Проповедь о. Олега Батова в Пятницу Светлой седмицы. 07.05.2021

Деян 3:1–8; Ин 7:12–22

Христос воскресе! В сегодняшнем Евангелии мы слышим о том, как Иисус приходит в храм в праздник Пасхи — Пасхи ветхозаветной, которая была прообразом нашей Пасхи. Но Он и говорит и о той Пасхе, которую мы с вами совершаем, — о том, что Он восстановит храм тела Своего через три дня, в три дня восстановит храм. И это и есть то, что мы с вами сейчас празднуем. Итак, это уже Третья Пасха — которую мы сегодня с вами думаем, которая присутствует в богослужении. (1:04) И на утрене мы пели и еще раз будем читать молитву «О Пасха велия и священнейшая, Христе! Подавай нам _истее_ Тебе причащатися, в невечернем дни Царствия Твоего». Четвертая Пасха нас ждет всех впереди в Царствии Божием. И это всё единое событие. Оно постепенно раскрывается, и важно нам тоже, от Пасхи к Пасхе когда мы живем в Церкви, чтобы наполнялось каким-то новым смыслом, новым светом наше празднование Пасхи. А для этого важно, как сейчас мы слышали, Господь изгнал торгующих из храма, из храма нашей души изгнать всякую расчетливость, всякие отношения с Богом, которые строятся по принципу «ты мне — я тебе», да в общем-то, и отношения с людьми нередко мы тоже так строим... (2:12) Вот важно _об этом_ сегодня нам вспомнить. И дай, Господи, изгнать это всё из нашего сердца, чтобы Пасху праздновать чистым сердцем. И нести эту весть дальше. Христос воскресе!

Проповедь о. Олега в Среду Светлой седмицы. 05.04.2021

Деян 2:22–36Ин 1:35–51

Христос воскресе! В этих двух словах — самое главное содержание проповеди Евангелия, проповеди вот о той вести. И мы слышим сегодня в апостольском чтении и в евангельском — начало проповеди: когда находят Иисуса Андрей и брат его и потом находят Петра и говорят ему: «Мы нашли Христа». И то, что Иисус — это и есть Христос, — это то, в чем заключалась проповедь апостолов до Воскресения. И вот в Деяниях мы слышим, как Петр уже выходит после сошествия Святого Духа, проповедуя, что Он — тот Самый Христос, Которого нашел брат его Андрей, — Он воскрес, Он воскрес после распятия. И вот эта проповедь «во всю землю», как мы сейчас в прокимне возглашали, распространилась по земле. И важно, что апостол Петр говорит: «Мы же свидетели сему» — «Мы свидетели Его воскресения». (1:30) И вот это очень важно. Потому что и первые ученики — они сначала сами убеждаются. Иисус говорит: «Пойдите и посмотрите». Они идут и видят и потом говорят: «Мы нашли Того, Кого искали, — Христа». И свидетельствуют об этом из своего личного опыта. И в пасхальную ночь мы слышали об Иоанне: «Он не был свет, но пришел, чтобы свидетельствовать о Свете». (2:11) Вот именно свидетели — и мы с вами должны быть этими <свидетелями> света Воскресения. Мы во время этой литургии трижды сегодня с вами пели «Воскресение Христово видевше»: видев Воскресение Христово, мы и можем только нести эту весть дальше. И только когда мы сами, действительно, свидетели и о своем опыте переживания света Воскресения Христова свидетельствуем — тогда и люди будут, действительно, отвечать на наше приветствие: «Христос воскресе!»

Христос воскресе — воистину воскресе!

Полунощница, Пасхальная Заутреня и Литургия. 01.05.2021 — 02.05.2021

Проповедь о. Петра. Пасхальная ночная Литургия. 02.05.2021

Христос воскресе, дорогие братья и сестры! Какая может быть большая радость для души и сердца человека, чем эти слова? Это то, что в действительности нам дает жизнь вечную, надежду. Конечно, никто не может сказать в точности, никто вроде бы не возвращался оттуда. Но в действительности, поэтому мы и называемся верующими, а не убежденцами, что веруем в это. И, как сегодня в послании Святейшего Патриарха были слова о том, что не было знака даже той любви, пока Христос не воскрес. Именно в Его смерти и воскресении заключается вся любовь Божества к человеку — в том, что Он не заставил нас быть убежденцами, а дал нам право выбора. То, что сегодня мы с вами помогаем друг другу — иногда даже просто промолчав и подумав, может быть: «Как же ты меня замучил, брат ты мой!». А в действительности-то потом на себя посмотришь — вот даже мимо проходя витрин магазинных (иногда не замечаем, но в действительности каждый знает внутри себя, насколько он и чего достоин), проходим мимо, и даже так — посмотрел на себя в сторону и так как-то осанку поправил, и походку исправил, выровнял. Мелочи, кажется. Но вот из-за этих мелочей, представляете, насколько велика любовь Бога к своему творению — что из-за этих мелочей Он дал Себя распять! Творец дал Своему творению, имея полностью власть, одной мыслью только лишь, желанием поменяться с нами местами, Он всё-таки дал нам Себя распять. Как показатель того, что можно, в действительности, жить по-хорошему, можно любить друг друга. Имея полноту власти, Он всё-таки нам даровал эту жизнь вечную. И вот сегодняшние слова «Христос воскресе!» хотелось бы сохранить на целый год. И каждый раз, когда кто-либо дома или ссорится, или о ком-либо думает плохо — просто вспоминайте это: «Христос воскресе!». Можем ли мы услышать тогда «Воистину воскресе» в ответ от тех, на кого мы поднимаем слово, руку?.. (Кто-то чихает.) Вот и правда. (Смех.) Спаси, Господи <...>! (Смех.) Но вот в действительности — это самый великий праздник, на мой взгляд. Ведь большего-то ничего не надо человеку. Чего хочется? Каждый старается и стремится в конце жизни как-то поселиться в холодильнике на колесах в лесу возле озера. То есть, чтоб было тихо, спокойно и все тебя вокруг любили и уважали. Чтоб дети приходили, внуки радовали. Так ведь? И поэтому каждый раз... кто-либо захотел — <...>, кто-либо захотел — позавидовал. Или, может, даже пусть это будет и с нашей стороны как будто бы справедливая реакция — ну а мы разве не заслуживаем той же самой справедливости? Но Господь всем светит солнышком, Господь для всех проливает дождь, урожай спеет для всех одинаково. Вот хотелось бы так, чтобы и в каждом сердце нашем, как и на Пасху, эти слова приносили только лишь, еще раз, уверенность в том, что не зря Он был распят за наши с вами грехи. И воскрес.

Христос воскресе, дорогие братья и сестры!

Иеромонах Иоанн (Гуайта). Монах в карантине

Отец Иоанн (Джованни Гуайта) родился в 1962 году на итальянском острове Сардиния. Мама – математик, отец был врачом, а некоторое время — политиком и даже министром. А Джованни с детства мечтал стать священником.
Сейчас — клирик храма Космы и Дамиана в Шубине в Москве, иеромонах Русской Православной Церкви, служащий в многолюдном приходе в самом центре Москвы, по рождению итальянец и по светскому образованию — литературовед и историк…

О авторе и книге.

Это дневник человека, болеющего коро-навирусной инфекцией и вынужденного долго сидеть на карантине. Долгая самоизоляция стала для него поводом для размышлений и переосмысления собственной жизни и служения. Автор вспоминает детство, задает себе серьезные вопросы о вере, страдании и смысле бытия, размышляет о положении Православия в мире и Церкви в постсоветской России, о коллизиях России и Запада. Одновременно он много говорит об итальянской и русской литературе, искусстве, мировой истории и культуре. Разнообразные содержательные нити вплетаются в единое, весьма оригинальное повествование.

"Я болел коронавирусной инфекцией ровно 40 дней, от Пасхи до Вознесения. Почувствовал крайнее недомогание и усталость именно в день Пасхи, после ночной службы. С того дня для меня началось длинное паломничество по стране инфекции — оно стало, несомненно, одним из важнейших путешествий моей жизни.
"Иеромонах Иоанн (Гуайта)

"Редкое дарование — полюбить чужое, как свое, соединить воедино, сблизить и показать миру, что любовью и служением разрешаются многие сложные вопросы, а порой они просто перестают существовать. Это сделал своей жизнью и своей книгой иеромонах Иоанн (Джованни Гуайта). Перед нами разворачивается жизнь очень одаренного итальянского мальчика, ставшего филологом, увлеченного русской литературой, принявшего православие и сан.
"Людмила Улицкая

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

О. А. Седакова.Словарь трудных слов из богослужения

Книга филолога, поэта и переводчика Ольги Александровны Седаковой «Словарь трудных слов из богослужения» выдержала уже несколько переизданий. Такой словарь незаменим для понимания смысла богослужения и литургической поэзии, поскольку объясняет значение самых сложных компонентов церковнославянского языка, а именно паронимов — слов, звучащих одинаково или почти одинаково со словами современного русского языка, но имеющими другое значение

О книге...

Каждая словарная статья снабжена примерами из текстов богослужения и Священного Писания, переведенными на русский язык часто впервые.
Книга будет интересна как церковной, так и светской аудитории — филологам, переводчикам, преподавателям церковнославянского языка, катехизаторам и всем, желающим лучше понять православное богослужение.
3-е издание, исправленное и дополненное.

Материал словаря.

