, о любви и заботе близких и закончил дневник словами: «Какое все это было счастье!» Шесть месяцев спустя, 13 декабря 1983 года, окруженный близкими, отец Александр умер у себя дома в Крествуде. Последние слова, которые он ясно произнес, были: «Аминь, аминь, аминь».

Сергей Шмеман

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Альманах «Христианос» № 30

Ежегодник, включающий статьи, интервью и переводы авторов со всего мира, выпускает в Риге (Латвия) Международное благотворительное общество им. Александра Меня. Инициаторы и бессменные руководители этого Общества Наталия Большакова и Василий Минченко.

От редакции.

Страницы истории в лицах и датах
Так сложилось, что в 2021 г. в «Христианос-30» мы не могли пройти мимо нескольких важных событий, о которых нам напомнили круглые даты (строго говоря, не являющиеся юбилеями), значимость коих для Церкви, для христиан и, в частности, живущих в Латвии, — неоспорима.
И сам номер альманаха — 30-й — тоже достаточно «круглый» и, в каком-то смысле, невероятный для нас самих: по присказке «Люди так долго не живут…» или что-то в этом роде.
И такого большого по объему альманаха мы еще не выпускали, и это получилось не специально, — возможно, он таков потому, что мы попытались охватить период с XIX века по век XXI — через события, переплетенье дат и судеб.

Читать далее…


Например, Рижский женский монастырь. С момента его зарождения в 1891 г. прошло 130 лет, и монастырь живет, он никогда не закрывался, а его филиал — Преображенская пустынь, названная архим. Таврионом (Батозским, 1898—1978) «Зарей возрождения Церкви» — стал духовным центром для верующих, стекавшихся сюда со всего СССР во времена тоталитарного безбожного режима. О его основателях, истории обители, старце Таврионе; и о жизни монахинь уже в нынешние времена читатель найдет материалы (причем, в разных жанрах) в первой рубрике альманаха.
В 2021 г. христиане в разных странах будут отмечать 100-летие со дня рождения выдающегося богослова-литургиста, автора многих книг, педагога, пастыря и про-поведника, — протопресвитера Александра Шмемана.
Тексты, полученные редакцией «Христианоса» от учеников, коллег, друзей, почитателей о. Александра — из Франции, России, из США — составляют вторую ру-брику альманаха, в которой, кроме текстов, есть уни-кальные архивные фотографии.
В рубрике «Слово пастыря» мы продолжаем публикацию гомилетического наследия архим. Виктора (Мамонтова); в этом номере ее составляют впервые пуб-ликуемые проповеди 1998 г. (расшифрованные с аудио-записей, сделанных в церкви прп. Евфросинии По-лоцкой, в г. Карсаве). Следом идут материалы о самом Викторе Мамонтове. И не только во времена его свя-щеннического служения в Латвии, а и о его жизни до Латвии, когда он, будучи филологом и литературоведом (Южно-Сахалинск, Москва), был связан со многими людьми литературы, искусства, посвятил годы изучению наследия Максимилиана Волошина в Коктебеле; а также об удивительных встречах о. Виктора с интереснейшими людьми во время его поездок в Израиль, в Англию, во Францию, Бельгию. Эти статьи, сопровождаемые уникальными фотографиями, мы посвящаем 5-летней годовщине кончины архим. Виктора.
Кто знаком с историей возникновения альманаха «Христианос», с его, так сказать, родословной, и с темами и материалами многих выпусков альманаха, тем не надо объяснять, почему мы не могли не посвятить рубрику исповеднику свт. Крымскому Луке (Войно-Ясенецкому, 1877—1961) по случаю 60-летия его кончины. На сей раз мы публикуем два исторических материала о жизни, служении, о сложнейших перипетиях в судьбе великого ученого и епископа, об испытаниях, которым не было конца до его последних дней. Тексты включают в себя фрагменты документов, свидетельствующих и об атмосфере в стране, и о тяжком положении внутри Русской Православной Церкви.
Завершает 30-й выпуск «Христианоса» рубрика IN MEMORIAM — посвященная нашему личному другу, верному читателю и другу Редакции альманаха, буквально только что ушедшему от нас — замечательному писателю, рыцарю веры и культуры — Валентину Яковлевичу Курбатову. Мы даем прозвучать его собственному неподражаемому голосу — в его письмах.
Заканчивая этот краткий обзор «юбилейного» аль-манаха, снова, как и десять лет назад, в «Христианосе- XX», хочется произнести слова благодарности: нашим читателям, авторам, переводчикам, друзьям и помощ-никам, всем тем, кто молился о нас, присылал письма с откликами на тексты альманахов, кто присылал по-жертвования, кто жертвовал свой труд, организовывал презентации альманахов в разных городах и странах. Без этого участия многих людей, оказывавших на протяжении всех трудных 30 лет разнообразную и необходимую помощь, мы не прошли бы такой путь! Их верность и доверие поддерживали нас и давали силы работать.
До новых встреч!
Редакционный совет альманаха «ХРИСТИАНОС»

Свернуть…

СОДЕРЖАНИЕ…

СОДЕРЖАНИЕ

От редакции. Страницы истории в лицах и датах…………….4

К 130-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОСНОВАНИЯ РИЖСКОГО ЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ (1891—2021)

Инокиня Евфросиния (Седова). К 130-летию Рижского женского монастыря: о его основателях и истории обители………………...9

Спасо-Преображенская пустынь — филиал Рижского Троице-Сергиева женского монастыря — «Заря возрождения Церкви» (архим. Таврион (Батозский)
Александр Столяров. Литургия старца Тавриона…81

Лика Керенская.
Монастырские рассказы……….97
Отцы…………………………………...98
Матери………………………………...104
Монастырь и мир……………………….107
Катя-калечка и сила в немощи…………….110
Сестрички и тайны монастырской кухни……...114
Остров «Пустынька» в Иерусалиме…………119

К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПРОТОПРЕСВИТЕРА АЛЕКСАНДРА ШМЕМАНА

Архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Вениамин (Питерсон). Размышления в связи со столетней годовщиной со дня рождения
отца Александра Шмемана. (Пер. с англ)……...125

Прот. Владимир Ягелло. Воспоминания о
протопресвитере Александре Шмемане……………...131

Прот. Алексей Виноградов. Отец Александр Шмеман для нашего времени: Христос и кризис нашей эпохи.
(Пер. с англ)…………………………….141

Свящ. Владимир Лапшин.
Отец Александр Шмеман…………………...148
Радость общения………………………...152

Прот. Роберт и Сьюзен Арида. Вспоминая отца Александра.
(Пер. с англ)………………... 161

Йост ван Россум. Мой учитель отец Александр.
(Пер. с англ)…………………………….167

Прот. Александр Гарклавс. Встреча, изменившая жизнь Воспоминания об отце Александре Шмемане. (Пер. с англ)…………………………….178
Благословенная Суббота. (Пер. с англ)…….199

Лариса Волохонская-Певеар. Быть в его
присутствии……………………………. 201

Сергей Шмеман. Пророчество радости………….211

Лиля Туркина-Колосимо. Свидетель вечности……218

СЛОВО ПАСТЫРЯ

Архим. Виктор (Мамонтов). Проповеди…………225

К 5-ЛЕТИЮ СО ДНЯ КОНЧИНЫ АРХИМАНДРИТА ВИКТОРА (МАМОНТОВА)

Наталия Большакова-Минченко.
Таинство личной встречи…………………………...271

Дмитрий Коробкин. Тот, через кого струится свет.
Воспоминания об архим. Викторе (Мамонтове)…...305

Айвар Пецка. Неутомимость любви -
отец Виктор (Мамонтов)…………………. 313

К 60-ЛЕТИЮ КОНЧИНЫ СВЯЩЕННОИСПОВЕДНИКА ЛУКИ (ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКОГО), АРХИЕПИСКОПА СИМФЕРОПОЛЬСКОГО И КРЫМСКОГО

Сергей Чеботарёв. Преемник апостолов…………...327
Прот. Павел Бочков. Сибирский святой — святитель Лука (Войно-Ясенецкий): к истории жизни, почитания и канонизации святого в Красноярской епархии……...395

IN MEMORIAM

Наталия Большакова-Минченко. «Но ведь мы же еще встретимся?..» Фрагменты переписки с В. Я. Курбатовым……413

Свящ. Владимир Зелинский. «Наша мимолетная встреча…»
Из переписки с В. Я. Курбатовым………….460

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Архимандрит Лев (Жилле) — «Безграничная любовь — Богословское наследие XX века»

Архимандрит Лев (Жилле) - «Безграничная любовь — Богословское наследие XX века»

Литературное наследие архимандрита поражает экспрессивным и поэтическим языком, жарким «пламенем веры», которое свидетельствует о личной Встрече с Богом. Несколько небольших текстов, вошедших в книгу «Безграничная любовь», посвящены радостному свидетельству о том, что все люди без исключения непрестанно любимы Богом, любимы безгранично и бесконечно.

«Я — Любовь, твой Господь. Хочешь ли ты войти в жизнь Любви? Речь тут не об атмосфере тепленькой нежности, нет. Речь о том, чтобы войти в раскаленный жар Любви. Это и будет подлинным обращением, обращением в пламенеющую Любовь. Хочешь ли ты стать не таким, каким был, не таким, какой ты сейчас? Хочешь стать тем, кто существует для других и, прежде всего, для Того Другого и с Тем Другим, Кому каждое существо обязано своим бытием? Хочешь стать всеобщим братом, братом всему миру? Выслушай всё, что Моя Любовь хочет тебе сказать».

