Проповедь о. Владимира в Неделю о Фоме 01.05.2022

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня у нас Неделя о Фоме — первое воскресенье после Пасхи. Что приходит на ум в связи с этим днем? Ну, прежде всего, это наш храмовый праздник. И это нашло отражение даже в нашем иконостасе. Справа от этих царских врат, если вы посмотрите, икона Спасителя — там как раз изображен этот сюжет: Фома тянет руки к ранам Иисуса Христа. Почему это наш храмовый праздник? Да потому что двадцать шесть лет назад именно в Неделю о Фоме, в Фомино воскресенье, после семидесятилетнего периода мерзости запустения, в нижнем храме, крипте, мы совершили первую литургию. Не здесь <сразу>: этот, верхний, храм нам отдали еще только четыре года спустя — в двухтысячном году мы здесь первую литургию совершали. А вот в девяносто шестом в Фомино воскресенье — там, в нижнем храме. Двадцать шесть лет! За двадцать шесть лет из мерзости запустения мы с вами создали… как мне кажется, самый прекрасный храм в Москве. И самые прекрасные, конечно, здесь даже не стены, не иконы, а мы с вами.Но этот праздник, Неделя о Фоме, имеет и общецерковное значение, конечно. И об этом тоже очень важно говорить. Опять же, первое, что приходит на ум в связи с Неделей о Фоме, — это «Фома неверующий» или, еще хуже, <...> «Фома неверный». Почему «неверный»? Ну, «неверующий» — ладно, можно понять: он не поверил. Ему друзья сказали, что «мы видели воскресшего Христа», он не поверил — ну, можно сказать «неверующий». Но «неверный» — как-то уж совсем. Но на самом деле, и даже и разобраться, в принципе и «неверующий» — он ведь ничем не отличается от них, остальных. Они ведь тоже не поверили женщинам, когда женщины пришли и рассказали, что гроб пуст, ангелы возвестили, что Иисус воскрес, кто-то из них даже видел Его воскресшим… Но, сказано в Евангелии, что им не поверили, слова их показались пустыми и они поверили, только когда увидели Его! То есть, когда Он вечером явился им, когда показал им Свои раны, руки и ноги, — они поверили. Так что Фома, в принципе, точно такой же, как они. Обстоятельный человек. Просто так, на слово не верит. Говорит: «Я должен увидеть, я должен потрогать». Ну вот такая полная, действительно, вера уже на чем-то основанная, а не просто на каких-то словах.Но в любом случае, мне кажется, это даже не главная тема во всей этой истории. Здесь, мне кажется, важно другое. Ну, прежде всего, это то, что Господь… Господу дорог каждый человек! Ну вот Фома сказал: «Пока не увижу, не поверю». Господь мог бы сказать: «Ну и бог с тобой. Ну не веришь — у Меня народу много, у меня учеников много, другие поверят. Блажены те, кто не видел и поверил». Можем вспомнить, как Он догоняет двух учеников по дороге в Эммаус. Помните, они уходят, они всё — они бегут из Иерусалима, они разочаровались во всем, они уходят из этого… Иисус _догоняет_ их, начинает с ними говорить. Они говорят: «Да мы-то думали, Он… А Он… А!» (Машет рукой.) Иисус возвращает их в Иерусалим! Иисус открывается им, и они возвращаются в Иерусалим. И здесь то же. Ему дорог Фома, Ему нужен Фома! И Ему нужен _каждый_ из нас. И Он готов всё что угодно. Он готов явиться, Он готов показать руки, ноги, раны Свои. Не просто показать <…> «Вложи руку твою в ребра Мои, персты в раны Мои». Он все что угодно — лишь бы только мы не пропали, лишь бы мы были рядом с Ним. Вот это очень важно, это самая… ну, мне кажется, очень важная тема этой истории.