Словарь составлен по текстам богослужебного круга Русской Православной Церкви, преимущественно в позднейших изданиях. Более ранние варианты даются со знаком *. Пользуясь изданиями, набранными гражданским шрифтом, мы восстанавливали их церковнославянскую графику (эти случаи отмечены в Библиографии).
Сплошь просмотрены Октоих, Канонник, Триодь цветная (Пентекостарий) и Триодь постная, Требник, Служебник, Часослов и Молитвослов – а также Новый Завет и Псалтырь. Другие книги Ветхого Завета и служебные Минеи взяты пока весьма выборочно, в основном ради недостающих примеров. Церковнославянский язык Ветхого Завета заметно отличается (и особенно в области словаря) от языка богослужебных текстов, и работа с ним должна дать чрезвычайно интересные результаты, на что мы надеемся в дальнейшем.

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Протопресвитер Михаил Помазанский. Догматическое богословие

Книга «Православное Догматическое богословие» представляет собой учебное пособие для изучения православной догматики. В ней простым и доступным языком изложены основы догматического учения Православной Церкви. Книга представляет интерес как для читателей, глубоко и основательно изучающих догматическое наследие Православия, так и для тех, кто делает на этом поприще первые шаги.

О авторе и книге. Отрывок из книги.

Протопресвитер Михаил Помазанский (1888—1988) уникален среди современных православных богословов. Еще в возрасте 90 лет он писал богословские сочинения, но что еще важнее — он получил свое богословское формирование не в нынешних богословских школах, которые в какой-то мере отражают богословские сомнения и разделения современного православия, но в до-революционной русской духовной академии, в то время, когда православие было едино в духе, когда оно было укоренено в столетних традициях и не страдало, как часто бывает с православной богословской литературой наших дней, «кризисом идентичности».Иеромонах СЕРАФИМ (Роуз)

«Догматическая работа Церкви всегда была направлена на утверждение в сознании верующих истин веры, от начала исповедуемых Церковью. Она заключается в указании того, какой путь мысли есть следование вселенскому Преданию. Вероучительный труд Церкви состоял в том, чтобы в борьбе против ересей найти точную форму для выражения переданных от древности истин веры, подтвердить правильность церковного учения, обосновав его на Свв. Писании и Предании. Вероучительная мысль святых апостолов была и остается образцом полноты и целости христианского мировоззрения: христианин 20 века не может более совершенно развить или углубить истины веры по сравнению с апостолами. Поэтому совершенно неуместны попытки, если они появляются, как со стороны отдельных лиц, так и от имени самой науки догматического богословия, открытия новых христианских истин, или открытия сторон в данных нам догматах, или нового их понимания. Задача науки Догматического Богословия – изложить обоснованно, доказательно преданное православное христианское учение.

Некоторые полные труды по догматическому богословию излагают мысли отцов Церкви в исторической последовательности. Так построен, напр., упомянутый «Опыт Прав. Догм. Богословия» епископа Сильвестра. Надо знать, что такой способ изложения в православной догматической Науке не имеет задачей исследовать постепенное развитие догматов. Его цель иная: исторически последовательное и полное изложение мыслей св. отцов Церкви по каждому предмету веры наглядно подтверждает, что они во все века мыслили единодушно об истинах веры; но т. к. одни из них рассматривали предмет с одной стороны, а другие с другой, одни приводили аргументы одного рода, а другие – другого, – то историческое исследование учения отцов Церкви дает полноту рассмотрения догматов веры и полноту доказательств их истинности.

Это не значит, что научно-богословское изложение догматов должно принять нерушимую форму. Каждая эпоха выдвигает свои собственные взгляды, понятия, вопросы, ереси и возражения против христианской истины или повторяет забытые старые. Богословию естественно принимать во внимание эти запросы времени, отвечать на них и соответственно им излагать догматические истины. В этом смысле можно говорить о развитии догматического богословия, как науки. Но нет достаточного основания говорить о развитии догматов Церкви.»

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Проповедь о. Олега на Литургии Преждеосвященных Даров в Четверток Великого Канона. 15.04.2021

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Сегодня мы прочитали весь Канон Андрея Критского. И можно было бы на каждый из тропарей Канона сказать проповедь, сказать что-то важное. Но мы это услышали и восприняли, я надеюсь. Мне сегодня показалось важным остановиться на одном из образов Канона, который несколько раз повторялся. Я имею в виду переход через какой-то рубеж: через Чермное море с Моисеем, через Иордан с Ковчегом Завета, когда возвращались в Землю Обетованную. Через Иордан же перешла Мария. И вот этот образ, конечно же, он универсален. Он есть во всех мифах: мы знаем античные мифы о реке Стикс, отделяющей царство живых от царства мертвых и про «перейти Рубикон» знаем — как о символе окончательного решения. Но вот один из образов в Каноне Андрея Критского говорит, призывает нас, каждого из нас, свою душу Андрей Критский призывает — мы откликаемся этим желанием в своей душе, перейти «текучее естество времени», подобно тому, как перешли с Ковчегом, с Иисусом Навином возвращающиеся люди. Оказывается, можно идти не по течению времени, а поперек, пересекая его. Перейти время и оказаться на берегу вечности. На том берегу — где-то, возможно, уже здесь и сейчас в нашем мире. И действительно мы знаем из опыта святых, что это возможно, что это бывает, что люди живут вечностью, Царством Божиим уже здесь и сейчас. И Андрей Критский еще раз в конце Канона говорит: Царство Божие уже открылось. И уже входят в него те, кто кается. Оно уже открыто для нас, как открыты сейчас Царские врата, как открыт доступ к Телу и Крови Христовым, которые есть Пища и Питие в Царствии. И важно, чтобы мы понимали, что мы принадлежим именно Ему. Что мы должны выйти из этого потока времени. Что мы должны оказаться на берегу Царства вечности, Царства Бога, Царства Любви. И вот этот призыв мне кажется самым важным сейчас. Аминь.

Сергей Бычков. Преодоление удушья

В эту книгу вошли как ранее публиковавшиеся, так и не публиковавшиеся статьи историка Русской Церкви С. С. Бычкова. Многие из них, увидевшие свет в различных, сейчас уже труднодоступных изданиях, не утратили своей актуальности и сегодня.Книга состоит из четырех разделов: «Статьи», «Беседы», «Воспоминания» и «Рецензии».

О авторе и книге. Отрывок из книги.


Часть книги из раздела «Воспоминания».
Преодоление удушья. Воспоминания о Наталье Трауберг

Бычков Сергей Сергеевич – историк, переводчик, издатель. Родился в 1946 году. Окончил филологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. Доктор исторических наук, историк русской церкви. С 1978 года нелегально публиковался в зарубьежных изданиях: «Вестник Российского студенческого христианского движения», «Континент» и других. Автор книг очерков по истории Русской Церкви: «Русская Церковь и императорская власть (1900 – 1917 гг.)» (М., 1998); «Большевики против Русской Церкви (1917 – 1941 гг.)» (М., 2006). В «Новом мире» публикуется впервые. Живет в пос. Ашукино Московской обл.

Статьи, беседы, воспоминания в книге историка Русской Церкви Сергея Бычкова. Среди статей: «Русская религиозность XIX-XX веков» (Свмч. Сергий Мечев); «Два старца Арсения»; «Как хоронили останки последних Романовых» и др. В воспоминаниях: «Единственная встреча. Памяти священника Николая Трубецкого (18 марта 1978)»; среди рецензий — отклик ученого на наиболее значимые издания — «О святости и исповедничестве», «Архимандрит Таврион (Батозский). Опыт подготовки материалов к канонизации», «Памятник Нижегородскому святителю»; «Прерванный полет» — об отце Александре Мене. Среди архивных находок историка С. Бычкова — архив майора НКВД Е.А. Тучкова, который вел допросы и переговоры с патриархом Тихоном до самой смерти патриарха; архив священника и правозащитника Сергея Желудкова; архив священника Павла Адельгейма.

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Гилберт Кийт Честертон. Суеверие развода

Книга представляет собой сборник статей, опубликованных в Англии еще 100 лет назад, в которых автор размышляет на тему христианского брака. Статьи были адресованы светской аудитории, поэтому в них прежде всего речь идет не о религиозном характере брака, но рассматриваются его социальные, исторические и практические аспекты.

О авторе и книге…

Гилберт Кийт Честертон (англ. Gilbert Keith Chesterton; 29 мая 1874, Лондон, Англия — 14 июня 1936, Биконсфилд, Англия) — английский христианский мыслитель, журналист и писатель конца XIX — начала XX веков. Рыцарь-командор со звездой ватиканского ордена Святого Григория Великого. Честертон написал около 100 книг и неисчислимое количество эссе (он писал каждый день по одному в течение 15 лет). Однако на русский язык переведено менее 10% книг и менее 1% эссе.

О книге.
Начало ХХ века, Англия. В политических кругах началось движение за упрощение процедуры развода. Хотя к тому времени он уже был легализован, его получение оставалось сложным и дорогостоящим процессом. В ходе развернувшихся общественных дискуссий Г.К. Честертон в 1918 году написал серию статей, которые позже были опубликованы в виде книги под названием «Суеверие развода».
Это не классический богословский трактат, но тем интереснее аргументация автора, стремящегося объяснить свою позицию нерелигиозной аудитории. Главный тезис Честертона гласит: если распадется семья, начнет разрушаться и все общество. Развод всегда является в первую очередь крахом — крахом отношений между людьми, но общество пытается представить его как форму обретения свободы. Автор не просто критикует развод, он мыслит глубже — узаконенный государством распад семьи становится для него поводом поговорить об истинной сущности и ценности брака.

Подготовка русского издания этой книги шла 5 лет, занимался ею американец Адам Строк, для которого Честертон стал «наставником в вере». С целью наиболее адекватно донести до русскоязычного читателя стиль Честертона, издатели консультировались с американским Честертоновским обществом.