Читать далее…

«Посмотри на Красоту Любви в пучке травы, в зеленом листе, в ветке. Пусть аромат или цвет станут приношением. Встрой свою жизнь в жизнь Вселенной, подчинив ее тому же самому Божественному замыслу. Подумай о горах и о море, о ветрах и о бурях, о диких хищниках и маленьких зверьках. Каждый из них занимает свое место в Моем Сердце. Дай им место в своей молитве. Пусть они направят ее к простору, более широкому, чем то благочестие, в котором нет места для Вселенной. Признай замысел Любви в каждом из творений. Я возлюбил каждую песчинку, каждое дерево, каждое животное. Каждое из них представляет собой восхождение и нисхождение. Объединись со всем этим. Воздай должное природе, не способной говорить. Пусть молитва, просторная, как мир, станет твоим ответом на безграничную Любовь».

«Божественную Любовь можно сравнить с окружающим нас атмосферным давлением, которое поддерживает каждого и в то же время оказывает на него давление со всех сторон. Любовь осаждает каждого и пытается найти в нем лазейку, тропку, ведущую к сердцу, через которое Любовь сможет проникнуть повсюду. Различие между грешником и святым состоит в том, что грешник закрывает свое сердце для Любви, тогда как святой открывается этой Любви навстречу. Любовь в обоих случаях одна и та же, и давление будет одним и тем же. Но один отвергает, а другой принимает. (Не бывает приятия без предварительного участия благодати, но ведь благодать была предложена и тому, кто ее отверг.) Различие — не со стороны Бога, а со стороны человека».

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Митрополит Антоний Сурожский — Об исповеди

Переиздание второй части книги Митрополита Антония «Пастырство» (Минск, 2005), посвященное исповеди. По слову Владыки Антония, «даже людям, которые родились и воспитывались в Церкви… приходится вновь и вновь задумываться: что представляет собой исповедь, для чего мы исповедуемся, к чему это нас обязывает, куда это может нас привести?»

Что значит каяться? Подходить к священнику со списком своих грехов? Кивать головой и повторять вместе с другими верующими «прости, Господи» во время общей исповеди? В этом ли суть таинства? На эти вопросы не раз отвечал выдающийся пастырь-проповедник ХХ века митрополит Антоний Сурожский. Несколько фрагментов из его бесед, которые напоминают, что исповедь — это не формальность и не повинность, а великий дар для христианина.

Отрывок из книги…

«Нередко меня спрашивают: как надо исповедоваться?.. И ответ на это самый прямой, самый решительный может быть таков: исповедуйся, словно это твой предсмертный час; исповедуйся, словно это последний раз, когда на земле ты сможешь принести покаяние во всей твоей жизни, прежде чем вступить в вечность и стать перед Божиим судом, словно это – последнее мгновение, когда ты можешь сбросить с плеч бремя долгой жизни неправды и греха, чтобы войти свободным в Царство Божие.»

«Во-первых, каждая исповедь должна быть предельно личной, «моей», не какой-то общей, а моей собственной, потому что решается ведь моя собственная судьба. И поэтому, как бы несовершенен ни был мой суд над самим собой, с него надо начать; надо начать, поставив себе вопрос: чего я стыжусь в своей жизни? Что я хочу укрыть от лица Божия и что я хочу укрыть от суда собственной совести, чего я боюсь?»

«И не вовлекайте других людей: вы пришли исповедовать свои грехи, а не чужие грехи. Обстоятельства греха имеют значение, только если они оттеняют ваш грех и вашу ответственность; а рассказ о том, что случилось, почему и как – к исповеди никакого отношения не имеет; это только ослабляет в вас сознание вины и дух покаяния…»

«Поставь себе вопрос: если моя жена, мои дети, мой самый близкий друг, мои сослуживцы знали бы обо мне то или другое, было бы мне стыдно или нет? Если стыдно — исповедуй. Если то или другое стыдно открыть Богу (Который и без того это знает, но от Которого я стараюсь это спрятать) или было бы страшно — открой это Богу. Потому что в момент, когда ты это откроешь, все то, что ставится в свет, делается светом. И тогда ты можешь исповедоваться и произносить свою исповедь, а не трафаретную, чужую, пустую, бессмысленную исповедь.»

«– …Если ты хочешь по-настоящему каяться, исповедоваться поистине и меняться, тебе не надо сосредотачиваться только на том, что в тебе плохо. Тебе нужно впустить в себя свет. А для этого нужно обратить внимание на то, что у тебя уже есть светлого. И во имя этого света бороться со всей тьмой, которая в тебе есть.
– Да, но как это сделать? Неужели я буду о себе думать, что вот я такой хороший в том или другом отношении?
– Нет. Читай Евангелие и отмечай в нем те места, которые ударяют тебя в душу, от которых трепетно делается сердце, от которых ум светлеет, которые подстегивают твою волю к желанию новой жизни. И знай, что в этом слове, в этом образе, в этой заповеди, в этом примере Христа ты нашел себе искорку Божественного света. И оскверненная, потемневшая икона, которой ты являешься, просветлела. Ты уже немного становишься похожим на Христа, в тебе понемногу начинает проявляться образ Божий. А если так, то запомни это. Если ты будешь грешить, то будешь осквернять святыню, которая в тебе уже есть, уже живет, уже действует, уже растет. Ты будешь тушить в себе образ Божий, тушить свет или окружать его тьмой. Этого ты не делай. Если ты будешь верен тем искрам света, которые в тебе уже есть, то постепенно тьма вокруг тебя будет рассеиваться.»

«Исповедь, конечно, содержит в себе покаяние, но чтобы понять, в чем суть покаяния, надо говорить о нем отдельно. <…> Покаяние не заключается в том, чтобы хладнокровно увидеть в себе грех и его принести Богу на исповеди; покаяние заключается в том, чтобы нас что-то так ударило в душу, что из наших глаз и из нашего сердца вырвались слезы.»

«Одну из пасхальных икон, которая по-русски называется «Сошествие во ад», по-английски мы называем «Попрание ада, победа над адом». На этой иконе мы видим находящихся глубоко под землей, вдали от близких, вне мира человеческой любви и общения, тех, которые умерли и стали пленниками отчуждения — взаимного отчуждения и отчуждения от Бога. Но посреди них мы видим и Самого Господа Иисуса Христа, за руку воздвигающего Адама и Еву — и в их лице все человечество, выводящего их из отчужденности, из одиночества, из мрака в свет, в Царство вечной любви, в Царство, которое Крестом завоевал для нас Христос.

В каком-то смысле это дивный и трагический образ того, что случается на исповеди: священник, предстоящий на исповеди по образу Самого Бога, призванный сходить вместе с кающимся в самые потаенные закоулки боли, мрака, греха, поистине сходит во ад, изображенный на иконе. И видит он там нечто дивное и чудесное: в эти потемки сходит не только луч света, не только искра надежды; в этот густой мрак сходит Сам Господь Иисус Христос, исцеляя, спасая, принося утешение, подавая новую силу, принося радость спасения… Какое это диво — стоять перед Живым Богом, и как те, которые, умерев, встретили Господа Иисуса Христа, стоять лицом к лицу с Ним и от смерти возвращаться к жизни. Какое диво, что нам это дано!»

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Проповедь о. Владимира на литургии 07.11.2021