Но сегодня я хочу обратить ваше внимание совсем на концовку. И на начало тоже, в принципе. В этом отрывке, во всей этой истории о Фоме — и не только о Фоме, а вообще всех этих учениках Христовых — очень ярко показано, _с чем_ приходит воскресший Иисус Христос. И _зачем_ Он приходит, в чем суть христианства. Он приходит с дарами Святого Духа и, прежде всего, с миром. Вот в этом отрывке _трижды_ повторяется: «Мир вам!», «Мир вам!», «Мир вам!». Это самый драгоценный дар Святого Духа. Да, конечно, выше всего любовь. Но начинать надо всё с мира, со стремления к миру. И сегодня, мне кажется, это очень актуально. Сегодня столько озлобления в людях, сегодня столько ненависти, сегодня столько разделений, проклятий и так далее. Господь хочет мира. Господь пришел ради мира. И Господь призывает нас всех к миру. Это один из основных даров Святого Духа. Мы можем сколько угодно говорить о духовности православия. Мы можем говорить, что мы самая духовная страна, что у нас самые духовные люди, что у нас самая духовная вера, самые духовные, там, я не знаю, попы и так далее. Но если в нас нет мира, если мы не хотим мира, если мы не стремимся к миру — это всё пустое. Это всё пустое, это ничего не сто́ит. Это не стоит выеденного яйца. Вот это очень важно.Но для чего вообще христианство, для чего Иисус пришел? Евангелист говорит: для того, чтобы вы поверили, что Он, Иисус, — Христос, Сын Бога живого, и, веруя, имели жизнь во имя Его. Вот это очень важный момент. Да, вера — вера, на которой всё держится, вера, которой человек спасается. Но ради чего, основная цель? Чтобы жить _во имя Его_! Вот это мы как-то оставляем за скобками. Да, вера, да, дары Святого Духа, да, то, пятое, десятое… Но для чего? Да для того, чтобы жить для Бога! Во имя Христа, во имя Него. А у нас всё во имя себя, у нас всё ради себя. Мы и в церковь приходим не для Бога, не ради Бога. А опять же, ради себя. Ради того, чтобы что-то выпросить, что-то получить, чего-то добиться, там, я не знаю… И всё вокруг себя. Всё для себя, всё под себя. А потом мы удивляемся: да что-то вроде я и в церковь хожу, вроде и то и сё, а с христианством что-то ничего не получается, какое-то куцее христианство. Да потому оно и такое — потому что основная эта цель не обозначена. Или недопонята. Или вынесена куда-то за скобки. Может быть, когда-то мы это и понимали, может быть когда-то мы и пришли в церковь не для того, чтобы быть сытыми и здоровыми, а для того, чтобы — Богу послужить! А потом забыли про это, потом это как-то ушло куда-то.Ведь вот это очень важно понять: в чем смысл христианства, для чего мы становимся христианами, для чего мы собираемся в церкви. Иногда людей спрашиваешь — вот приходят люди в церковь, кто-то первый раз, кто-то давно не был, спрашиваешь: «Что вас привело, для чего вы приходите?» — «А мне здесь хорошо, мне здесь уютно». «Мне здесь хорошо», «мне здесь спокойно», «покойно», там, или еще что-то. Ну, кто-то еще проще: бабка сказала, что надо, вот, сходить причаститься, и здоровым будешь. Родные мои, разве церковь для этого? Разве церковь для этого? Мы в церковь приходим для того, чтобы вместе с Ним распяться! Помните, как Павел говорил, «Я сораспялся Христу. Я умер для этого мира»! Вот для чего мы приходим в Церковь, вот для чего она существует! И неважно, тут уютно нам или неуютно, спокойно нам тут или неспокойно. Важно — что мы пришли ради Него. Чтобы отдать свою жизнь, посвятить свою жизнь Ему. Чтобы жить во имя Него. А не во имя себя. Если нет этого — тогда всё. Тогда и христианства нет у нас. Тогда есть тот самый примитивный шаманизм, о котором мы сегодня уже говорили перед началом литургии.Давайте задумаемся об этом. Очень важный праздник. Наш храмовый праздник. Но очень важно понимать смысл и значение этого праздника, то, к чему нас Церковь призывает через этот праздник. Апостолы. Они поверили во Христа, они поверили в Него, они пошли за Ним. И они всю свою жизнь отдали служению Богу. Это и есть христианство. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на Пасху, в Светлое Христово Воскресение 24.04.2022