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Проповедь о. Владимира в Неделю Крестопоклонную 04.04.2021

Евр 4:14–16, 5:1–6Мк 8:34–38, 9:1

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!Итак, мы с вами достигли середины поста и вновь видим перед собой, среди храма изображение Распятия Господа нашего Иисуса Христа. Три раза в год мы выносим крест Христов на середину храма, совершаем поклонение ему и, конечно, задаемся вопросом, а что это значит сегодня для каждого из нас? В одной из своих проповедей о. Павел Адельгейм говорит о том, что крест, распятие, крест Христов — это проповедь, это такая вот безмолвная проповедь. (1:01) Господь как бы говорит: «Посмотрите, что Я сделал для вас! Посмотрите, как Я вас люблю!» И это, конечно, должно укреплять каждого человека, верующего в Бога. Действительно: Бог так любит нас, Бог так любит каждого из нас, что отдал ради нас на смерть самого лучшего из нас, самого святого, безгрешного, Который был искушен во всём, как и мы, кроме греха, — как читаем сегодня в отрывке из Послания к Евреям. (2:01)Но это и призыв к каждому из нас. Как любая проповедь — это всегда не только изложение, пересказ каких-то событий, какая-то информация, но это всегда и призыв, некое нравственное приложение, как нас учили в семинарии, должнó быть. Так вот это нравственное приложение _этой_ безмолвной проповеди заключается в вопросе «А что _ты_ сделал для Господа? А чем _ты_ ответил на эту любовь?». (2:41) Сегодня мы слышим в отрывке из Евангелия от Марка слова Иисуса: «Кто хочет идти за Мной...» — то есть «кто хочет быть христианином», но это мы с вами: мы хотим быть христианами, мы хотим идти за Иисусом Христом — так вот, именно нам с вами он говорит: «Возьми свой крест, отвергнись себя, забудь о себе: забудь о своем благополучии, забудь о своей самости — отвергнись себя, возьми свой крест (а специалисты говорят, что в греческом тексте, в подлинниках написано «_каждый день_ бери свой крест») и следуй за Мной». Делаем ли мы это, отверглись ли мы себя, берем ли мы каждый день свой крест, крест самоотвержения? Следуем ли мы за Христом, идем ли мы за Ним? Вот в чем вопрос. (4:00)Так что сегодня, на этой седмице Крестопоклонной, которая является сáмой серединой Великого поста, этим крестом, этим изображением Распятия Христова, с одной стороны, Церковь хочет нас укрепить, поддержать, каждому из нас напомнить о любви Божьей: о том, _как_ Он любит нас, как Он _дорожит_ каждым из нас, — но в то же время и спросить с каждого из нас, а чем мы отвечаем на эту любовь?

Да хранит вас Господь!

Проповедь. 2.04.2021. Отец Олег. Литургия Преждеосвященных Даров

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Год назад, прошлым Великим постом, когда мы читали о потопе, о Ноевом ковчеге, как раз начался карантин и мы должны были сидеть по домам и говорили о том, что мы как Ной сейчас со своими семьями запираемся в своих домах, как в ковчеге Спасения. И я ошибся, когда говорил, что вероятно нам потерпеть надо совсем немного, не столько, сколько Ною. Но вот прошел год – эпидемия ещё не закончилась. Но правда мы с вами всё же стоим в храме. И уже давно мы вышли из наших ковчегов. И вопрос в том, с чем мы вышли. Действительно ли этот опыт нас обогатил и чему-то научил. С каким чувством мы вышли? Мы видим, что Ной, выйдя из ковчега, первым делом, первое что он делает – он приносит жертву благодарения Богу. Он благодарит Бога и совершает богослужение благодарственное. И это то, чего нам очень не хватает: чувство благодарения к Богу вытесняется очень часто ропотом на Него, недовольством. А ведь это то, что должно быть определяющим в нашем душевном расположении как христиан. Настроение благодарения – это главное христианское настроение. И очень важно нам не терять его, искать его внутри, в глубине своего сердца. Потому что если задуматься как следует, то всегда есть за что благодарить Бога. И этот опыт действительно мог бы нас обогатить. В начале этой недели, которую сегодня мы завершаем, недели Григория Паламы, мы говорили о безмолвии. И сегодня в последний день мы слышим слова из книги Притчей, которые не так ярко звучат по-русски, как по-славянски: муж разумный просто «молчит», а по-славянски «безмолвие водит» — дружит с безмолвием, обручен безмолвию, можно сказать. Это то, чему мы, может быть, чуть-чуть пытались научиться. В начале этой недели мы говорили о том, что, когда Господь говорит: «молясь, войди в комнату твою и затвори двери», как Ной затворял окна и двери ковчега – это о том, что надо двери своей души затворить от того, что происходит вокруг, не не видеть этого, но как-то осознать свою собственную глубину, в которой пребывает Бог. И нам важно вспомнить об этом. Ещё есть время, у нас есть время для покаяния, раз мы с вами здесь стоим в храме. Есть время, чтобы найти, чтобы попытаться хотя бы сделать несколько шагов к тому чтобы обрести какую-то новую глубину отношений с Богом в тех обстоятельствах, который Он нам предлагает. И давайте будем пытаться идти этим путем и находить в себе благодарение к Богу. Аминь.

Проповедь о.Владимира на Литургии Преждеосвященных Даров 31.03.2021 Быт 7:6-9, Притч 9:12-18

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Сегодня мы с вами как обычно на литургии Преждеосвящённых Даров слышали два отрывка из Ветхого Завета. Сегодня совсем коротенький из книги Бытия и отрывок из книги Притчей. На первый взгляд между ними нет ничего общего. Отрывок из книги Бытия, кажется, рассказывает нам о Потопе, о Ное. Отрывок из книги Притчей – о какой-то шумливой женщине, или, как бы у нас на Руси сказали, бабе. На самом деле эти два отрывка прекрасно дополняют друг друга и говорят о подлинной мудрости и о глупости, особенно отрывок из книги Притч. Синодальный перевод, может быть, не совсем удачный: там, действительно, говорится о женщине шумливой, суетной и так далее. Более правильный перевод, специалисты считают, что здесь речь идёт не о глупой женщине, а о глупости, которая похожа на базарную бабу. Глупость — она всегда шумливая, назойливая, она ко всем пристаёт, она выставляет себя напоказ и так далее. И автор этой книги, мудрец, говорит своему читателю: но ты не иди к ней, не уклоняйся. Она, глупость, пытается сбить всех на какие-то пути обходные, какие-то аферы, какие-то возможности воспользоваться чужим, «чужая вода слаще» и так далее. Но ты не сходи с прямого пути, иди, потому что этот ведёт в ад. Она выдаёт себя за мудрость, вот эта вот глупость, она пытается представить себя житейской мудростью: «поменьше работать – побольше получать», как и где что-то обойти и так далее. У нас так говорят – умеет жить. Это не «умеет жить», это как раз глупость, которая ведёт в ад, в шеол. А подлинная мудрость, действительно мудрость, свидетельствующая об уме – мы можем вспомнить из послания апостола Иакова – она тиха, смирна, терпелива и так далее. И она, самое главное, послушна воле Божией, заповеди Божией. И вот об этом как раз в отрывке из книги Бытия. Мы читаем о Ное и о ковчеге. Вот представьте себе: эта небольшая семья: он, трое сыновей у него, у сыновей жёны, ну его жена – получается всего ничего, восемь душ, как сказано, вышло из ковчега. Вот. А надо построить ковчег, надо построить корабль: 150 метров в длину, 25 метров в ширину и высотой с десятиэтажный дом, ну, может быть, чуть меньше. Представьте – круизный лайнер средний. Вот сколько лет они строили? Где-то, может быть, в пустыне, может быть, в каком-то оазисе – откуда-то надо дерево гофер, из которого нужно строить, где-то его надо добывать, значит, где-то, скорее всего, не на берегу моря сумасшедший строит такой корабль. Все веселятся, все живут перед этим – в Библии описывается, что зло приумножалось, Господь смотрит на землю – всё мерзость, вся жизнь в мерзости, всё это Ему уже надоело, всё омерзительно, вот там как раз житейская мудрость процветает. А Ной как дурачок, как городской сумасшедший, который строит корабль. Но в результате кто оказался мудрец, а кто глупец? И вот сегодня нам церковь напоминает о том, что каждый из нас должен строить свою жизнь, каждый из нас должен строить свой ковчег, ковчег, который ведёт нас в Царство Божие, который приведёт нас к Вечности, в которой мы станем причастниками Божеского естества. Или мы прислушиваемся к общественному мнению, прислушиваемся к тому, что люди говорят, что житейская мудрость подсказывает: какими обходными путями, вот там, здесь, и пошуметь, похохотать и тому подобное. Кто мы? Мы люди Божие, и ради этого готовы выглядеть дураками в этом мире? У нас есть выражение «юродивый Христа ради». Представляют их, как блаженненьких — трясутся, нагишом ходят, зимой босиком ходят. Нет, юродивый Христа ради это тот, кто живёт по правде Божией, тот, кто живёт по заповеди Божией в этом безумном, безумном, безумном мире. Так вот кто мы? Мудрецы Божие, Христа ради юродивые или мы хотим жить вот этой житейской мудростью, общественным мнением, «что люди скажут, а что обо мне подумают» и так далее, и всё это ведёт в геенну огненную. Есть, о чём задуматься. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Олега на Всенощном бдении 27.03.21 (Ин 20:19-29)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. В воскресном чтении мы слышим, как Иисус дважды приходит к ученикам, к дверям затворенным, когда двери дома, где они собирались, были заперты. Эти затворённые двери напоминают нам Его учение о молитве: «когда молишься, войди в комнату твою, затвори дверь и помолись Богу, который втайне». Об этом очень много говорил святой, икона которого сегодня в центре храма – Григорий Палама. Учитель безмолвия, учитель исихазма, то есть учения, которое говорит о том, что можно встретить Бога в глубине своего сердца. И очень часто в его сочинениях есть этот образ – клети сердца своего, в которую необходимо войти, затворив двери. То есть, затворив свои чувства от всего, что отвлекает нас от молитвы. Сегодня, особенно в нашем мире, в современном информационном потоке, это очень трудно. И мы привыкли, нам как-то чего-то не хватает, когда нет какого-то информационного фона. Но мы очень много теряем, когда не можем совсем от этого отказаться. Наверное, кто-то может не впускать это в сердце, даже когда живёт посреди этого бушующего мира, но это трудно. Всё-таки проще, действительно, хотя бы на время, хотя бы ненадолго немного ограничить себя, чтобы действительно оградить клеть сердца своего, и там можно встретить Бога, так же, как встречаем мы в церкви, во время литургии, исповедуя возгласом: «Христос посреди нас!». И когда Христос приходит к ученикам, первое, что Он говорит – «Мир вам», и первый раз, когда приходит, когда Фомы не было, и второй раз, мы слышали, Он говорит «Мир вам». И во время литургии, после возгласа «Христос посреди нас!», следует целование мира – приветствие мира, мы друг с другом делимся миром и свидетельствуем о том, что когда Христос Воскресший пребывает с нами, будь то в церкви или в уединённой молитве, Он даёт, прежде всего, мир нашей душе. И очень важно его обрести, тогда многое проясняется: взгляд на многие вещи, на многие отношения, с близкими. У Дмитрия Ростовского есть замечательная работа, совсем небольшая: «О внутреннем человеке, входящем в клеть сердца своего». И вот он там говорит, что молитва церковная – она совершается в определённые часы, в определённое время, а вот молитва в клети сердца своего – она может быть в любое время, когда угодно мы можем войти в клеть сердца своего и там встретить Бога. Наше сердце может вместить Бога, и это, конечно, удивительно, и об этом и говорит Григорий Палама, за что его рациональные западные монахи и порицали, и смеялись над ним, но он, можно сказать, доказал, богословски обосновал эту возможность. И мы, к сожалению, называя себя православными и теоретически разделяя его богословие, очень редко пользуемся этой возможностью. Великий пост даёт нам как-то прикоснуться к этому, если мы, конечно, всерьёз проводим его, всерьёз задумываемся о внутренней духовной жизни. Вот это очень важно нам вспомнить, пока ещё есть время Великого поста. Конечно, хорошо бы и не только во время поста об этом вспоминать. Но вот это – тема этой недели, наступающей недели Великого поста, и давайте попробуем как-то на этом сосредоточиться. У отцов был такой замечательный критерий того, насколько мы в нашей молитве действительно предстоим Богу. Вот снова о том мире, который даёт Христос, приходя к ученикам, который даёт Он, приходя к нам, откликаясь на эту нашу сердечную молитву в клети сердца своего. Вот если в этот момент кто-то помешает твоей молитве, кто-то войдёт в келью, кто-то постучит, отвлечёт, будет раздражение у тебя в сердце или ты встретишь этого человека радостно? И вот посмотри: молишься ли ты или нет, если тебе кто-то помешает. А если никто не помешал, то, чтобы убедиться, что твоя молитва чего-то стоит, что ты как-то приблизился к этому, попробуй вспомнить о человеке, с которым у тебя очень трудные отношения. Вот опять же – что ты почувствуешь сердцем, увидишь, принимает его Бог или нет. И тогда, может быть, отношения будут как-то иначе выстраиваться. Вот о чём нам стоит вспомнить на предстоящей седмице, и давайте попытаемся хоть как-то утишить внутренний голос, внутренний диалог, не прекращающийся в нашей голове, диалог с кем угодно, с чем угодно, но очень редко – диалог с Богом. Вот настоящий, подлинный диалог с Богом, чтобы он стал диалогом, чтобы мы не только говорили Ему что-то, но и пытались прислушаться к тому, что Он говорит нам, чтобы мы ощутили вот эту тишину, в которой Он приходит к нам. Аминь.