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Ну, притчу о богаче и Лазаре мы, наверное, очень хорошо знаем, много раз ее читали, много раз над ней размышляли и говорить о ней в том смысле, <чтобы> добавить что-то новое, практически невозможно. Единственное, может быть, стоит еще и еще раз вспомнить о том, что имя богача даже не сохранилось, а нищего, Лазаря, мы знаем по имени, имя его вошло в историю. О чем это свидетельствует? Мы всю жизнь тратим на то, чтобы чего-то добиться, что-то, вот, накопить, скажем так. Но Господь говорил, что жизнь человека на зависит от его имени. Богатый жил блистательно, но кончил плохо. Нищий мучился, страдал, но он — на лоне Авраамовом, в Царстве Божием, и имя его вошло в историю. И вот, каждый пусть сам выбирает, что для него важнее, чего он хочет. Но сегодня я хочу обратить ваше внимание на апостольское зачало. Апостол Павел настаивает, что Евангелие, которое он благовествовал Галатам и всем другим основанным им Церквам, не есть человеческое, но что получил он его от Самого Иисуса Христа. От Бога через откровение Христа. Почему? Почему он так настойчиво это доказывает? Его обвиняли в том, что он исказил проповедь апостолов. Что он проповедует не то, что заповедал Христос, не то, что проповедуют другие апостолы. И вот Павел настаивает на том, что он проповедует то, что он сам получил непосредственно от Христа. Знаете, есть такая, ну, не знаю, притчей ее и не назовешь, но мне приходилось читать, что то, что я чувствую, то, что я проживаю — это одно, когда я пытаюсь это осмыслить — это уже немножко что-то другое, когда я пытаюсь облечь это в слова, рассказать кому-то об этом — это уже третье, а то, что ты услышал — это уже четвертое. А уж то, что ты из этого понял и принял для себя — это уже пятое. А если ты попытался это пересказать еще кому-то, то цепочка эта продолжается, и там будет уже десятое, и двадцатое, и тридцатое. Поэтому очень важно — очень важно! — обращаться к первоисточнику. Очень важно получать информацию, получать что-то, вот, необходимое для жизни из самого первоисточника. А самый первоисточник для нас для всех — Христос. Ну, и конечно, его Священное Писание, Евангелие, вот, то, что сохраняется в течение уже многих веков и тысячелетий. Да, конечно, переводы! Каждый перевод это уже немножко какое-то иносказание, немножко какое-то толкование и так далее, но тем не менее, Священное Писание, как мы считаем, в неповрежденном виде сохраняется до сего дня. Почему важно обратить вот на это внимание? Да потому что сегодня — да и не только сегодня, наверное, это было и раньше, в девяностые годы это особенно было, и в двухтысячные, и сейчас, оказывается, и сейчас это все продолжается — люди мечутся в поисках гуру, в поисках учителей, авторитетов. Старцы, какие-то там знаменитые проповедники, какие-то там книжники, учители и так далее. У нас один Учитель — Иисус Христос, вот, Его нам надо спрашивать, и от Него надо получать ответы. На самом деле, Он отвечает. Нужно только прислушиваться. Он посылает знаки, Он иногда говорит прямо открытым текстом. Ты еще не успел спросить, а уже понимаешь, что Он тебе отвечает. Главное только не пропускать этого. Мы очень часто говорим: «Вот, я Его не понимаю , я Его не слышу.» Это <означает>только то, что нам не хочется Его понимать, нам не хочется Его слушать. Потому, что Он говорит не то, что нам хотелось бы. Поэтому мы делаем вид, что ничего не поняли. На самом деле, все понятно. Надо только быть честными перед собой и перед Богом. Святой апостол Иоанн писал: «Вы не нуждаетесь, чтобы вас учили другие, чтобы вас кто-то чему-то учил. Вы сами уже должны быть учителями для этого мира.» Так что, вот, родные мои, давайте… Это очень важный момент! Мы часто говорим, что в Христианстве самое главное — это личная встреча со Христом. Это, действительно, вот, — спросить Его и услышать ответ. Без этого Христианства не бывает. Без этого это будет ну «изм» какой-нибудь, я не знаю, или еще что-то. Так что давайте, родные мои, учиться, давайте учиться обращаться к Богу и, самое главное, слушать. Слышать и слушать. Да хранит вас Господь.

Борис Филипов — Свидетельница Воскресения. Тайны и разгадки Туринской Плащаницы

Эта книга посвящена истории Туринской Плащаницы. Поскольку автор — историк, то в первой ее части рассказывается в основном об историческом пути Плащаницы и связанных с ней исторических тайнах, разгадать которые уже сумели историки или о которых они только строят предположения.

Плащаница никогда не будет считаться подлинной, если у нее не будет полной и достоверной биографии. Вариант такой биографии представил почитателям Плащаницы в 1978 году английский историк и журналист Ян Вильсон. Но она сразу же вошла в противоречие с признанной церковным сообществом историей Нерукотворного Спаса из Эдессы, которого Вильсон отождествил с Плащаницей. В то же время версия Вильсона о тождественности двух реликвий подверглась серьезной критике со стороны академического сообщества. И тем не менее именно книга Вильсона является сегодня отправной точкой для всех, кто исследует историю Туринской Плащаницы или предлагает свою версию этой истории.

Содержание и отрывок из книги…

Содержание

От автора

ЧАСТЬ I. ВОССТАНАВЛИВАЯ ТАИНСТВЕННЫЕ МАРШРУТЫ
Глава 1. Загадка древнего полотна

Как выглядит Туринская Плащаница
Первое фото Плащаницы производит сенсацию
Ученые расходятся во мнениях
Гипотеза об авторстве Леонардо да Винчи
Папа Римский объявляет позицию Католической Церкви
Начало масштабного исследования Плащаницы

Глава 2. Иудея времен Иисуса Христа

Израиль под властью Рима
Фарисеи, саддукеи, ессеи и зелоты
Что мы знаем о Понтии Пилате и его окружении
Кризис в еврейском обществе
Иудейская Пасха
Иерусалим — город паломничества и центр благосостояния
Почему Иисуса осудили так быстро?

Глава 3.13-го числа месяца нисана 33 года

Пилат объявляет приговор
Путь на Голгофу
Нес ли Иисус Свой крест?
Кто такие «дочери иерусалимские»?
Иисус на Голгофе
Об ударе копьем
Свидетельство о смерти
Иосиф Аримафейский
Обряд погребения в Древней Иудее
Снятие с креста и погребение Иисуса
Доска из древнего Назарета

Глава 4. Древнейшие свидетельства о Плащанице

Свидетельства евангелистов
Древние исторические свидетельства
Память о Плащанице в богослужении

Глава 5. Судьба Плащаницы после Воскресения. Иерусалим — Антиохия — Эдесса

Антиохия
Появление Нерукотворного Образа
Когда появился в Эдессе Спас Нерукотворный?
Сирийская версия появления изображения Иисуса
Версия Яна Вильсона
Какая реликвия почиталась в Эдессе
Почитание, нестыковки и свидетельство придворного врача Смера
Полотно покидает Эдессу

Глава 6. Константинополь и тайны его святых реликвий

Прибытие в Константинополь
Императоры и святое изображение. Первое свидетельство о Плащанице
Реликвия в Святой Софии. Второе свидетельство о Плащанице
Что же перенесли из Эдессы?
Что хранилось в императорском реликварии?

Глава 7. Плащаница и крестоносцы

Захват Константинополя
Плащаница пропала
След святого полотна?

Глава 8. Исчезновение на 150 лет: версии и догадки

Франция?
Афинский след?

Глава 9. «Таинственная голова» тамплиеров

Секретные владельцы
Благородный орден
Зачем тамплиерам нужна была Плащаница?
Как Плащаница могла оказаться у ордена?
Гордость и предубеждение
Судебный процесс и уничтожение
Материалы допросов
Открытие Барбары Фрале
Необычная «дверца»
Плащаница и король Франции

Глава 10. Благородный рыцарь из Шампани

Charnay или Charny?
Самый достойный
Как возникла коллегиата в Лире
Явление Плащаницы
Послание усомнившегося епископа
Решительная графиня Маргарита

Глава 11. Савойский дом

Могущественная династия
Пожар в Шамбери и «переезд» в Турин

Глава 12. Плащаница и ее влияние на иконографию Распятия и погребения Иисуса Христа

Первоисточники священных изображений Христа
Распятие: Христос торжествующий и Христос страдающий

ЧАСТЬ II. СВИДЕТЕЛЬСТВО ПЛАЩАНИЦЫ
Глава 1. Подтвердить или опровергнуть. Хронология научных исследований

Энтузиазм и большая наука
Исследование команды STURP
Новые открытия

Глава 2. Медицинские и анатомические исследования

Анатомические исследования
Кровь
Раны на теле
Бичевание
Следы других травм
Смерть

Глава 3. Ткань

Полотно для богатых заказчиков
Как одежды первосвященника

Глава 4. Монеты на глазах

О пользе орфографии
Монеты в древних иудейских могилах

Глава 5. Пыльца на Плащанице

Растения как маркеры

Глава 6. Радиоуглеродное датирование Плащаницы

«Черный день для Плащаницы»
Факты и сомнения, или Как научно доказать подлинность чуда

Список использованных источников и литературы
Источники
Литература

Отрывок из книги.

Радиоуглеродный метод основан на использовании чувствительных счетчиков радиоактивного излучения, испускаемого изотопом углерода с массовым числом 14 (изотоп 14С). Период его полураспада равен 5568 годам. Примерное соотношение радиоактивного (14С) и нерадиоактивных (12С и 13С) изотопов на Земле известно, поэтому, определяя в старых материалах количество радиоактивного 14С и стабильных 12С и 13С изотопов, можно приблизительно подсчитать, как много атомов 14С успело распасться к настоящему времени. После этого можно получить примерную (!) дату появления данного образца на свет.

Этот метод был разработан группой американских ученых во главе с Уиллардом Либби. В 1960 году за свое открытие Либби получил Нобелевскую премию по химии. «Внедрение в практику археологии радиоуглеродного датирования, — писал известный британский археолог Колин Ренфрю, — произвело настоящую революцию в мышлении исследователей, которая продолжается до сих пор. Несомненным преимуществом радиоуглеродного метода является независимость физических измерений времени от любых экспертных исторических и археологических оценок».

Предложения подвергнуть Плащаницу радиоуглеродному датированию выдвигались практически с самого начала применения этого метода. Однако только разработка ускорительной масс-спектрометрии позволила реально рассмотреть возможность радиоуглеродного датирования Плащаницы, ограничив массу необходимых образцов до нескольких десятков миллиграммов.

В 1982 году американская группа STURP создает комиссию для изучения проблемы радиоуглеродного датирования. Она обращается к высококвалифицированным лабораториям с вопросом об их готовности участвовать в определении возраста ткани с использованием небольших образцов. Шесть лабораторий (в Брукхейвене, Харвелле, Рочестере, Туссоне, Оксфорде и Цюрихе) выражают согласие на проведение самостоятельных исследований определения возраста Плащаницы. В следующем году Британский музей проводит пробное исследование, передав лабораториям, не уточнив возраст, египетский лен 3000 года до н. э. и перуанский хлопок 1200 года н. э. Датировка лабораториями второго образца оказалась неточной, ошибка Цюриха составила 1000 лет.