Христос воскресе! Как легко и радостно было возвещать эти слова раньше, когда-то. Но как сегодня принести эту весть тому, кто умирает под завалом разрушенного бомбами дома? Или тому, кто умирает после осколочных и пулевых ранений в госпитале? Или матери, которая только что получила похоронку на юного сына, погибшего где-то в непонятной войне? (1:03) Да и собственный опыт за последние годы как-то не утешает. Хорошо, легко произносить эти слова, возвещать о воскресении Христовом, когда ничто не угрожает твоей жизни, и возвещать эти слова тому, кому тоже ничто не угрожает. Но когда вспоминаешь, сколько людей, сколько друзей и просто знакомых было потеряно за предыдущие вот совсем немного лет, которые были моими ровесниками, а многие даже некоторые и моложе меня, и их уже нет. (2:10) Вспоминается позапрошлая Пасха, когда мы служили ее в закрытом пустом храме и вот этот возглас «Христос воскресе!» гулким эхом отдавался под сводами. А прошлая Пасха — дома, в постели, с температурой. И «Христос воскресе!» мог сказать только жене, которая лежала с еще большей температурой рядом. А теперь вот эта Пасха во время войны.Как сохранить пасхальную радость? Как сохранить веру? (3:05) Остается только вспоминать о тех героях духа, которые смогли сохранить эту радость и веру в окопах Первой и Второй мировой войны, которые смогли сохранить эту веру в лагерях ГУЛАГа, которые смогли сохранить веру в концлагерях нацистов, в блокадном Ленинграде. И вспоминать, вспоминать, что первые слова, сказанные ученикам воскресшим Христом, были «Мир вам!». «Мир вам!» Жить этими словами, жить этой верой. (4:04) А если она колеблется — просить: «Господи! Умножь в нас веру. Господи, укрепи веру! Господи, не дай поколебаться!» И несмотря ни на что — «Христос воскресе!» Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира в Великую Субботу 23.04.2022

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Иногда наступает такое время, случаются такие обстоятельства, события, когда кажется, что невозможно проповедовать Евангелие. Невозможно благовествовать. Как говорить о том, что пришло Царство Божие, когда кругом ад, когда льётся кровь, когда погибают невинные люди? Когда хватают людей и ни за что сажают в темницу, пытают, издеваются? Как можно проповедовать в такие моменты, в такое время Евангелие – кругом ад! Но вот именно в этот ад приходит Иисус, сегодня, в Великую Субботу. По учению Церкви Иисус проповедует Евангелие в аду. Значит — среди нас, значит в нашей реальности Он с нами. И важно понять, что ад и Царство Божие – это не места где-то во Вселенной или в недрах земли. Это состояние души. Царство Божие – это радость, мир, любовь, милосердие. А ад – это злоба, ненависть, страх, разделения. И если мы с вами живём в этом аду, то сегодня нам даётся шанс. Сегодня именно нам Господь, сам Господь, спустившись в этот ад, проповедует Евангелие. Он входит в нашу жизнь. Он как свет вошёл в этот тёмный храм, как солнце выглянуло сквозь дождевые тучи. Он сам сказал: «Я с вами во все дни до скончания века». И только от нас зависит, примем ли мы этот шанс, тот шанс, который даётся нам сегодня, или так и останемся в этом страхе, в этих разделениях, в это озлоблении, в ненависти. Давайте задумаемся.

Да хранит вас Господь!