Проповедь в понедельник 15.03.21. Великий канон

Вот и закончилась эта наша первая вечерняя служба Великого поста, и у нас установилась традиция, что мы с вами говорим что-то на чтение Великого покаянного канона. И сегодня, когда я готовился к этой службе, я вдруг понял, что за многие-многие годы, что мы с вами каждый год совершаем это богослужение, дело в том, что я уже все сказал. Что бы я мог вам сказать еще? Я нашел очень небольшую, короткую проповедь святого подвижника, нашего современника именно на чтение Великого канона. И когда я прочитал эту проповедь, я понял, что даже если это не то что я хотел бы вам сказать, это то, что я должен вам сказать вот в этот день. И решил ее прочитать. И надеюсь, что святой отец не обидится, Царство ему небесное. Вот, послушайте: Душа моя, душа моя, Восстань, что спишь? Кто так заботливо будит свою душу? Может быть нераскаянный грешник? Увы! Нераскаянные грешники крепко спят греховным сном. Так тревожно и заботливо будит душу свою кающийся грешник, великий подвижник Божий преп. Андрей, святитель Критский. Нам ли не будить души свои умилительной его молитвой? Душа моя, восстань. Что спишь? Ты спишь, а лютый ад готовит тебе вечную погибель.Ты спишь, и ангел хранитель скорбит, не в силах разбудить тебя. Ты спишь, и Церковь понапрасну расточает то мерный звон поста, то светлый перезвон праздничных колоколов. Он не волнует тебя. Душа моя, восстань, что спишь? Время ли спать, душа моя, когда над тобою раскрылось небо, и Бог зовет тебя в Своё царство? Время ли спать, душе моя, когда под тобою разверзлась геенна огненная с духами, отверженными от Бога? Время ли спать, душе моя, когда небо сражается за тебя с преисподней? Душа моя, восстань, что спишь? Ты спишь, душа моя, то сном алчности и зависти, то сном похоти и сладострастия. Ты спишь, душа моя, то сном честолюбия и самодовольства, то сном уныния и малодушия. Ты спишь, душа моя, день и ночь. Ты спишь от колыбели и до гроба. Ты спишь, а время покаяния уходит безвозвратно. Воспряни! Готово Евангелие Христово, чтобы озарить разумом и смыслом жизнь твою. Готова Кровь Христова, чтобы омыть греховную скверну твою. Готова Благодать Святого Духа, чтобы возродить тебя. Осталось лишь тебе самой пробудиться, душа моя. Воспряни! Да пощадит тебя Христос Бог! В Святом Евангелии Он говорит: наполнилась вечеря возлежащими и ещё осталось место. Это место для тебя, душа моя. Поспеши, пока не наступила полночь, пока не затворились двери чертога. Пока елей не иссяк в светильнике твоей жизни. Аминь. О. Павел Адельгейм, Царство ему небесное.

Ну, родные мои, ну вот, сегодня все мы слышали великие и замечательные слова Покаянного канона, замечательные слова, не побоюсь этого слова, подвижника, святого подвижника, нашего современника. Я каждое утро читаю утреннее правило, утренние молитвы и молюсь и ему тоже, прошу его молитв как у других святых отцов… Мы прочитали эти замечательные слова отца Павла Адельгейма, и я прошу вас, давайте мы сейчас потихонечку разойдемся и подумаем хотя бы немножечко над тем, что бы слышали. Действительно, может быть, мы спим, действительно, может быть, ничто не в силах разбудить наши души, мы уже насколько ко всему привыкли, все идет своим чередом. А куда идет? Вот вопрос. Давайте задумаемся об этом.Ну и потихонечку посмотрите, может быть, вы что-то не успели купить, какие-то книги. Я там видел две книги из тех, что я вам рекомендовал на Великий пост: две книги Андрея Десницкого «Сорок портретов Библии» и «Сорок вопросов Библии». Как раз по посту очень такое полезное, благочестивое чтение. Завтра, послезавтра и в четверг продолжится чтение Великого канона, в среду – литургия преждеосвященных даров, в пятницу – литургия преждеосвященных даров в 17:00, в субботу и воскресенье – по нашему обычному расписанию.Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на литургии 14.03.21