В июне 1985 года в Тронхейме (Норвегия) проходит XII Международный конгресс по датированию с использованием радиоактивного углерода. Представители лабораторий выражают согласие на проведение самостоятельных исследований. Единственная задача, стоящая перед STURP как инициатором, — получить в Турине образцы.

Между тем Плащаница поменяла владельца — бывший король Италии Умберто II завещал Плащаницу папе Иоанну Павлу II, и после смерти короля Святой Престол принял этот дар. В результате Папская академия наук также выразила желание принять участие в исследовании.

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Протопресвитер Александр Шмеман — Основы русской культуры : Беседы на Радио Свобода. 1970-1971

Цикл радиобесед знаменитого богослова и проповедника о.Александра Шмемана посвящен осмыслению основных категорий русской культуры. Произнесенные в 1970—1971 гг. и вызванные размышлениями над новой намечающейся поляризацией русской культуры, эти беседы являют нам образец цельного глубокого продуманного, выверенного в оценках христианского взгляда на сущность и содержание русской культуры.

Протопресвитер Александр Шмеман широко известен как богослов, литургист, церковный деятель, многолетний ректор Св. -Владимирской семинарии в штате НьюЙорк, автор книг и статей по богословию. Отец Александр не замыкался в рамках религии (нелюбимое им слово и понятие), он видел и встречал Бога во всем творении и в первую очередь в культуре.
Культура для него в первую очередь выражалась в литературе. Беседы на Радио Свобода, он вел на протяжении тридцати лет — с 1953 года до своей кончины в конце 1983 года.

Содержание и предисловие…

Содержание
Ольга Седакова / Семидесятые. В поисках утраченной души
Елена Дорман / От составителя
Духовные судьбы России

ОСНОВЫ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Беседа 2 / Спор о культуре в Советском Союзе
Беседа 3 / «Культура» в русском самосознании
Беседа 4 / Парадоксы русского культурного развития: максимализм
Беседа 5 / Парадоксы русского культурного развития: минимализм
Беседа 6 / Парадоксы русского культурного развития: утопизм
Беседа 7 / «Взрыв» русского культурного самосознания в XIX веке (1)
Беседа 8 / «Взрыв» русского культурного самосознания в XIX веке (2)
Беседа 9 / «Взрыв» русского культурного самосознания в XIX веке (3)
Беседа 10 / Отрицание культуры во имя прагматизма
Беседа 11 / Отрицание культуры во имя религии
Беседа 12 / Отрицание культуры во имя социальной утопии
Беседа 13 / Толстой и культура
Беседа 14 / Достоевский и русская культура
Беседа 15 / Культурное самосознание «Начала века» (1)
Беседа 16 / Культурное самосознание «Начала века» (2)
Беседа 17 / Уход от нравственных основ культуры
Беседа 18 / Первая реакция на революцию
Беседа 19 / Порабощение культуры
Беседа 20 / Творческое сопротивление (1)
Беседа 21 / Творческое сопротивление (2)
Беседа 22 / Творческое сопротивление (3)
Беседа 23 / Прошлое и традиции
Беседа 24 / Запад
Беседа 25 / Технология и наука
Беседа 26 / Социальные темы
Беседа 27 / Религиозные темы
Беседа 28 / На распутье
Беседа 29 / На пути к синтезу (1)
Беседа зо / На пути к синтезу (2)
Беседа 31 / Заключение

ПРИЛОЖЕНИЯ

Религиозное вдохновение русской литературы
Единая интуиция
Заря русской поэзии
Тайна Пушкина
Тютчев: любовь, побеждающая бездну
Странная жажда
Великий христианский писатель (А. Солженицын)
Образ вечности
Отнесенность к главному
Молитва— опыт победы
Христианский трагизм
Русское духовенство у Чехова

От составителя

Культура для него в первую очередь выражалась в литературе. Литература была, по словам критика Елены Невзглядовой, «драгоценной заботой его ума и души». В русской литературе искал и находил отец Александр образ русской культуры вообще, в ней отображалось самосознание русского народа на разных этапах его существования и развития. Особым видом пастырского и проповеднического служения отца Александра были его беседы на Радио Свобода, которые он вел практически на протяжении тридцати лет — с 1953 года до своей кончины в конце 1983 года. К этим порой изнурительным трудам — новая беседа каждую неделю на протяжении всех тридцати лет! — отец Александр относился трепетно и ответственно. Нередко именно в этих «скриптах», как он называл эти тексты, он нащупывал и подтверждал главные интуиции своих будущих лекций и книг.

В 1970—1971 годах отец Александр Шмеман прочитал по радио цикл бесед «Основы русской культуры». Об основах русской культуры Шмеман решил говорить не просто так. Он заметил, что в СССР начались серьезные споры о русской культуре, об ее истоках, прошлом и настоящем. После той культурной катастрофы, к которой привели революция и годы советской власти, начались поиски единого мировоззрения, единого культурного пространства, единых культурных ценностей, попытки восстановления культурных связей с прошлым страны и, следовательно, появилась надежда на будущее русской культуры. В этой атмосфере снова с особой остротой встал вопрос о смысле и содержании культуры, о ее миссии в человеческом обществе. В то же время именно тогда в советской культуре актуализировался вечный для русской мысли спор «западников» и «славянофилов», именно к началу 1970-х годов стала намечаться поляризация взглядов, разводившая деятелей культуры уже не на почве идеологии, а на основе понимания идентичности русской культурной традиции. Отец Александр почувствовал эти тектонические сдвиги и живо на них откликнулся — своим замечательным, глубоко продуманным и выверенным в оценках циклом бесед.

Однако тексты этих передач не сохранились в архивах ни автора, ни Радио Свобода и, как итог, не вошли ни в один сборник радиобесед отца Александра, даже в солидный двухтомник, изданный в 2009 году издательством ПСТГУ. В 2011 году Татьяна Георгиевна Варшавская — вдова замечательного писателя-эмигранта Владимира Варшавского, друга отца Александра Шмемана — передала в архивное хранение Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына семейный архив. Среди полученных бумаг ученый секретарь ДРЗ Мария Анатольевна Васильева нашла тексты девяти бесед (с 3-й по 12-ю) из цикла «Основы русской культуры». Мария Анатольевна Васильева и я, будучи сотрудником ДРЗ, подготовили их к печати и опубликовали в «Ежегоднике ДРЗ» за 2012 год. Надежды на то, что остальные беседы найдутся, было мало. Мы не единожды пытались найти их следы и в Европе, и в США, но безрезультатно.

Но чудеса случаются. В 2016 году в Мюнхене Андрей Андреевич Никитин-Перенский, создатель электронной библиотеки lmwerden.de и архива русской эмигрантской литературы «Вторая литература», обнаружил при разборе библиотеки умершей за год до того поэтессы Нины Бодровой папку с текстами всего цикла «Основ русской культуры» (к сожалению, кроме самой первой беседы). Оказалось, что цикл состоит из тридцати одной беседы. Я решила не ждать, пока случится еще одно чудо и найдется первая беседа, и готовить цикл к публикации. Основную работу по подготовке к публикации бесед 3-12 проделала ученый секретарь Дома русского зарубежья Мария Анатольевна Васильева, в частности Мария Анатольевна снабдила текст ссылками. Остальные беседы отредактированы и подготовлены мною. Все сноски в тексте принадлежат редакторам. В квадратных скобках восстановлены фрагменты, вычеркнутые автором в машинописи.

В книгу кроме цикла бесед «Основы русской культуры» вошли еще несколько радиобесед отца Александра из других циклов и лекция о Чехове, которую отец Александр часто читал в разных аудиториях. Открывается сборник докладом «Духовные судьбы России», прочитанным на русском симпозиуме в церкви Казанской Божьей Матери в городе Си-Клифф, штат Нью-Йорк, в апреле 1977 года. Мы посчитали, что он как нельзя лучше представляет интуиции отца Александра о русской культуре, подробно разворачивающиеся в самих беседах.

Огромная благодарность Марии Анатольевне Васильевой и Андрею Андреевичу Никитину Перенскому, благодаря которым мы смогли прочитать эти беседы и познакомить с ними широкого читателя.