Проповедь о. Владимира в Великий Четверток 21.04.2022

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Итак, сегодня у нас Великий Четверг, Великий Четверток, и в этот день, как подписано в календаре, мы совершаем Праздник: воспоминание Тайной Вечери. Но мне кажется, что это название не очень полно отражает то, что действительно мы сегодня вспоминаем, то, что действительно мы сегодня празднуем, то, что мы должны были бы сегодня праздновать. Многие воспринимают эту Тайную Вечерю, таинство Евхаристии, очень часто в таком потребительском плане или как некий магический обряд, укрепляющий наше здоровье, силы, но в отрыве от всего остального христианства. Для многих всё равно, что к бабке сходить, что в церковь причаститься. Мне не раз приходилось слышать: приходит человек, я вижу, что человек приходит в первый раз, мало что знает, спрашиваешь: «Что вас сегодня привело сюда?». «А я вот ходил к бабке-колдунье, она сказала, что надо пойти причаститься, и я стану здоровым». То есть, вот восприятие Евхаристии. Но на самом деле Евхаристия это только знак, это символ, символ Нового Завета Бога с человеком, символ единства человека с Богом. И не случайно мы сегодня читаем и паремию, рассказывающую нам о становлении Ветхого Завета, то есть, отрывки из Ветхого Завета. Не случайно мы сегодня читаем не только о Тайной Вечере, но и о предательстве Иуды, и о Гефсиманском борении, и о суде над Христом. А завтра, и уже сегодня вечером, конечно, и завтра будем читать об Искупительной Смерти Иисуса Христа. То есть, это всё неразрывные понятия. Нельзя воспринимать Евхаристию, нельзя воспринимать Тайную Вечерю в отрыве от всего христианства, в отрыве от Креста Господня, от Его Искупительной Жертвы. И не случайно веществами этого таинства Евхаристии являются кровь и тело, Тело и Кровь Христова. Хлеб и вино местообразующее. Но местообразующее чего? Тела и Крови Христова. То есть, нет Евхаристии, нет таинства Евхаристии без Христа, без воспоминания Его Искупительной Жертвы. И это, я ещё раз подчёркиваю, это знак, символ завета человека с Богом. И когда мы пренебрегаем Таинством Евхаристии, когда многие подолгу пренебрегают этим Таинством, или когда мы достаточно поверхностно подходим к этому Таинству, это пренебрежение не просто неким обрядом, это пренебрежение не просто неким таинством, это пренебрежение всем христианством. Это пренебрежение Искупительной Жертвой Христа, это пренебрежение Заветом, единением Бога с человеком. Это очень серьёзно. Но в этом Таинстве, в том, что мы сегодня вспоминаем, есть ещё один очень важный момент. Ведь Завет объединяет не только каждого отдельного человека с Богом, Завет объединяет людей вокруг Бога. Мы можем вспомнить Ветхий Завет. Моисей выводит из Египта двенадцать колен Израилевых, которые за сотни лет очень далеко отошли друг от друга и в языках, в обычаях, в традициях. Но с израильтянами, с этими двенадцатью коленами, выходят какие-то многие другие, которых называют пришельцами. И вот, заключая этот Завет у подножия горы Синай, Бог объединяет всех этих людей в единый народ. И не просто народ – они становятся семьёй, семьёй Божьей, они становятся народом Божьим, домом Божьим, семьёй Божьей. И мы, заключая Новый Завет через Иисуса Христа с Богом, тоже становимся едиными, тоже становимся единой семьёй, единым народом Божьим. И когда мы грызёмся, называя себя христианами, считая себя православными или просто христианами, когда мы совершаем Таинство Евхаристии, когда совершаем воспоминание вот этой Тайной Вечери, мы причащаемся Телом и Кровью Христовой, но при этом грызёмся между собою, или, как ученики на Тайной Вечери — мы читали в отрывке из Евангелия от Луки — спорят, кто бы из них был больший даже там, почти у подножия Креста, в преддверии Искупительной Жертвы, они спорят, кто из них был больший, когда всё это мы совершаем – это самое страшное предательство Христа. Важно это понять: нельзя причащаться Телом и Кровью Христовой и убивать людей, нельзя причащаться Телом и Кровью Христовой и идти предавать