Слово о. Владимира после литургии 14.03.21

Сегодня с вечера уже начинается Великий пост. Обычно в последнее воскресенье перед постом вечером совершается вечерня с чином прощения. У нас она сегодня тоже будет совершаться, но боюсь что я уже две службы в день не выдержу, так что я, наверно, вечером не приеду. Поэтому я сейчас у всех у вас прошу прощения. Если из вас кого чем обидел, простите, простите Христа ради, а я на вас никогда зла не держу, так что Бог простит, а я даже на вас и не обижаюсь. Ну а вы уж там простите, если кого-то там что-нибудь на сердце против меня что-то есть.Я сегодня так здорово говорил о прощении, о том, как надо прощать, и так далее, но я прекрасно понимаю, как трудно это сделать. И как часто бывает какая-нибудь горькая обида, занозы какие-то сидят Бывают какие-то такие моменты, вот недавно – новости такие по Москве, слухи такие не приличные, когда сто пятьдесят депутатов пытались собраться, их задержали просто так, ни за что, что называется, просто потому, что собрались вместе. Но надо прощать, всё равно надо прощать. По крайней мере, не желать зла, не желать отомстить, не должно быть этого. Вот владыка Антоний Блум говорил о прощении, он говорил: простить это не значит забыть. Иногда вещи бывают такие, что невозможно забыть, и до конца дней будешь помнить. Но простить это значит, когда на Страшном Суде с Богом вы встретитесь, и этот человек будет стоять рядом, вы скажете: «Господи, не вмени ему это во грех, а я на него не сержусь. Я помню, но я не сержусь. И Ты, Господи, прости его». Вот что значит простить – не желать того, что очень часто внутри бывает. Так что, родные, давайте будем стараться прощать.А о еде в пост мы сегодня слышали у апостола Павла: «Кто ест, не осуждай того, кто не ест, а кто не ест, не осуждай того, кто ест». Каждый стоит перед своим Господом, и Господь разберётся с каждым Сам. Так что вот, пусть это будет главным принципом в отношении к тому, кто как постится. Я помню в селе, когда я служил в деревне начало поста, первые субботы, воскресенья Великого поста бабушки начинают собираться в храм, а они уже глуховаты, говорят громко, я там, в алтаре, проскомидию совершаешь, готовишься к службе, а они в храме: «Матрон, ну ты как постишься? Ой, да я знаю тебя, небось, молочко-то пьёшь». Ну, кому какое дело до того, кто что пьёт, ну кому какое дело? Нет, вот это друг друга подковыривают – кто как постится. А времена-то были, Господи – конец Советского союза, вообще есть нечего было. Чего уж там про пост уж спрашивать, иной раз картошки не было, хорошо, если капуста квашеная была в деревне. Нет, вот она всё равно. Так что давайте не будем любопытствовать, друг за другом подглядывать, не будем друг друга осуждать, и, самое главное, чтобы совесть была чиста. Помните, как у апостола Павла: «Всё, что не по вере, всё грех». То есть, если ты веришь, можно есть всё, значит это по вере. А если ты ешь и сомневаешься при этом: хорошо ли это, плохо ли это, тогда это точно грех. Сомневаешься – не делай, а если делаешь – не сомневайся тогда.Так что, родные мои, службы у нас на ближайшей седмице каждый день. Вечером, понедельник, вторник, среда и четверг, каждый вечер Великое повечерие с Каноном преподобного Андрея Критского, в среду с утра литургия преждеосвящённых даров, в пятницу вечером литургия преждеосвящённых даров, в 17-00 начало богослужения. Возникает вопрос, как тут быть перед причастием натощак, рекомендуют, даже это где-то записано, — шесть часов перед причастием не вкушать. То есть, если у нас преждеосвящённые дары где-то примерно, в 6 часов, до 12 часов можно перекусить, попить чайку, может быть, лёгкий обед, а потом вечером причаститься. Но это кто может, кому здоровье позволяет. Когда мы шли в больницу причащать больных – это бывало и днём, иной раз вечером, — мы не спрашивали, ел человек или не ел, раз он в больнице, его, наверное, покормили. Даже в тюрьме, когда я служил литургию, когда привозят заключённых причащаться, я не спрашивал, ели они или не ели. Так что, родные мои, пусть это вас не смущает, что литургия вечером, как это так, в древние времена только так и было. Суббота и воскресенье следующие – в субботу по обычному расписанию, литургия Иоанна Златоуста, ну а в воскресенье литургия уже другая – святителя Василия Великого.

Проповедь на литургии 13.03.21

Проповедь о. Олега на литургии 13.03.21 (Рим 14:19-26, Гал 5:22-26, 6:1-2, Мф 6:1-13, 11:27-30)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Обычно мы с вами читаем не все чтения, которые предписаны в календаре, а выбираем одно из них, чтобы сосредоточиться на нём. Но вот сегодня я понял, ни от одного из четырёх чтений как-то не могу отказаться. В каждом есть очень важные слова, очень дорогие мне лично, очень важные для всех нас, как мне кажется. Мы завтра вечером уже вступаем в Великий пост, как-то готовимся к этому внутренне, и вот очень важные, в свете наступающего Великого поста, слова. С чего начинает апостол Павел — прежде всего, ищите того, что служит миру. Вспомним, как пророк Исайя ещё обличал ветхозаветных постников, которые постились не хуже нас в смысле воздержания от пищи и каких-то ещё ритуальных предписаний, и он говорит: «Вот вы поститесь для ссор и распрей». И апостол Павел сегодня говорит: «Ищите мира и того, что служит миру» и «Всё, что не по вере, грех», «Блажен тот, кто не осуждает себя в том, что избирает». И вот очень важно нам избрать какую-то свою меру поста. И если мы не осуждаем себя за то, что избираем, то не осуждать, конечно, и других – самое важное во время поста. Очень часто проповедники уже много веков любят такое красивое выражение: «возьмём на себя лёгкое бремя поста» — такое вот расхожее выражение проповедников. Я понял, что оно меня коробит, потому что бремя, о котором говорит Господь, совсем не то, что мы во время поста на себя накладываем какие-то ещё обременения. Это совсем о другом, ровно противоположном. Великий пост это время, которое мы называем духовным путешествием или — вот одна из недель Великого поста посвящена лествице, лествице восхождения – так вот, перед путешествием, перед восхождением любым надо максимально освободиться. Надо сбросить с себя, как говорит апостол Павел, «всякое бремя и запинающий нас грех». Когда у нас руки свободны, тогда мы можем другому помочь нести его бремя. «Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов». Не на себя накладывайте бремена, а носите бремена друг друга. Поэтому эти бремена и легки, что мы друг другу помогаем их нести. И Господь помогает нам нести наше бремя, надеемся, что мы Ему. Это не то, что мы себе придумываем, не какие-то наши квазиаскетические подвиги, а напротив — надо максимально облегчить себя, понимать, что мы налегке идём, что мы освобождаем руки, чтобы помогать другим. Вот в этом суть поста. И конечно, не забывать мы должны о неуничтожимом нашем сыновстве Богу. Молитва «Отче наш», она, прежде всего, об этом. Она начинается обращением к Богу, как к Отцу. Да, мы бываем сыновьями не достойными, глупыми, когда нам хочется сказать, что мы не достойны называть Тебя Отцом, но всё-таки блудный сын называет отца отцом, и мы должны тоже помнить о том, что как бы мы ни были далеко, и стране далече, мы возвращаемся к Отцу. Во время Великого поста особенно как-то это переживаем и ощущаем, и молитва «Отче наш» напоминает нам о нашем богосыновстве, об этом великом даре, за который мы ежедневно, ежечасно благодарим Бога и приходим в храм, чтобы воздать Ему за это благодарение, которое мы сейчас вместе будем совершать. Аминь.

Вячеслав Перевезенцев — Фейсбук сельского священника

Книга первая
#неудобноекино
#книги
#спектакли

Книга прот. Вячеслава Перевезенцева «Фейсбук сельского священника» составлена на основе его многолетнего дневника в социальной сети «Фейсбук» (2013—2020 гг.). В данный сборник вошли кинорецензии, заметки о книгах и спектаклях, доклады, прочитанные на различных конференциях. Взгляд автора на современную культуру основывается на вере в то, что какие бы формы и средства ни избирало искусство — главное в нем не меняется, потому что в основе своей искусство ищет ответы на самые мучительные вопросы бытия. Именно поэтому православные христиане, по убеждению о. Вячеслава, призваны быть открытыми к современной культуре. Автор уверен, что пространство киноклуба — это замечательная новая форма христианского общения, в котором появляется возможность на равных общаться с людьми разных взглядов и убеждений, а также привлекать к дискуссии подростков. В книге описывается опыт такого киноклуба при приходе святителя Николая в селе Макарово. Книга написана живым и ярким языком и адресована широкому кругу читателей.

Книга вторая
#глиобластома
#кругжизни
#танцующиймост

Книга прот. Вячеслава Перевезенцева «Фейсбук сельского священника (2)» составлена на основе его дневника в социальной сети «Фейсбук». Первый сборник, изданный в 2019 году, был посвящен анализу современной культуры. Во второй сборник вошли записи и интервью 2019—2020 гг., с момента, когда жизнь о. Вячеслава и его семьи резко изменилась. Больница, сбор средств, поездки на лечение в Мюнхен, новый «круг жизни», новые чувства и мысли… Заметки автора наполнены предельной искренностью, в них показана хрупкость и одновременно бесконечная ценность жизни перед лицом Вечности. Воспоминания о родителях, отношения с ближними, Евхаристия, Евангелие, политические процессы в стране, актуальные книги — все это становится материалом для размышлений автора, его рефлексии и вопрошания.

Предисловие к первой книге…


Вячеслав Перевезенцев
Неудобное кино, или зачем киноклуб на приходе.