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Проповедь о. Владимира на Всенощном бдении 13.10.21

(Лк 1:39-56) Во имя Отца и Сына и Святого Духа. И так, сегодня мы с вами совершаем один из самых любимых на Руси праздников. Праздник, хотя и не двунадесятый, то есть не один из самых-самых главных, но, тем не менее, очень великий, любимый в народе. Не случайно в самом центре Москвы, храм на Красной Площади – Покровский собор. Правда, его принято называть храмом Василия Блаженного, потому что там подвизался Христа ради юродивый Василий блаженный, на паперти этого храма. Но, в принципе, храм Покровский, храм Покрова Пресвятой Богородицы. И во многих городах, в самом центре города, если есть кремль, то в кремле или на Соборной площади обязательно храм Покрова Пресвятой Богородицы. И конечно, для нас сегодня, может быть, даже не так важно происхождение этого праздника, сколько его идея, понимание его значения сегодня для нас. Это выражение нашей веры в то, что у нас есть Небесная Заступница. У нас есть Тот, Кто предстоит Престолу Божиему и молит Бога о нас, несмотря на наши немощи, несмотря на наши грехи, несмотря на наши падения. У нас Тот, Кому мы близки, кому мы дороги; Тот, Кто отмаливает нас, отмаливает и покрывает нас своим Покровом, своей любовью покрывает нас в этом мире. Но, на самом деле, и происхождение праздника тоже имеет огромное значение для нас. Это очень-очень важный урок в понимании того, что есть христианство, понимании того, как мы должны относиться к миру, как мы должны относиться к людям. Важно, что этот праздник возник в XII веке на Руси, хотя связан с событием, которое было в X веке в Константинополе, в Византии. Интересно, что даже если этот праздник когда-то и был там, в Константинополе и в Греции, то потом про него благополучно забыли. И сейчас этот праздник, если они его и знают, то только из России. А на Руси он всегда был почитаем. И вот это очень важно, ведь этот праздник связан с событием, которое, в современной истории, можно было бы сказать, не принято вспоминать. Потому что этот праздник, возникновение этого праздника, связано со страшным поражением наших предков, славян, которые пытались захватить Константинополь. И вот, по мановению Пречистой Матери эти войска захватчиков, которые пришли с севера к Константинополю, были разбиты, корабли потоплены. Вообще, это было такое сокрушительное поражение, и вот несмотря на то, что это было наше, казалось бы, поражение, что же тут праздновать, наши предки в честь этого события установили праздник. Потому что для них было не так важно, что это «наш или не наш». Для них важно было, что нечестивые язычники пытались разграбить благочестивый Константинополь. Почему я на это обращаю внимание? Потому что мы сегодня делим людей — наши, не наши – по каким-то партийным признакам, по национальным. Неважно, пусть воры, пусть злодеи, зато наши, а там не наши. А раз не наши, значит, на них надо навешать всех собак. Значит они плохие, только потому, что не наши. Вот для наших предков это было не так. Наши предки не так понимали отношение к людям. Неважно – наши, не наши, а важно: вот это злодей, и Матерь Божия их наказала. А вот эти люди молились Божией Матери, и Она их защитила. Вот об этом мы должны всегда помнить. А вообще лучше не делить ни на наших, ни на не наших. Господь ясно нам сказал: не судите, да не судимы будете. Давайте будем об этом помнить. Да хранит вас Господь. "

Проповедь о. Георгия Завершинского на Литургии 14.10.21

(Евр 9:1-7, Лк 10:38-42, 11:27-28) Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Молитва и храм есть благая часть, которая не отнимется от нас. Странное положение вещей: активная, всё продумавшая, обо всём позаботившаяся Марфа вдруг отошла в сторонку. Оказалось то, что она делала, не столь важно, как нечто иное, которое евангелист Лука называет благой частью. Что же это такое – благая часть? Мы пришли в этот мир, чтобы его изменить, улучшить, устроить так, чтобы нам и следующим поколениям, нашим детям, жилось хорошо, радостно, светло, чисто, благородно, справедливо. Мы готовы прикладывать все силы, и лучшие из нас возможно даже приносят в жертву себя ради лучшего, более справедливого устройства. Но, всё равно, надо постоянно что-то делать, надо постоянно думать, устраивать, заботиться. И вдруг, ты заботишься, суетишься, а одно только нужно. Ну как же, Господи, надо же это сделать. Кто же их вырастит, детей, кто же с внуками, внучками посидит. Ну кто же их устроит так, чтобы они ходили в церковь, узнавали о Боге, читали Библию. И вот включается этот круговорот жизни, из которого, бывает очень нелегко выйти, вырвать себя, как барон Мюнхгаузен из болота, себя за волосы вытащить. Это невозможно, и невозможное оказывается возможным, и вот мы здесь с вами, словно Покровом Пресвятой Богородицы покрыты. От чего, от кого? Да от самих себя! От тех, кто пришёл перестроить мир, чтоб изменить его, наладить. К чему это привело? Многие задумываются: откуда это взялось – этот вирус, эта пандемия, землетрясения, цунами, я не знаю, потепление глобальное, откуда? От сверх активности человеческой, откуда ещё? Но не будем всё валить в одну кучу, не нам разбираться. Но, всё-таки, учёные уже сделали выводы, в согласии друг с другом. Лучшие умы человечества сказали: да, это наша с вами деятельность, активная, чрезмерная, по устройству нашей жизни по каким-то там передвижениями, перемещениями, потому что послезавтра жизнь здесь будет хуже, чем завтра. Если построить последовательность событий, чтобы послезавтра было лучше, чем завтра. Вот это влияние, и никуда от этого не денешься. Почему же? Зато приходим вольно или невольно к ответу – что такое благая честь. Вот мы здесь собрались, и вот в данный момент не производим ничего, не заботимся, чтобы обустроить нашу или общую жизнь в этом мире, в человечестве, к лучшему. Мы просто с вами пребываем. И вот тут ответ сам собой: Он, Который среди нас, Он рад этому больше, чем всякой нашей деятельности – активной, умственной, разумной, интеллектуальной или какой-то иной – вот просто присутствуем. Просто быть рядом, у ног, как Мария. И она почти не появляется больше. Когда Христос идёт воскресить Лазаря, то Марфа выходит Его встречать, а Мария остаётся где-то дома. Вообще её фигура только в одном месте так активно выходит на передний план, скажем так, где речь идёт о благой части. Пребывая со Христом, в Его присутствии. Почему? Потому что и наше с вами присутствие дорого Богу. Оно дорого тем, что мы это отдаём Ему. Уже не это, а себя самих отдаём Ему, не думая ни о чём прочем. Но наступает момент истины, наступает момент соприкосновения, соприсутствия, сопребывания с Богом. Бездеятельного внешне, но необычайно активного и деятельного внутри. Что, как говорят святые, и один из них, преподобный Силуан Афонский говорил, что молитва это самый тяжёлый труд, на который способен далеко не всякий человек. По-настоящему совершённый труд молитвы, пребывания, присутствия с Богом, ощущения, поддержания своего присутствия в лице, перед лицом Божиим, в Его присутствии необычайно трудно. Это усилие требуется, и это состоялось и продолжалось. Вот по тому и дорого это, этот труд не напрасный. Этот труд не внешний, невидимый. Пребывание бездеятельно, не продуктивно внешне – ведь никакой мир от этого не улучшится. Мы много молились, во многих храмах, но вот пандемия пока она естественным, природным путём не ослабнет, не войдёт в число обычных сезонных болезней, вот так оно и будет. Но некоторые говорят, что можно, и человек действительно делает то, что нужно в данной ситуации. Но пребывание превосходно тем, что Бог, помимо всякого иного дела, ценит наше просвещение, нашу преданность, осуществлённую молитву, о которой нам говорит сердце. Сердце не молчит, сердце активно и деятельно. И оно вызывает к жизни всё остальное, окружающее нас – тело наше, разум, чувства. И вот, выйдя из храма, мы совсем другие люди, и окружающий нас мир совсем иной, он преобразился так, как этого хотел Бог. Нет, не нашими руками., не нашими сверх активными действиями, которые, как мы видим иногда, бывают чрезмерными, даже агрессивными в отношении окружающего мира. Нет, помимо этих действий, благодаря тому, что Бог любит этот мир и Сына Своего отдал, чтобы всякий из нас, пребывающий в Его присутствии (добавим эти слова), не погиб, а имел жизнь вечную. Аминь.

Проповедь о. Владимира на литургии 3 октября 2021 г

Кор 4:6–15; Мф 22:35–46;