кого-то, нельзя причащаться Телом и Кровью Христовой и лгать, обманывать, подличать. Не случайно мы сегодня пели прокимен: «Господи, изыми меня от человека лукавого, избави от мужа неправедного». Это самое страшное. И можно предавать Христа не только проливая кровь, но и молча, предавая правду. Как Пётр, который отрекается. Ему говорят: «Ты тоже был с галилеянином, с Иисусом». Казалось бы, что? – ну да, был. Но он отрекается, он молчит, он испугался. Сам страх становится предательством. И это очень важно для нас. Мы так легко называем себя христианами, мы так легко называем себя православными, мы так легко говорим о себе, как о верующих. Мы приходим и запросто причащаемся Телом и Кровью Христовой, но не предаём ли мы каждый день Христа? Не предаём ли мы Бога, не нарушаем ли мы вот этот Завет единства человека с Богом, единства друг с другом, когда нам нет дела друг до друга, или когда мы не любим друг друга, когда мы ненавидим друг друга? Не предаём ли мы тем самым всё это, ради чего Бог стал человеком, ради чего Он страдал на Кресте, за что Он умер? Давайте задумаемся над этим. Да, сегодня у нас праздник, Великий Праздник, да, сегодня действительно мы вспоминаем великие события, происходит нечто очень-очень важное. Но это ещё и напоминание, напоминание нам о той ответственности, которую мы воспринимаем, принимаем на себя вместе с Заветом с Богом. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на Вход Господень в Иерусалим 17.04.2022

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня мы празднуем Вход Господень в Иерусалим или, как у нас этот праздник часто называют, Вербное Воскресенье. Уже вчера вечером мы размышляли об этом празднике. Пытались актуализировать это событие, вот то, что мы вспоминаем, этот Евангельский рассказ о входе Господнем в Иерусалим. Но вас не было…*с улыбкой* вы не вошли вместе с нами в этот Иерусалим. Но мне вас жаль. Поэтому если позволите, я … проповедь я повторить не смогу, потому что я их не пишу, я их не записываю, я просто прихожу и говорю, но я попытаюсь вспомнить основные мысли, основное, что я говорил вчера. Мы видим вот это вот невиданное разделение общества, скажем так. С одной стороны, искренняя радость, искреннее ликование людей, народа, которые что-то слышали об Иисусе. Дети радуются, они кричат: «Осанна Сыну Давидову! Благословен грядущий во имя Господне!» Люди постилают одежды, люди срезают ветви пальм, каких-то других деревьев, размахивают ими, встречают Иисуса как Царя, как Христа. И другая группа людей – казалось бы, наиболее религиозные, самые просвещенные, продвинутые – первосвященники, священники, книжник, фарисеи: там совершенно откровенная зависть, тихая злоба, ненависть. Они не только Иисуса готовы убить, хотят убить, они и Лазаря готовы убить и вообще всех погубить. Так всегда бывает, когда в жизнь человеческую входит правда Божия. Когда истина Божия, правда Божия пытается заявить о себе в этом мире. Так было, так есть сегодня и так будет до скончания века – и в этом нет ничего удивительного. И об этом можно было бы даже не говорить. Удивительно другое: что вот эти люди, которые так радостно встречали Христа, через несколько дней будут кричать – многие из них, не все, конечно, но многие из них – будут кричать: «Распни Его! Распни Его!» Убей Его!» А кому-то не будет до этого…из этих же людей – кто-то будет абсолютно равнодушен, им не будет до этого никакого дела, они будут заняты своими делами. Почему? Почему вот там проходит разделение? Почему очень часто разделение проходит среди тех, кто, казалось бы, принял Христа? Кто, казалось бы, пустил Его в свою жизнь, встретил Его в своей жизни? И вдруг вот такое разделение – почему? Мы вчера как раз говорили о том, что, может быть, именно потому, что встречают не того, кого ждали, и ищут не того, что нужно искать. Помните, как мы недавно читали слова Иисуса двум апостолам, двум ученикам, Иоанну и Иакову, которые просили: «Дай нам сесть одному по правую сторону, другому по левую сторону от Тебя, когда придёшь во славе». Он им говорит: «Не того просите, не того ищите!» Вот может быть и здесь тоже самое. Да, они встречают Христа. Но у каждого из них свой «христос»: одни ждут от Него дармового хлеба – как Он кормил тысячи людей. Другие ждут от Него исцелений и воскрешений мертвых — в сегодняшнем Евангельском отрывке мы прямо слышим: они встретили Его, приняли Его, потому что слышали о том, что Он воскресил Лазаря. То есть ждут чудес. Кто-то ждёт от Него ярких побед над оккупантами. Кто-то ждёт от Него владычества над миром, а они будут сидеть по левую и по правую сторону от Него.