«Кино должно быть неудобным, как камушек в ботинке», — говорил enfant terrible современного кинематографа, гениальный Ларе фон Триер. На самом деле, кино может быть очень разным, а вот размышлять и говорить хочется о том, что беспокоит, а еще лучше о том, что мучает. Из таких разговоров и размышлений получился этот раздел.
Когда я пишу о фильме, я хочу поговорить о том, что больше всего волнует меня самого и, надеюсь, не только меня, — поговорить о Боге или о Его отсутствии; о человеке в современном мире, о его жизни и смерти, радости и печали, боли и надежде, любви и одиночестве; о поиске и утрате смысла. Большинство фильмов, которые я посмотрел в жизни (и тут даже не столь важно, насколько они удачны), дают такую возможность.
Подлинное искусство, и киноискусство в первую очередь, — это не столько передача смыслов или идей, сколько передача опыта. Опыта, которого у зрителя может и не быть, но он его может получить благодаря встрече с настоящим искусством. Но поначалу это еще не опыт, а просто некая сумма впечатлений и переживаний, из которой только и может состояться опыт. Опыт, по слову Мераба Мамардашвили, мы извлекаем только из того, что переживаем, он не может быть нам навязан или подарен. Для получения опыта должна быть проделана работа по осмыслению пережитого. Только после этого мы можем обогатиться новым опытом, а значит, стать пусть немного, но другими.
В замечательной книге о природе кино Ю. Лотмана и Ю. Цивьяна «Диалог с экраном» (Таллин, 1994) авторы напоминают: «Когда- то, на заре кинематографии, кино называли “Великий немой”. Это очень точно: немой — не молчальник, не тот, кто говорит, а тот, кто жаждет быть понятым, говорит жестами и мимикой, самой своей немотой. Кинематограф говорит и жаждет быть понятым».
Наверно, нет ничего удивительного, что жажда понимания увиденного и пережитого есть одновременно и работа над пониманием и узнаванием себя и, как следствие, изменением себя, в чем, по словам великого Андрея Тарковского, заключается и смысл искусства, и смысл жизни. «Предназначенность искусства не в том, как это полагают, чтобы внушать мысли, заражать идеями, служить примером. Цель искусства заключается в том, чтобы подготовить человека к смерти, вспахать и взрыхлить его душу…» «Единственный смысл жизни заключен в необходимом усилии, которое требуется, чтобы перебороть себя духовно и измениться, стать кем-то другим, иным, нежели тем, кем ты оказался после рождения…» (Л.Тарковский. Мартиролог).
Еще один важный момент, на который обращают внимание в своей книге Лотман и Цивьян: если экран (фильм) — наш собеседник, т. е. субъект, а не объект познания, то и само познание строится совсем иначе, чем в физической или даже биологической лаборатории. Очень подробно об этом субъект-субъектном методе познания рассказывает в своей новой книге Татьяна Александровна Касаткина (Касаткина ТА. Достоевский как философ и богослов: художественный способ высказывания / Огв. ред. Е. А. Тахо-Годи. М.: Водолей, 2019.) . Одной из особенностей этого метода является то, что не только познающий вопрошает, но и ему задают вопросы, а главное, и он сам ставится под вопрос.
Авторы уже упомянутой мною книги «Диалог с экраном» так говорят об этом феномене: «Если экран — собеседник, то он должен вести со мной — лично со мной —диалог, отвечать на мои вопросы. Что ж это за собеседник, который всю свою речь заранее записал и повторяет ее безо всяких изменений каждые два часа? На этот вопрос мы хотели бы ответить примером из собственного опыта. Однажды один из авторов этой книги смотрел со своим близким другом, крупным лингвистом, фильм Роб-Грийе и Алена Рене «В прошлом году в Мариенбаде». Выйдя, мы стали обмениваться впечатлениями и неожиданно убедились, что, сидя рядом в одном и том же зале, мы видели два совершенно различных фильма, даже сюжеты совершенно не совпадали. Таков эффект каждого большого произведения искусства, но в кинематографе он проявляется с особенной силой: экран говорит не каким-либо одним голосом, а, как сама жизнь, говорит многими голосами, и каждый зритель слышит тот из них, который отвечает его внутреннему камертону. Разумеется, это относится к подлинным произведениям киноискусства. И в этом случае экран выступает как истинный собеседник, не мертвый исполнитель одних и тех же жестов и слов, а участник диалога, вступающий в обратную связь с каждым из зрителей в отдельности».
Я не случайно упомянул не только о размышлениях после просмотра, но и о разговорах, которые во многом такие размышления порождают. Дело в том, что уже много лет мы на нашем приходе устраиваем коллективные просмотры кино. Идея такого киноклуба проста: вместе смотрим кино и потом делимся своими впечатлениями от увиденного и пережитого.
Почему я считаю, что киноклуб — это востребованная форма совместной христианской жизни сегодня?
Во-первых, у нас вообще сейчас дефицит общения. Мы как бы все время на связи, но это совсем не то же, что живое общение. А где найти сейчас живое общение? Даже если мы встречаемся в храме на молитве, а потом за трапезой, ну да, мы о чем-то немного поговорим, но потом опять разбежимся по своим делам, по своим домам. А на киноклубе есть время и прекрасный повод для общения.
Во-вторых, посмотреть фильм — это интересно, это не что-то такое принудительно-обязательное. Люди любят смотреть кино, и кино, правда, есть за что любить!
Далее, есть возможность «обратной связи». Не просто по телефону другу сказать: «Ну, классно, замечательный фильм». Этого мало. В киноклубе у тебя вырабатывается навык анализа, осмысления того, что ты, собственно, сейчас пережил. И неважно, был ли ты этим восхищен, понравилось ли тебе то, что ты увидел. Пожалуйста, аргументируй, найди какие-то слова. И эта рефлексия — очень важная работа.
И еще одно. Мы все — очень разные и плохо друг друга знаем. Ну как-то мы, конечно, знакомы, знаем, кто чем занимается, у кого сколько детей. А кто что любит, кто что переживает, чем дышит… Как это узнать? Ну не будешь же ты за чашкой чая лезть к человеку в душу! Иногда это происходит случайным образом — люди встретились в каком-нибудь купе поезда, им ехать, вот они вдруг разговорились и все друг про друга узнали. А здесь, в киноклубе, это происходит опосредованно. Потому что человек не говорит, вроде бы, о себе — он говорит про этих героев, про то, что он сейчас увидел, что его тронуло, что ему показалось важным, что выбило слезу… или, наоборот, о том, почему он заснул. Но на самом деле он говорит про себя. Поэтому киноклуб может стать историей встречи. У французского философа Ролана Барта есть такая странная теория, она называется «смерть автора». Если ты написал какое-нибудь произведение, снял кино, после этого автор как бы умирает, он уже не имеет отношения к тому, что вышло из его сердца, что стало плодом его творчества. Хотя задачу понять замысел автора, разумеется, никто не отменял.
Фильм один, но видим мы его разными глазами, потому что мы сами очень разные, даже если многие давно знакомы. Это дает не только возможность дополнить или восполнить свое понимание увиденного на экране, но и, бережно и внимательно принимая иное мнение, увидеть и самого человека с новой стороны. Но самое главное — это возможность попытаться понять не столько замысел автора картины, сколько лучше понять самого себя.
Для того чтобы такая встреча получилась, нужно соблюдать некоторые простые правила. Конечно, такой разговор нужно как-то модерировать. Очень важно, чтобы люди смогли в доверительной обстановке поделиться своим впечатлением. У нас могут быть разные мнения, разные оценки, разные вопросы и недоумения, связанные с тем, что мы видели.
Возможность поделиться своим очень дорогого стоит, потому что в нашей жизни как раз этого и не хватает. А разговор так или иначе все равно будет идти о чем-то важном. Потому что поделиться всегда хочется тем, что тебя по-настоящему тронуло, взволновало. Еще один из принципов обсуждения такой: мы не перебиваем друг друга и не спорим друг с другом. Точнее, мы, конечно, спорим. Но при этом признаем право другого иметь свою правду. Если ты что-то увидел иначе, если ты с чем-то не согласен, ты говоришь это «про себя», а не про другого человека.
Таким образом, совместный кинопросмотр — это не только диалог с экраном, но и друг с другом и с самим собой, это своего рода духовная работа, это один из способов самопознания.
Фильмы, которые мы смотрим, как правило, неудобные, небанальные. сложные, часто это — так называемое авторское кино, требующее определенной работы и ума, и сердца; и если бы не киноклуб, многих из этих фильмов я бы просто не увидел: смотреть такие фильмы без последующего обсуждения очень сложно. И для тех, у кого нет такой возможности — совместного просмотра, может быть, эта книга будет интересна как начало такого диалога, ведь она совсем не претендует на точное и окончательное понимание как фильма в целом, так и каких-то его моментов. Это всего лишь приглашение к разговору и размышлению.
Отмечу, что иногда мы проводим киноклубы для подростков. Все, что я говорил выше об обсуждении фильма, в случае подростков работает еще сильнее: им особенно важно высказать свое, поспорить, разобраться в чувствах и мыслях. Я уверен, что во время просмотра и совместного обсуждения многие подростки совершают важнейшие открытия о себе, о мире, о Боге. Такой возможностью не стоит пренебрегать. В замечательной книге о. Алексея Уминского «Семейное кино. Смотрим с детьми шедевры мирового кинематографа» (Никея, 2018) отражен глубокий опыт такого общения.
Для меня как христианина и священника важен вопрос миссии. На встречу приходского киноклуба по нашему приглашению может прийти человек, далекий от веры. И тогда перед нами возникнет вопрос: как рассказать о «нашем уповании», о нашем видении мира и человека в нем, о том, что нам дорого и чем живет Церковь? Ведь у многих наших современников, у кого еще остались эти вопросы, ответы выглядят очень печально. И виноваты в этом по большей части мы сами, православные христиане. Мы сами давно уже превратились в своеобразную субкультуру со своим жизненным миром, своим языком, своими ценностями и «духовными скрепами». И потому малоинтересны кому-то кроме самих себя. Церковь — не от мира сего, но она пребывает в мире сем и ради спасения этого мира. А значит, с миром этим нужно встречаться, разговаривать, находить общий язык и общие смыслы. Мир современного кино может стать местом такой встречи.
Абсолютно все происходящее вокруг нас можно увидеть через призму веры, и это, согласитесь, не совсем типичный и распространенный взгляд на кино. Это уникальная возможность рассказать о нашей вере или дать возможность еще раз задуматься над вечными вопросами.
Данный раздел книги — главный и самый объемный. Наверное, кино сегодня действительно важнейшее из искусств. Но я знаю, как непросто бывает выбрать фильм для просмотра, чтобы не пожалеть о потраченном времени. В этой части книги вы сможете найти некоторые из таких фильмов. Не вижу ничего страшного, если наши мнения не совпадут, — иногда несогласие и непонимание важнее, чем единодушие. Главное, мне бы хотелось, чтобы эти размышления сподвигли моих читателей на то, чтобы регулярно собираться вместе, смотреть кино и обсуждать увиденное.