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Естественно, что в эти дни, в дни праздника Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня мы говорили в основном о кресте, о его значении для христиан, о том, что он значит в нашей жизни. Основная мысль, наверное, всех этих наших рассуждений заключалась в том, что крест — это есть знак, символ искупительной жертвы Иисуса Христа. Той жертвы, через которую мы рождаемся в новую жизнь. Обычно мы под искупительной жертвой Христа понимаем именно само Богораспятие, Его добровольное восшествие на Крест. Но на самом-то деле — и мы с вами не раз об этом говорили — искупительная жертва Иисуса Христа начинается с Боговоплощения, с зачатия этого Богомладенца, с Его рождения в этот мир. (1:07) Бог стал человеком, Бог принял на себя всю боль, все страдание этого мира, Бог разделил с нами все тяготы этой жизни, человеческой жизни. Это искупительная жертва Иисуса Христа. Крест — это вершина, это венец, это последний главный штрих этой искупительной жертвы. И, как мы уже сказали, через эту искупительную жертву Иисуса Христа мы рождаемся в новую жизнь. То есть крест — это не только страшное орудие казни, орудие смерти. Для нас крест — это средство, орудие рождения в новую жизнь, в новый мир. (2:11) Через Крест, через искупительную жертву Христа мы получаем возможность стать причастниками божественной жизни. Или, как апостол Петр пишет в одном из своих посланий, «стать причастниками божеского естества». Именно поэтому мы прославляем Крест, именно поэтому мы поклоняемся ему. Но вот сегодня, в Неделю по Воздвижении, то есть в первое воскресенье после праздника Воздвижения Креста, Церковь напоминает нам о том, что есть одно маленькое «но». (3:00) Для того чтобы воскреснуть вместе со Христом, для того чтобы вместе с Ним войти в жизнь вечную, для того чтобы вместе с Ним стать соучастниками, причастниками жизни Пресвятой Троицы, — нужно вместе с ним и умереть. Вместе с ним сораспяться, как пишет апостол Павел: «Я сораспялся Христу, я умер для этого мира». Сам Господь говорит в Евангелии, которое мы сегодня слышали: «Кто хочет следовать за Мной, — „кто хочет следовать за Ним и в этой жизни, и в жизнь вечную“, — отвергнись себя, — то есть „перестань жить для себя, забудь о себе“, — каждый день бери свой крест, — в Евангелии от Марка специалисты по греческому языку говорят, что именно в Евангелии от Марка как раз употреблен глагол, подразумевающий не просто „однажды возьми свой крест“, а „каждый день, постоянно бери свой крест“, — и иди за Мной». (4:19) Вот это вот — _умереть_, вместе со Христом. Мы можем вспомнить отрывок из Послания к римлянам, которое всегда читается при совершении Таинства Крещения — что мы умираем, на крещении мы умираем со Христом и рождаемся в жизнь новую, жизнь для Бога и с Богом во Христе Иисусе. «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» — вот облечься во Христа. Облечься — но для этого сораспяться вместе с Ним. Мы очень часто удивляемся, почему наше христианство так мало <эффективно>, скажем так. (5:10) Нет каких-то плодов: достойных плодов покаяния, достойных плодов новой жизни… Много жалуются на то, что через несколько лет, лет через десять, пятнадцать лет церковной жизни, становится скучно, наскучивает как-то, становится неинтересно. Люди уходят из Церкви, расцерковляются. Или так до конца и не воцерковляются. Почему всё это? Да потому что вот это _главное_ не происходит. Для того, чтобы родиться в новую жизнь, нужно умереть для старой. Нужно умереть для старой жизни. Если мы не умерли для мира сего, если мы не сораспялись Христу, — то как мы родимся в новую жизнь? (6:04) Как мы родимся в жизнь вечную, если мы не умерли для этой жизни в этом мире?

Вот это заставляет нас о многом задуматься. Церковь напоминает нам, мы много раз с вами говорили о том, что по крайней мере праздник Кресту мы совершаем три раза в год: в Воздвижение, в Крестопоклонную неделю Великого поста, потом в праздник Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. То есть, они распределены по всему году, эти три праздника. И каждый раз мы размышляем об этом, говорим об этом. Но мы говорим, говорим, говорим, но ничего не происходит. Ничего так и не происходит. В этот раз Церковь нам вновь и вновь напоминает о том, что такое христианство, что такое быть христианином, что значит крест для каждого из нас. (7:03) Огромная возможность, великий дар Божий. Но это и призыв — это призыв к каждому из нас задуматься о нашем христианстве, о наших отношениях с Богом, о нашем отношении к Кресту Господню. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Олега на литургии 24 сентября 2021 г

1 Кор 4:1–5Мф 23:1–12

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Сегодня день памяти одного из, можно сказать, современных святых: все-таки святой XX века, меньше ста лет назад жил на земле и можно было застать еще на нашем веку непосредственных учеников старца Силуана. И тот, кто о нем рассказал, архимандрит Софроний, достаточно долгую жизнь прожил; теперь он тоже уже канонизирован как святой. Были и другие у него ученики, последователи. Например, архиепископ Серафим Родионов, который был архиепископом Цюрихским и умер только в 96-м году. И те, кто искал учеников старца Силуана, приезжали к нему, находили его… (1:07). То есть, действительно, это святой совсем недалекий от нас по времени, святой, который проповедовал вот то, о чем сегодня говорится в литургических чтениях, — как сейчас мы во время утрени его прославляли за то, что он проповедовал милосердие Божие, всепрощение Божие, любовь Его ко всему человечеству и к каждому человеку. И это то, о чем говорит и апостол Павел, когда говорит, что «когда откроются помышления сердец человеческих, тогда каждый получит награду от Бога». (2:02) Нам часто кажется, что наоборот: когда откроются помышления — что ж мы будем делать? Сколько… А апостол Павел верит в то, что намерения чище, чем то, что получается у нас; что, в общем, намерения людей даже чище, чем они сами подозревают, может быть; что, в общем-то, мы все хотим добра, как мы его понимаем. И Господь это увидит, и это оценит, и по этому будет нас судить — по тому, что было в нашем сердце. И вот это важно: эта вера и в милосердие Божие, вера и в человека, в то, что нет людей окончательно злых, что всегда есть какие-то добрые намерения в сердце, которые откроются и которые Господь примет. (3:10) И Господь в Евангелии то же говорит Своим ученикам, осуждая фарисеев за то, что откровение Божие о любви Божией, о Его милосердии, фарисеи, занявшие места проповедников, Моисеево седалище, превращают в религию закона, религию предписаний, которые трудно исполнимы для людей, накладывают «бремена неудобоносимые». И вот эта подмена — это самое страшное, что может случиться в нашей духовной жизни. (4:08) Так что вот это всё нам напоминает сегодня о самом главном — о том, что Господь пришел, чтобы всем людям спастись и прийти в познание истины. И да, нет человека окончательно конченого на земле, и надо стремиться видеть это и в других людях и верить, что и в нас это есть. Как бы мы иногда, может быть, плохо о себе ни думали и к себе ни относились плохо — всё-таки образ Божий, хотя и затемнен, но не уничтожим в человеке. И вот, давайте об этом будем помнить. Аминь.

Проповедь о. Владимира на литургии на Рождество Богородицы. 21.09.2021

Флп. 2:5-11, Лк 10:38-42, 11:27-28

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. И так, сегодня мы с вами празднуем Рождество Пресвятой Богородицы. И мы с вами уже не раз обращали внимание на то, что в этот день на аналое, по крайней мере в нашем храме, лежат две иконы: Рождество Пресвятой Богородицы и Успения Пресвятой Богородицы, символизирующие собой начало и окончание церковного года. Вы знаете, что с сентября год начинается, именно в сентябре мы празднуем Рождество. В августе церковный год заканчивается – последний праздник августа это Успение Пресвятой Богородицы. Но это не только начало и конец церковного года – это начало и осуществление Евангелия. Не случайно сегодня в тропаре мы поём: «Рождество Твое, Богородица Дева, радость возвестило всей вселенной». Евангелие в переводе на русский язык означает радостная весть, радость. Рождество Богородицы являет миру радость. В Успении эта радость исполняется, осуществляется. Мы очень часто говорим, люди говорят, ну как можно всерьёз это принимать? Как можно в это верить, об этом даже в Евангелии ничего не говорится, ни о Рождестве Богородицы, ни о Её Успении. В Евангелии ничего не говорится, а почему вы это празднуете? А как в это не верить? Если мы верим, Иисус Христос жил на земле, что это реальная историческая личность, наш Спаситель, и что Он рождён был женщиной. Значит и эта женщина должна была родиться. А если Она была женщиной, обычной, смертной, как мы все, такой, как все, значит, Она и умереть должна. То есть Рождество Богородицы и Её Успение это два неоспоримых факта. Если мы называем себя христианами, если мы верим в то, что Иисус Христос жил на земле, то значит, и это всё было. Поэтому мы верим в то, что с этого момента начинается евангельская история. Но речь даже не об этом сегодня. Мы празднуем день рождения дорогого, близкого нам Человека, который когда-то, очень давно жил на этой земле. Но этот Человек нам дорог, это Человек близок нам, и мы верим в то, что и сегодня этот Человек является нашим Небесным Покровителем. Потому что в Церкви, в Теле Христовом, в Иисусе Христе мы все становимся Её детьми. Вот как Он Её Сын, так и мы Её дети. Мы празднуем день рождения нашей любимой Небесной Матери. Но это не только повод для радости. Каждый раз, совершая праздник в честь Пресвятой Богородицы, мы говорим о той ответственности, которую это накладывает на нас. О той ответственности, которую мы принимаем на себя вместе с именем христианина. Не случайно апостол пишет: «Будьте достойны того звания, которое вы носите». Не случайно сегодня апостол Павел в отрывке из послания филиппийцам напоминает нам о том, что в «нас должны быть те же чувствования, что во Иисусе Христе». Христианином быть непросто. Это значит быть похожим на Христа, это значит иметь те же чувствования, это значит быть достойным этого звания, достойным этой фамилии, достойным своей Семьи, в которую нас принимают через таинство крещения. Те же чувствования, что в Иисусе Христе – что это за чувствования? Прежде всего, это преданность Богу, посвященность Богу, это послушание Богу, послушание даже до смерти, и смерти крестной. Мы видим это и в Нём, видим это и у Его Матери, мы видим это: помните, Она говорит: «Се раба Господня, да будет мне по слову Твоему». Это видим мы в учениках Христа, святых, имена которых мы носим. И вот, каждый раз, когда мы совершаем Праздник в честь Божией Матери, в честь Пресвятой Богородицы, мы должны задуматься: насколько мы достойны этого звания, насколько это действительно наш праздник, можем ли мы сказать: это наша Семья, это моя Семья, это мой праздник. Давайте задумаемся над этим. Да хранит вас Бог.