Но когда они видят, что Он пришёл не для этого, что они ошиблись – Он им становится неинтересен, а многим даже противен. И они хотят от Него избавиться. Им может быть даже неудобно, стыдно, что всего несколько дней назад они так ликовали и так встречали Его: надо же какие лохи мы были! Но ведь тоже самое происходит и сегодня. Ведь у нас тоже у каждого свой «христос». У нас у каждого своя церковь. И каждый в Церкви ищет что-то своё. Мы не ищем Христа, мы не встречаем Христа как посланника Божия, как истину Божию, как правду Божию, грядущую в этом мир, как воплощенную Любовь Божию – нет! Нам всё это не надо. Нам нужно только что-то «мне – моё», своё: кому-то здоровье, кому-то успех в делах этого мира, кому-то успех в бизнесе, торговле, кому-то замуж выйти, кому-то экзамены сдать, кому-то нужны яркие победы над всеми врагами на всех фронтах… А кому нужен вот просто Христос? Такой, какой Он есть, вот такой, какой Он пришёл в этот мир, да ещё распятый, оплёванный, избитый…. Может быть потому и разделение, может быть потому мы и не понимаем друг друга, не можем жить вместе, не можем быть свидетелями Христа потому что не ищем Его. Встречаем – но не Его. Встречаем кого-то другого. И радуемся, ликуем о ком-то другом. Давайте задумаемся. Вот этот праздник, с одной стороны, очень радостный, но с другой стороны, как говорил владыка Антоний, очень трагичный, потому что весь держится на недоразумении, на непонимании того, что происходит. Понимаем ли мы?

Да хранит вас Господь!

Проповедь о. Владимира на Всенощном бдении 26.03.22

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. В Восточной церкви, или как мы её называем, православной церкви, сохраняется очень много древних традиций. Некоторые из них стали уже давно анахронизмами, многие понимаются неправильно. Ну, например, есть у нас такой обряд, традиция, в августе, на Преображение, освящать плоды. Народ очень любит этот обряд, очень трогательный, все приносят с собой какие-то плоды. Но ведь, на самом деле, эта древняя традиция связана с тем, что в древние времена люди приносили первые плоды, выращенные своими руками. Приносили, собирали где-то на полях, я не знаю, в саду, там, где эти плоды произрастали, и приносили начатки этих плодов в церковь. С одной стороны, для освящения, чтобы был соответствующий богатый урожай, но и для того, чтобы эти плоды пожертвовать церкви, пожертвовать тем, у кого нет этих плодов, тем, кто в силу тех или иных обстоятельств не может их вырастить, потому что у кого-то нет земли своей, у кого-то, может быть, нет, я не знаю, здоровья, чтобы выращивать эти плоды — плоды, чтобы поделиться с другими людьми, у которых этого нет, поделиться вот этими начатками плодов. Сегодня, конечно, этот обряд, хотя его очень любят, сегодня он явный блеф, потому что люди идут на базар, покупают там виноград, покупают какие-то экзотические плоды, ананасы иногда приносят. Утрачен, абсолютно утрачен этот древний смысл, но обряд, всё равно, трогательный, согласитесь. Или мёд: приносили, освящали первый выкачанный мёд. Действительно, те, у кого этот мёд, кто производит этот мёд, приносили, чтобы поделиться этим мёдом со всей остальной церковью, они приносили этот мёд. А сегодня опять люди идут на базар или в магазин, покупают какой-нибудь импортный мёд или ещё что-то, приносят сюда и уносят домой, чтобы самим его съесть, скажем так. То есть опять, смысл утрачен, но трогательно, трогательно. Или, например, обычай, традиция: так как у нас