**
Я хотел бы выразить благодарность всем участникам нашего домашнего киноклуба. Уютные чаепития, доверительные разговоры, споры до полуночи вдохновили меня на эту книгу. Я хотел бы особо поблагодарить Алексея Архипова и Юлию Вахтееву за помощь в подготовке текста книги.

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Архимандрит Савва (Мажуко). Любовь и пустота

«Любовь и пустота» — переиздание первой и самой объемной книги богослова, педагога, публициста и полюбившегося многим автора «Никеи» архимандрита Саввы (Мажуко). Это сборник захватывающих историй и глубоких размышлений автора: о жизни и красоте, о любви к миру, людям и Творцу, о том, как сочетаются в себе свободная воля человека и послушание Богу, что общего у супружеского и монашеского пути — и о многом-многом другом.

В 2014 году труд отца Саввы «Любовь и пустота» вышел в сжатом варианте. Новое издание пополнилось захватывающими, ранее не известными читателю текстами.

Ознакомиться с предисловием к книге…

Предисловие.

Однажды меня пригласили прочитать несколько лекций в одной из российских епархий. Это была интересная и плодотворная поездка, общение со светлыми людьми и незабываемые встречи. Вечером был торжественный прием у митрополита, вылившийся в самую задушевную и дружескую беседу. После нескольких часов разговоров и воспоминаний владыка посмотрел на меня с недоумением и неожиданно сказал:

– Савва, а ведь ты, оказывается, такой замечательный и адекватный человек! И как тебя угораздило в писатели пойти?

Это был вопрос года! Над ним я долго размышлял, и теперь еще продолжаю, потому что так бывает, что в одной реплике вдруг сгущается и выдает себя самая суть. Священник, который пишет книжки, – пугающий и опасный чудак. Так относится к литераторам в рясах большинство верующих – и духовенство, и миряне. Если ты взялся за литературный труд, братья по вере и алтарю, скорее всего, примут это за проявление честолюбия – это самый понятный мотив. А если честолюбие – значит, гордыня, и ничто не вызывает в православных такого живого отклика и неукротимого энтузиазма, как желание помочь ближнему справиться со страстью гордости, которая, как известно, самый смертный из грехов. И вместо того чтобы целиком отдаться творчеству, ты вынужден тратить все свои душевные силы, чтобы доказать, и прежде всего самому себе, что дело, за которое ты взялся, того стоит.

Человеку творческому обязательно нужно на кого-нибудь опереться, даже гениям нужна поддержка. И какое счастье, если найдется хотя бы один человек, одаренный способностью ободрять к творчеству, поверить в то, что стремление к литературе может быть не от высокомерия или авантюризма, а от призвания, оттого что Господь позвал. Мне повезло, у меня был такой человек – Марина Андреевна Журинская, главный редактор журнала «Альфа и Омега». Именно она убедила меня писать, и работы, которые вошли в эту книгу, были написаны по ее личной просьбе и благодаря ее редакторской настойчивости.

Большая часть текстов, представленных в этой книге, публиковались в журнале «Альфа и Омега», а затем были собраны в сборник, вышедший в 2014 году. Нынешнее издание, как и предыдущее, имеет деление на три части, однако, в отличие от первого издания, каждая получила свое заглавие, а тексты третьей части были дополнены и расширены, поскольку именно она является смысловым ядром книги и писалась изначально как один текст. Однако редактор издания 2014 года счел нужным значительно сократить эссе «Любовь и пустота» и совсем опустить раздел «Смысл девства». Настоящая книга возвращается к первоначальному замыслу.

Не могу не ответить на вопрос одного из самых первых читателей этой книги старичка Адольфовича, который до самой кончины был преданным прихожанином нашего храма. Прочитав «Любовь и пустоту», он сказал:

– Отец Савва! Изучил ваш труд внимательнейшим образом. Нашел много важного про любовь. Но где же про пустоту?

Проницательный Адольфович! Я действительно планировал посвятить пустоте отдельную главу, написанную как размышление над строками стихотворения Иосифа Бродского «Дебют», которое мы разбираем со студентами на занятиях. Но почему-то так не хотелось этого делать! Бродский всегда с нами, а пустота и внутри, и вокруг в таком избытке, что было бы избыточным мучением и пыткой отдавать ей лишние страницы этой книги.

Жизнь такая короткая, и мгновений счастья в ней не так уж и много. Лучше их отдать любви и доброте, даже если это всего лишь слова о любви и доброте.

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Андрей Зубов: Религия Библии. Христианство. История религиозных идей

Автор, известный историк и религиевед, показывает уникальность христианства на фоне других религиозных учений, погружая читателя в исторический контекст библейской традиции. Первая часть книги посвящена корпусу ветхозаветных текстов, раскрывающих предысторию христианства от Авраама до Кумрана. Вторая часть вводит в христианство.
Эта книга не история исповедания и институтов, не учебник по христианской догматике, а религиеведческое исследование системы идей, заключенных в Ветхом и Новом Заветах, деяниях Соборов и установлениях Церкви (таинства и обряды).

Ознакомиться с описанием книги и оглавлением…

Андрей Борисович Зубов родился в Москве в 1952 г. В 1973 г. закончил МГИМО МИД, факультет международных отношений. С 1973 по 2001 г. работал в Институте востоковедения РАН. Ведущий научный сотрудник, доктор исторических наук. С 2001 по 2014 г. — профессор кафедры философии МГИМО.

"Для христианина его вера — высшая ценность, ни с чем не сравнимая. Для религиеведа христианство — одна из религиозных традиций человечества, наряду со всеми иными, от верований палеолита до ислама. Когда мне приходилось читать курс сравнительного религиеведения в христианских учебных заведениях — Московской духовной академии, Православном университете апостола Иоанна Богослова,—я опускал и религию Ветхого Завета, и христианство. Эти курсы — «Библеистика», «Библейская археология», «Основное богословие», «Догматическое богословие», «Литургика» — читались более знающими профессорами.
Но когда мне доводилось читать курсы лекций по истории религий в светских университетах — РГГУ, МГИМО, — без гебраики (храмовой, внехрамовой и дохрамовой религий еврейского народа) и христианства обойтись было нельзя.
И передо мной встала непростая для меня задача — рассказать о собственной вере как об одной из религиозных традиций, понимая, что в моей аудитории есть и христиане различных деноминаций, и мусульмане, и иудеи, и буддисты, и индуисты. Это был особый и, признаюсь откровенно, волнующий опыт.
В последний раз мне пришлось читать лекции по гебраике и христианству в общем курсе «История религиозных идей» в 2015—2016 годах. Уже не в аудиториях МГИМО, которые оказались для меня закрытыми, но в любезно предоставленном мне Музее-квартире Михаила Булгакова, той самой квартире на Большой Садовой, где по лестницам между этажами иногда прохаживается огромный черный Кот Бегемот. А читал я все тем же студентам МГИМО, которые не захотели расстаться со мной и продолжали ходить слушать лекции на этой очень уютной, но, право же, неожиданной площадке. И чаепития после лекций были такие же, как и на кафедре философии МГИМО, — с интересными разговорами, расспросами, спорами. Когда-нибудь я назову и имя человека, который все это устроил. А пока выражаю ему бесконечную благодарность. Это был поступок мужественной и щедрой души.
Руководитель киностудии «Неофит» Дмитрий Менделеев предложил мне отснять эти лекции по Библии и христианству в Музее Михаила Булгакова и превратить их в серию коротких фильмов. Так получились сорок кинолекций, прекрасно сделанных «Неофитом». А потом, уже в 2019 году, я договорился с издательством «Никея» об издании этих лекций в текстовом формате.
"
Предисловие
Типология религиозного опыта
Часть I. Религия Библии
Глава 1. Своеобразие и состав Библии
Глава 2. Начало еврейского народа
Глава 3. Творение и падение человека
Глава 4. Как трудно встать
Глава 5. Несбывающаяся надежда
Глава 6. Упование грядущего

Часть II. Христианство
Глава 1. Два тысячелетия христианства
Глава 2. Новый Завет
Глава 3. Благая весть
Глава 4. Путь Иисуса
Глава 5. Царство Бога
Глава 6. Тайна Троицы
Глава 7. Тайна Иисуса Христа
Глава 8. Что есть человек
Глава 9. Таинства Царства
Глава 10. Последние времена

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Архимандрит Савва (Мажуко). Духовные упражнения

«Духовные упражнения» — новая книга архимандрита Саввы (Мажуко), в которой полюбившийся многим христианский автор делится своими смелыми размышлениями, предлагая читателю новый и совершенно необычный взгляд на духовную жизнь.
По признанию архимандрита Саввы, его книга — «диалог» между «юношей» и «старичком». На страницах этого издания автор расскажет о проблемах нравственного выбора, которые встречались на его пути, и тут же на глазах читателя их разрешит.