Александра Невского. Проповедь о. Владимира на Литургии 12.09.2021

1 Кор. 15:1-11; Мф.19:16-26

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вы, конечно, знаете, что эта история о встрече Иисуса с некоторым богатым человеком — в разных Евангелиях о нём говорится по-разному: где-то говорится «некто», где-то говорится «юноша», где-то говорится «некто из начальников», то есть из каких-то, может быть, князей народных — не важно, говорится немножко по-разному и так далее. Но суть ведь везде там: этот вопрос: «что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» — он присутствует во всех этих рассказах. И ответ Иисуса: «Что ты Меня спрашиваешь? Соблюдай заповеди!» Здесь можно было бы очень много говорить о заповедях, о том, какие заповеди перечисляет Иисус Христос, а какие не называет, о каких заповедях Он не говорит – это даже более важно, чем то, о каких заповедях Он говорит. То есть гораздо важнее сказать, о каких Он не говорит. Это очень интересная тема, на самом деле. Здесь, конечно, можно было бы до бесконечности рассуждать о том, что это за игольные уши, сквозь которые верблюду пройти легче, чем богатому войти в Царство Небесное. Можно было бы говорить о том, а насколько возможно богатому войти в Царство Небесное. Господь не говорит, что невозможно, Господь говорит: трудно. Но значит все-таки можно. И так далее. Но самом деле сегодня я хочу обратить ваше внимание на самую концовку, буквально последнее предложение этого отрывка. Каждый раз, когда я читаю эту историю, я с облечением думаю о том, что, Слава Богу, что мое спасание не зависит от меня. «Человеку это невозможно», — совершенно однозначно говорит Господь. Богу возможно всё. Чтобы мы не делали. Как бы не упирались – своими силами никто из нас спастись не сможет. Какими бы благочестивыми мы себя не считали, как бы мы не старались превзойти праведность фарисеев – у нас всё равно ничего не получится. Но Богу возможно всё. И наше спасение — в Его руках. Нам остается только уповать на Него. Только надеяться на Его милость. Только просить Его об этом спасении — ну и не очень Ему мешать. Вот это труднее всего. Но если постараться – то может быть получится. Давайте задумаемся. Да хранит вас Господь!"

Проповедь о. Владимира в праздник УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ и ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ. 28.08.2021

Флп 2:5–11; Лк 10:38–42; 11:27–28;

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня мы с вами совершаем праздник Успения Пресвятой Богородицы. Сегодня мы вспоминаем блаженную кончину Матери Иисуса Христа. Но не только блаженную кончину, но и Ее телесное восхождение на небо, вознесение. Согласно церковному преданию, когда через некоторое время после погребения ученики пришли навестить ее гроб, гроб оказался пуст. И мы верим, что Матерь Иисуса Христа — а во Христе, значит, и наша Матерь! — с тех пор предстоит пред престолом Божьим и возносит за каждого из нас Свои молитвы. (1:01)Мы много раз с вами говорили о том, что этот храм посвящен Пресвятой Богородице. И сегодня наш главный праздник. Можно сказать, семейный праздник. И во Христе мы все братья и сестры. И не только братья и сестры друг другу, но мы братья и сестры и Самому Иисусу Христу. А значит, Она, Пресвятая Дева Мария, не только Его Матерь, но и наша Матерь. И это великая честь для всех нас, для каждого из нас. Но это не только честь. Это и величайшая ответственность.Сегодня вообще, понятия чести, достоинства как-то очень размыты. Раньше люди это очень хорошо понимали. (2:01). Каждый понимал, что значит быть достойным той или иной фамилии. Каждый помнил, понимал и помнил о том, что он должен быть достоин своих родителей, своих родных и близких — вот того звания, которое он носит. А у нас? Какая у нас фамилия? У нас у всех одна общая фамилия: мы все Христовы, мы все христиане. И вот быть достойным этой фамилии, быть достойным этой семьи, в которую нас приняли. Не случайно апостол Павел пишет в Послании к филиппийцам, отрывок из которого мы только что слышали: «…в вас должны быть те же чувствования, что во Христе Иисусе». И на что он обращает прежде всего внимание? Конечно, у Иисуса Христа мы должны многому учиться. И там много, так сказать, того, что можно было бы назвать чувствованиями, которым мы должны были бы стремиться подражать. (3:11) Но Павел обращает прежде всего внимание на смирение. Смирение. Он со смирением принимает замысел Божий о нем и об этом мире. Он послушен даже до смерти крестной. Вот то, чего нам больше всего не хватает. Это послуша́ние. Послушание Богу, послушание… наставникам, в конце концов. Нам хочется везде отстаивать свое ви́дение. Нам хочется везде отстаивать свою волю, свои желания, _свою правду_. Но правда-то у каждого своя, получается. И из-за этого все ссоры. И ссоры, и споры, и разделения. И в Церкви, и в семье, везде, на всех уровнях, и в обществе, и в государстве. (4:07) Потому что каждый отстаивает что-то свое. Но у них, я хочу еще раз подчеркнуть, что у Христа это не просто… это… это семейное смирение. Вот сегодня праздник в честь Пресвятой Богородицы. А про кого мы слышим евангельский отрывок? Про Марфу и Марию. Потому что про Матерь Божию нам даже и прочитать-то нечего. Она была настолько смиренна, что о Ней часто просто забывали. И когда писались евангелия, никто из евангелистов не уделил Ей какого-то особого внимания. И вот именно этому смирению мы и должны прежде всего учиться. Смирению. Конечно, и кротости, и милосердию, и святости. (5:01) Помните? Господь говорит: «Будьте святы, потому что Я свят». «Будьте милосердны, как милосерд Отец ваш Небесный». «Прощайте врагов ваших». «Любите врагов ваших». «Прощайте». «Благословляйте, а не проклинайте». То есть всему этому мы должны учиться. Но самое главное, прежде всего, — это… Я не знаю, я не специалист по языкам, я даже… и с русским-то языком бывают проблемы. Но всё-таки мне очень нравится то, что в слове «смирение», в нашем русском слове «смирение», корень — «мир». То есть это то, что дарует мир. Это то, что приводит к миру. Это то, что сопровождается миром. (6:00) А так хочется мира! Мы все так устали от этой вот розни, от разделений, от ссор и споров. Ну, правда, есть люди, которые в этом как рыба в воде, которые питаются энергией от этой ругани, от ссор и споров. Но мы-то не такие. Нам-то хочется мира, нам-то хочется любви, нам хочется какой-то взаимной радости. А без смирения этого не будет.Так что давайте будем сейчас прославлять Матерь Божию, от Которой Ее Сын научился смирению, которое Он заповедал всем нам. Но будем молиться Ей, чтобы Она и нас этому научила, чтобы она и в нашей жизни поспособствовала стяжанию мира. Помните? Ученик Божьей Матери, преподобный Серафим Саровский, икона которого там у нас в киоте, — он говорил: «Стяжи дух мирный — вокруг тебя тысячи спасутся». Вот о стяжании мирного духа и смирения и будем молиться.Да хранит вас Господь.

Протоиерей Владимир Хулап — Евангельские притчи вчера и сегодня

Протоиерей Владимир Хулап, историк и библеист, рассматривает притчи в историческом контексте эпохи. Рассказывая о жизненном устройстве древнего общества, книга проясняет смысл примеров и образов, которые использовал Иисус в своей проповеди. Авторский рассказ сопровождают слова святых отцов и богословов.

Евангельские притчи — важная составляющая учения Христа, они давно стали неотъемлемой частью мировой культуры. На протяжении двух тысяч лет люди черпают в них ответы на главные вопросы человеческой жизни.

В основе повествования девять притч: о блудном сыне, о мытаре и фарисее, о неверном управителе, о милосердном самарянине, о талантах, о немилосердном должнике, о безумном богаче, о брачном пире и о сеятеле.

Живой опыт их веры открывает читателю новые глубины духовного богатства евангельских текстов. Яркие и образные истории, увиденные через призму проблем современного общества, становятся жизненно важными для каждого и помогают расслышать обращенный к нам голос Христа.

Спрашивайте книги в лавке храма.

Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий: Вглядываясь в Лик Христа. Евангелие как приглашение к радости

«Если мы с большим вниманием отнесемся к евангельскому тексту, почувствуем себя участниками тех самых событий, максимально пристально вслушаемся в те вопросы, которые задают люди Богу, попытаемся вникнуть в содержание Его ответов им, то много лишнего уйдет из нашей жизни.».

Спрашивайте книги в лавке храма.

Проповедь о единении на Литургии 15.08.2021 (о. Владимир)

1 Кор.1:10-18; Мф. 14:14-22

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Конечно, сегодняшний евангельский отрывок заслуживает нашего внимания и можно было бы об очень-очень многом поговорить. И о чуде вот этого умножения хлебов. Можно было бы говорить о том, что это за люди, которых Иисус кормит. Можно было бы задумать о том, почему сразу после этого чуда Он учеников отправляет на другую сторону. Здесь о многом можно было бы говорить. Но сегодня я хочу обратить ваше внимание на апостольское зачало. С одной стороны, читая его, огорчаешься. С другой стороны, в нём есть что-то утешительное. Мы очень часто идеализируем древние времена. Помните, как у Лермонтова: Вот были люди в наше время, не то что нынешнее племя. Нам кажется, что когда-то были вот такие настоящие христиане, настоящие верующие, все поголовно святые, божественные – не то что сейчас. Но вот из посланий, в особенности из посланий апостола Павла, да и из посланий Иакова и других апостолов мы видим, что на самом деле всё не совсем так, всё гораздо сложнее. Мы видим, что и две тысячи лет назад Павел обличает коринфских христиан за те разделения, которые имеют место быть в их общине. Они делятся по каким-то там своим признакам, понятным только им. Мы можем об этом только догадываться: кто-такие Павловы, кто такие Кифины, кто такие Аполлосовы. Но им-то, наверное, это было ясно, и они там как вот делились, спорили, ссорились, ругались. И Павел обличает их, он говорит: «Неужели Христос разделился? Почему вы делитесь? Церковь – это Тело Христово. Разве можно Тело Христово раздирать на части?

Прошло две тысячи лет. Что изменилось? Ничего. Всё тоже самое, всё точно также: люди делятся на конфессии, деноминации, юрисдикции. Делятся по каким-то одним им понятным признакам. Более того, часто люди делятся внутри одной епархии: приходы либеральные, приходы консервативные, приходы такие, приходы сякие. Более того, часто люди делятся внутри одного прихода, когда многоклирный приход, разные священники, много священников и вот там люди…Иногда даже, когда и такого нет, всё равно возникают какие-то и обиды, и споры, и недопонимания. Что должно произойти в мире, чтобы что-то изменилось? Вот смотрите: мировые войны. Ну, казалось бы, после Первой мировой войны люди должны были что-то понять. Нет. Проходит совсем немного времени, меньше тридцати лет – Вторая мировая война уносит миллионы людей, миллионы людей. Ну, казалось бы, ну теперь то уж люди поняли, что так жить нельзя, что нужно стремиться к миру и единству. Нет. Смотрите: пандемия. Ну, казалось бы, что пандемия нас всех объединит. Нет. И тут: кто первый изобретет вакцину, кто первый ее пропихнёт, кто первый протолкнёт…а мы вашу не будем признавать – а вы нашу… — а мы вам документы не дадим…Господи Боже мой! Люди мрут, люди гибнут! Какая политика, какая конкуренция! Сейчас пожары. Полмира горит, люди гибнут — и всё равно нет единения. Но ведь единения нет и в наших семьях. Единения нет и в наших общинах. Единения нет…Так хочется, так хочется мира, так хочется единения. Почему это, я не знаю, почему? Всем хочется, чтобы наши интересы, мои интересы стали Его интересами. Чтобы Он их отстаивал, как свои. Но почему-то никто не стремится к тому, чтобы ЕГО интересы стали НАШИМИ интересами. Что мы их отстаивали. Чтобы ИХ мы отстаивали, как свои. Не свое место под солнцем, не свои права какие-то, а Его право, Его власть, Его закон. «Нет, это Он нам что-то должен, а не мы Ему». Давайте задумаемся.

И да хранит вас всех Господь!

Протоиерей Алексей Уминский — Книга о молитве. Тяжесть правила или разговор с Отцом?

Книга о молитве. Тяжесть правила или разговор с Отцом?

Молитва — то, с чего начинается и чем заканчивается день христианина. Но как сделать так, чтобы утреннее и вечернее правила стали настоящим разговором с Небесным Отцом, а не механическим вычитыванием древних текстов? Новая книга отца Алексея Уминского — актуальный разговор о молитве современных христиан.

Отрывок из книги.

Молитва: мой личный выбор

Для современных православных личный опыт молитвы — это проблема, так как в традиции (может быть, не абсолютной, но достаточно долгой) нашей Церкви молитва христианина является не его собственным обращением к Богу, а следованием образцам, выбранным для нас великими духовными авторитетами прошлого. В православной традиции существует так называемое молитвенное правило, состоящее из большого количества утренних и вечерних молитв. Есть еще правило ко Святому Причащению — это три канона, к которым многие прибавляют акафисты, плюс само последование ко Святому Причащению. Есть и другие образцы молитвы: например, многие любят молиться по Псалтири. Это тоже высокий образчик, более того, Псалтирь является текстовой основой богослужения, и те, кто любит Псалтирь, читает, молится псалмами, включены и в богослужебную молитву Церкви.

Тем не менее все эти молитвы имеют одну особенность: к каждому отдельному человеку лично они пока не имеют никакого отношения. И получается, что, начиная молиться по предложенному образцу, по некоему лекалу, очень возвышенному и выверенному, мы попадаем в пространство, изначально ограниченное определенной формой, количеством и наполнением — смыслом молитв.

Читать далее…

Когда-то человечество, и Церковь в частности, жило в условиях традиционного бытового христианства, сословного общества, сохранявшего старинный племенной архетип отношений: община, сословие и государство хранились устоявшимися общественными отношениями, которые распространялись на все сферы жизни. И как это ни парадоксально звучит, Церковь, которую Бог сотворил надмирной и неотмирной, в конечном итоге естественным образом вошла в этот комплекс отношений. Церковь очень социализировалась, за века стала традиционно-бытовой, в таком сохранном обществе это неизбежно. И для многих поколений вопрос выбора личной молитвы, вопрос «как я молюсь, почему молюсь так, а не иначе?» не стоял. Как не стоял и такой, например, вопрос — «как я создаю семью?». Или «почему я исповедую православие?». Большинство вопросов решались не личным выбором: за ребенка, юношу выбор делали родители, либо он был предопределен самим фактом рождения в данной стране. Человек не выбирал, к какой Церкви принадлежать, какой профессией заняться, в общем, ничего не выбирал.

Можно сказать, христианство, бывшее в тот период очень сильным, стабильным, опиравшимся на колоссальный пласт христианской культуры, — ведь и наука, и государственность были созданы христианской цивилизацией,— отодвигало личную ответственность за семью, за воспитание детей, за Церковь, за веру, и за молитву в том числе, на второй план, так как эти вопросы были уже решены, апробированы опытом и не было никакого смысла изобретать и придумывать что-то новое. И вдруг этот удобный отлаженный механизм сломался. К XIX веку, а в Западной Европе чуть пораньше, в эпоху Просвещения, он стал давать сбои. И на первый план в ХХ и ХXI веках вышел личностный выбор. Устойчивые парадигмы, гарантирующие стабильность брака, веры, Церкви, государства, перестали работать. ХХ век все взорвал, все разломал своими революциями, войнами, геноцидами, холокостами, газовыми камерами, ГУЛАГами… Единственное, где в советский период еще сохранялась социальная парадигма, — это в коллективизме. Коллективизм хранил семью, хранил морально-нравственный облик советского человека. Но недолго — все это тоже рухнуло.

Нынешний мир крайне индивидуализирован, сверхэкзистенциален. Каждый отвечает только за себя и за свой выбор. Именно поэтому мир сейчас настолько непонятен, настолько ужасающ — ведь личный выбор предполагает колоссальное количество ошибок. И все возможные ошибки, которые мог сотворить человек, сделаны и еще умножены на сто.

У западных стран больший опыт личного выбора, и мы с ужасом смотрим на них, думая, какая западная цивилизация прогнившая и отвратительная, а вот мы-то не такие… Подождите еще лет пять. Они просто столкнулись с этим гораздо раньше нас и раньше стали делать ошибки и отвечать за них — или не отвечать, потому что отвечать за ошибки никто не хочет. Но и мы сейчас в том же самом положении, идем по тому же пути. Не по пути западных ценностей, западной цивилизации — процесс, о котором я говорю, не имеет отношения ни к либеральной идеологии, ни к консервативной, ни к какой, а только к изменившемуся миру, к тому, что всякий человек теперь личностно отвечает за каждый свой шаг. Поэтому, кстати, так тяжело создать православную семью. Православную семью теперь создают не родители, а православные, как им кажется, молодые люди, которые не знают, как это делается. И никто не может им помочь. Семьи рушатся — везде, одинаковым образом, не потому, что какими-то темными силами ведется целенаправленная война против семьи, а потому что царствует личный выбор.

Люди теряют веру, которую, как они думали, обрели в начале своей романтической обращенности ко Христу. Оказалось, что дальше надо идти самому. А если ты пытаешься опираться на конкретные старинные социальные опоры, о которых написано в книгах XIX века, или в церковных канонах, или в истории Церкви, или в житиях святых, или даже в прекрасном романе Ивана Шмелева «Лето Господне», — то они не работают, и ты вдруг оказываешься непонятно где. Кто я? Что со мной происходит? Я не знаю. Личностный выбор очень сложен, ответственен и жесток. Люди теряют веру, уходят из Церкви, едва в нее вступив, разводятся, едва создав брак…

И я уже не удивляюсь, что второй брак у многих гораздо более удачный, и даже не гораздо более, а просто настоящий, хороший, сложившийся, счастливый брак. Потому что люди чему-то научились. И понятно, почему молодые люди не торопятся заводить семью, а используют пробные отношения… И почему подростки уходят из Церкви… Все это лежит в плоскости ответа на вопрос «кто мы и в каком мире мы живем?». И в этом же плане мы сегодня просто обязаны задуматься о нашем личностном отношении к молитве — как мы молимся, какими словами мы молимся… Почему мы молимся именно так? Почему молитва занимает у нас столько-то времени и сколько должна занимать? Как научиться молитве? Что для меня молитва? Каким образом я говорю через нее с Богом? Каким образом получаю ответ? Как Бог слышит меня? Как я слышу Его? Что меняет молитва в моей жизни? И должна ли она что-то менять?

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.