Ознакомиться с описанием книги…

"Духовность – крайне опасная сфера. Любой, кто касается ее, подвергает себя серьезному риску. Для писателя этот риск удваивается ответственностью перед читателем и утраивается от пристального взора критиков и специалистов в духовной области. Последним скажу откровенно: то, что вы здесь прочтете, вовсе не очерк православной аскетики. Если кому-то захочется укорить меня, что мои размышления не соответствуют духу святоотеческого предания, возражать не стану и просто напомню, что я ни в коем случае не претендую на то, чтобы воспроизводить здесь учение древних отцов, это дело специалистов и знатоков патристики, к числу которых я не принадлежу. Мне интересно писать только о том, что пережил сам и в пользе чего убедился на собственном опыте, и, если угодно, принимайте название «духовность» в моем случае с оговоркой, это мое авторское понимание духовности без претензий на истину в последней инстанции и уж тем более на святоотеческий канон.

Упражнениями я называю свои опыты тоже с поправкой, потому что вещи сугубо практические будут перемежаться и сопровождаться теоретическими рассуждениями, без которых никак нельзя: у духовных практик должно быть свое богословское обоснование.

Тем, кто еще не разобрался, говорю напрямую: цикл «Духовные упражнения» – это мои личные размышления, личные проблемы, которыми я буду делиться и разрешать у вас на глазах. Если вы ищете сокровища святоотеческой мудрости, то вам не сюда, есть множество прекрасных авторов и исследований, к которым я и сам прибегаю с радостью и благодарностью.
"

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.

Неделя о мытаре и фарисее. Проповедь

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Итак, сегодня по нашему церковному календарю неделя о мытаре и фарисее, и мы читаем эту удивительную евангельскую притчу. Это напоминает нам, по крайней мере, должно напоминать, о том, что близится время Великого поста, осталось совсем немного до начала Великого поста – особого времени, которое выделяется в церкви для того, чтобы мы чему-то научились. Чему-то научились из христианской жизни, чтобы мы чего-то усвоили, или лучше сказать, освоили какие-то христианские добродетели. По идее мы этому должны учиться весь церковный год и всю нашу оставшуюся жизнь. Но как-то не получается – то времени нет, то быт заедает, то суета затягивает, то очень устали, а то и депрессия и ещё что-то. И церковь знает эту нашу слабость, знает нашу духовную немощь и выделяет это время, чтобы мы хотя бы в это время как-то немножко собрались, раз уж не можем быть всегда собранными, всегда настроенными на Царство Божие. Чего-то попробовать добиться, чему-то научиться. И это, конечно, опять же особое время молитвы. Но что есть молитва, кому мы должны молиться, о чём мы должны молиться? Сегодняшняя притча, она в какой-то степени уже готовит нас к этому времени и показывает, как надо и как не надо молиться. Два человека пришли в храм помолиться. Они оба пришли с благой целью. Они оба пришли, чтобы предстать пред Богом. Они оба пришли, чтобы помолиться. Но один из них ушёл из храма более оправданным, чем другой. И это вызывает недоумение – как, почему? Ведь тот, который ушёл из храма менее оправданным, он явно, если подумать, взвесить на весах, гораздо благочестивее того, второго. Второй – совершенно очевидно – явный грешник. Для современного читателя, который не знает, которому трудно понять, который считает, что вся грешность этого мытаря заключается в его собственном признании, в его словах «Господи, будь милостив ко мне, грешному». Ну раз «грешному», значит он грешник. Но на самом деле, кто знает, что такое мытарь, знает, что он очень грешен. По тем временам, по тем представлениям, более грешен только убийца с большой дороги. Потому что это люди, которые служили оккупационной власти, которые занимались тем, что обирали своих соотечественников. Они собирали налоги, собирали всякие таможенные пошлины, и так далее, и при этом они сами очень здорово наживались. Две недели назад мы говорили о Закхее, начальнике мытарей, человеке богатом. А этот, может быть, простой мытарь, не начальник, этот человек из сегодняшней притчи. Но тоже очевидно грешник.

А фарисей – посмотрите, как он благочестив: он не согрешал, он не прелюбодействовал, он постится два раза в неделю, прямо как мы с вами. Он даёт десятину со всего, этому мы ещё не научились, а он это уже умеет. Он всё умеет, он всего достиг. Ему и просить-то у Бога нечего, и он благодарит Бога – казалось бы, самая бескорыстная, самая замечательная молитва благодарения. Наше таинство, которое мы совершаем, так и называется – евхаристия, в переводе на русский язык «благодарение». И вот этот фарисей: «Благодарю Тебя, Отче, благодарю Тебя, Боже, благодарю Тебя». Разве не так нужно молиться, разве не так нужно предстоять перед Богом? В чём проблема? Делает он в своей жизни всё, вроде, правильно, но есть одно «но». Помните, мы недавно читали историю о богатом юноше, который спросил: «Господи, что мне сделать, чтобы наследовать жизнь вечную? Что мне ещё сделать? Вроде, я всё делал, что ещё не достаёт мне?». И вот здесь есть нечто, чего не достаёт этому человеку. Это нечто ужасно. То, чем мы, по крайней мере, многие из нас, страдают – это превозношение перед другими людьми. Он, видите ли, хорош, он всего достиг, он всё умеет, он всё делает, ему уже некуда стремиться, ему Бог не нужен. У него уже всё есть: есть благочестие, у него есть закон, у него есть храм, у него есть жертвоприношение – у него всё есть. Зачем ему Бог? А мытарь понимает, что без Бога ему не жить, ему остаётся только на Бога надеяться, может, он сам пытался что-то как-то изменить в своей жизни, может, он не знал как. Но он уповает на Бога, он во всём полагается только на Него. И Господь более оправдывает его. Полагаемся ли мы во всём на Бога? Понимаем ли, что Он источник всего, что есть и что нам надо и всего, что должно быть? Всё из Него, всё от Него, всё Им. В другом месте Евангелия говорится: где сокровище ваше зарыто, там и сердце ваше. Вот является ли Он действительно нашим сокровищем? Является ли Он тем, к кому мы стремимся всем сердцем, всей душой и всей жизнью нашей. Давайте задумаемся над этим. Приближается удивительное, благодатное время. Не случайно многие отцы церкви называли пост духовной весной, временем возрождения, как весной жизнь возрождается, как сквозь грязь пробиваются первые травинки, почки набухают на деревьях. Великий пост – такое время, в душе должно что-то набухнуть, прорости. Стремимся ли мы к этому, понимаем ли это, для чего всё это? Или мы, как тот фарисей – всеми довольны, у нас всё есть, жизнь идёт по накатанной колее, чего же ещё нужно? Вот в чём вопрос. Да хранит вас господь

Епископ Василий (Родзянко) — Живет во мне Христос

«Живет во мне Христос. О смысле жизни и православной веры» — сборник размышлений и бесед одного из самых известных проповедников русского зарубежья, епископа Василия (Родзянко).
Революция, эмиграция, переезд из страны в страну, война, заключение в лагерях, смерть супруги и внука, иноческий постриг, проповеди на радио «Би-би-си» — каждое событие его жизни стало частичкой того невероятного духовного опыта, которым отец Василий щедро делился со слушателями и читателями.

Ознакомиться с описанием книги и оглавлением…

"В ХХ веке России было попущено перенести невиданные в истории человечества испытания. 300-летнее царское правление было свергнуто, попытки установить новую демократическую власть задушены в зародыше, a Церковь, на протяжении многих столетий формировавшая российскую государственность и культуру, подверглась тотальному уничтожению. Революция и гражданская война, коллективизация и борьба против «классовых врагов», голод, повсеместная разруха, расстрелы, лагеря и ссылки унесли или искалечили жизни десятков миллионов неповинных людей.
Немногим сотням тысяч россиян удалось спастись за пределами бывшей Империи. В рассеянии многие уповали на лучшее, надеясь, что новая власть долго не продержится и что большевистский кошмар пройдет. Однако наиболее дальновидные представители эмиграции не соблазнились несбыточными мечтами и взялись за дело, понимая, что трагедия на Родине – всерьез и надолго. Философы, богословы, литераторы и на чужбине продолжали мыслить и творить, иерархи организовывали епархии, рядовое духовенство и миряне основывали церковные общины, строили храмы, закладывали монастыри.
Этот живой, творческий процесс выявил немало замечательных людей, которыми современная Россия может по достоинству гордиться, а с частью из них Господь подарил мне радость быть знакомым лично.
Один из них – епископ Василий Родзянко.
"Протоиерей Виктор Потапов, настоятель Иоанно-Предтеченского храма (Вашингтон)

Содержание:

Предисловие

Часть 1. Во что мы верим
Инстинкт, интуиция, вера
О Боге, но главное — в Боге
Вера и суеверие: подлинность и пустота
Надежда никогда не посрамляет
Промысл Божий — путь, который направляет Его воля
Любовь, из которой рождается жизнь
Как Церковь творит из людей одного человека
Господь Иисус Христос, изображенный в каждом из нас
Святой Дух не обрести в одиночестве
Пресвятая Богородица: любимая наша путеводительница
Молитва непрестанная, трезвая и благодатная
Икона — призыв к святости
Святые: ты, я, мы и не только
Религия и наука: два мира, которые объясняют друг друга
Творение мира, полнота гармонии и зло
Грехопадение или поворот от уничтожения к самопожертвованию
Покаяние — обратный путь в Царство Небесное
Свобода или произвол — наш выбор
Смерть и бессмертие: разговор о том, чего не существует

Часть 2. Озарение Христовым Воскресением
Не плачь…
Вера, действующая любовью
Сила Божия в немощи совершается
Безумие Креста — Премудрость Божия
Щедрый дар как основа новой жизни
Как вера отменяет клятву
Стать частью иного творения
Литургия: соединение Божественнойи человеческой любви
Служение, на котором стоит христианство
Живет во мне Христос

Послесловие. Светлой памяти владыки Василия (Родзянко) (1915–1999)

Свернуть…

Спрашивайте книги в лавке храма.