виноград не растёт, обычно на Преображение приносят яблоки. Считается, что до Преображения яблоки есть нельзя. То есть, весь год яблоки ели, потому что сейчас яблоки весь год продаются в магазине, весь год яблоки ели, а вот в августе недели за две до Преображения их перестают есть – ну как же, надо же это вот там, понимаете… Очень трогательный обряд. Но сегодня они становятся бессмысленными. Но есть некоторые обряды, которые очень и очень важны. И среди этих обрядов, среди этих традиций – традиция поклонения Кресту. Правда, и эта традиция сегодня многими понимается совершенно неправильно, совершено потребительски. Многие воспринимают его как напоминание об Искупительной Жертве Иисуса Христа. Это правильно, да. Но эта искупительная жертва Христа понимается исключительно в таком потребительском смысле: что вот Иисус Христос принёс Себя в жертву, отдал Свою жизнь, Он мучился, страдал на Кресте, чтобы мы не страдали, чтобы у нас всё было сыто и богато. И чтобы у нас было здорово. Или вот есть замечательная традиция – почитание святых. Но она совершенно сегодня неправильно понимается. Если раньше почитание святых устанавливалось, как память об их подвиге для подражания нам сегодня, то мы вспоминаем про святых в том плане, какому святому от какой болезни молиться – кому от головной боли, кому от зубной боли, какому святому молиться, чтобы квартиру получить и так далее. То есть это совершенно всё другое, это совершенно не то понимание. И вот в этом поклонении Кресту тоже, конечно, есть вот это недоразумение, чтобы считать, что мы покланяемся Кресту, чтобы вспомнить о том, как Он за нас страдал, чтобы мы не страдали, сажем так. Но, ведь на самом деле, смысл поклонения Кресту и вот этот вынос креста на середину имеет совсем другое значение. Не случайно мы завтра будем читать отрывок из Евангелия, где Господь говорит: «Кто хочет следовать за Мной, отвергнись себя и каждый день бери свой крест и иди за мной». Вот в чём смысл поклонения Кресту — это напоминание нам о нашем несении креста, о нашем крестоношении. И это очень-очень важно, потому что мы часто забываем об этом. Да, Господь, действительно, совершил искупительный подвиг, но к этому подвигу Он призывает и каждого из нас. И это, прежде всего, подвиг жертвенной любви, это подвиг милосердия, подвиг отдания себя, своей жизни, за ближнего своего. «Кто душу свою отдаст ради Меня и Евангелия — а значит, ради ближнего, ради соседа, ради другого человека — тот жизнь свою сбережёт». У нас сегодня это совершенно забывается. А всё, что супротивно этому, что противостоит этому – гордыня, тщеславие, самомнение, превозношение над другими людьми. Или, если мы рассматриваем на уровне народа, значит, рад другими народами, кичение, гордыня своими какими-то былыми подвигами, не своими даже, а подвигами дедов, прадедов и так далее. Это совершенно не имеет никакого отношения к христианству. Вот нам именно Крестом Господним сегодня напоминается о том, в чём суть христианства: это смирение, кротость, это жертвенная любовь, это предание себя ради других, предание себя за других – за ближних и за дальних. И вот об этом совершенно нельзя забывать. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира в Неделю мясопустную, о Страшном Суде. 27.02.2022

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня у нас по календарю – Неделя о Страшном суде. Это день называется так, потому что в этот день всегда читается тот Евангельский отрывок, который мы только что слышали и который многие называют «Притчей о Страшном суде». Ну, во-первых, это вовсе не притча. Притча всегда некое иносказание. А здесь Господь говорит прямым текстом. Здесь использован всего лишь некий образ разделения, как пастырь разделяет овец и козлов, так разделяются люди по принципу того, как они жили. И речь идёт собственно не столько о суде, сколько о встрече с Богом. И вот какой может быть эта встреча, во многом зависит от нас. Да, это в какой-то степени суд. Да, это в какой-то степени _страшный_ суд. И страшен он своей неотвратимостью – хотелось бы на это обратить особое внимание. Многие люди считают… многие люди неверующие считают, что физическая жизнь кончилась – и всё. А дальше ничего нет. Поэтому старайся, ищи удовольствие здесь, в этой жизни. Постарайся урвать от неё как можно больше, схватить всё – потому что там ничего не будет. Кто-то, порой даже люди, считающие себя верующими, считают: ну, кто жил праведно, тот получит вечную жизнь, а кто жил грешно – ну тот умрёт, помер и помер. Нет, родные. Всем придётся встретиться с Господом. И всем придётся отвечать за свою жизнь. Вот именно этим этот суд и страшен: своей неизбежностью, неотвратимостью. Но не теми критериями, не тем кодексом, по которому он будет совершаться. Многие считают, что самое главное, чтобы обрести жизнь вечную, это сохранить верность, сохранить веру в Бога, сохранить веру во Христа. Но при этом под верой, под верностью Богу они понимают верность обрядам или, что ещё печальнее, каким-то обычаям старины. И в Евангелии мы читаем, постоянно сталкиваемся с тем, что Господь осуждает это, осуждает обрядоверие, осуждает эту верность преданиям старцев и так далее, и тому подобное. Другие считают, что верность Богу – это верность каким-то догматическим формулировкам, формулам, это верность некому учению, такому схоластическому учению, понятиям о Боге, каким-то представлениям и так далее. Но сегодняшний Евангельский отрывок говорит нам совсем о другом. Совсем о другом. Верность Богу – это верность его любви. Бог есть Любовь. Бог хочет, чтобы все спаслись. Бог – Спаситель всех человек. И быть верным Богу – это значит быть верным вот этому: желанию, чтобы все спаслись. Верить в то, что Бог есть Спаситель всех человек. Верить в то, что Бог есть Любовь. И судить нас будут не по тому, в какую церковь мы ходили, на каком языке мы разговаривали, какие молитвы мы читали, а по тому, как мы любили. И любили ли мы вообще. Это очень важно понять. Особенно, может быть, сейчас, в это страшное время, в которое... Казалось было обычное время и вдруг оно стало страшным. Как бы по щелчку тумблера. Всё вдруг рухнуло, всё вдруг перевернулось. И многие спрашивают: ну где же Бог? Где Господь? Он сейчас с теми, кто голоден, кто раздет, кто болен, кто страждет, кто в плену, кто умирает от ран…Он сейчас с тем, кому плохо. И Он хочет, чтобы мы были вместе с ними. Сейчас многие спрашивают: почему вы ничего не делаете, чтобы остановить эту войну? Мы не можем остановить. Даже Бог не может её остановить. Но мы можем быть с теми, с кем Он. С теми, кому плохо. С теми, кто страждет. Именно по этому критерию нас будут судить на встрече с Богом. Мы сами себя будем судить там. Своей жизнью. Давайте задумаемся. Потому что... <…> Церковь нам… в последнее, предпоследнее воскресенье перед Великим постом Церковь старается говорить с нами о самом главном через Евангельские тексты. Важно понять, что это действительно главное. Это главное. Всё остальное вторично. Да хранит вас Господь!

Проповедь о. Владимира. 19.02.2022

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В сегодняшнем Евангельском отрывке я хочу обратить ваше внимание прежде всего на его концовку – вот эту историю с вдовой, которая положила в сокровищницу храмовую две лепты. Хочу сразу сказать, что здесь речь идет вовсе не о деньгах. И не о том, что надо платить десятину или еще что-то. Хотя, конечно, совершенно очевидно, что и богатые, которые клали в дар Богу от избытка – они выполняли закон, и вдова, которая положила туда две лепты – она тоже исполняла закон. Но не об этом речь! Важно отметить, что сегодня суббота – это последний день седмицы о мытаре и фарисее. То есть сегодня как бы отдание этой седмицы, отдание этой недели мытаря и фарисея. В неделю о мытаре и фарисее мы говорим обычно, что фарисей — он полагался на свою праведность, он полагался на свои заслуги, достоинства, а мытарю, ему не на что было полагаться перед Богом. Он мог полагаться только на милость Божию. И вот здесь мы видим в принципе то же самое: богатые кладут от избытка своего, они кладут какую-то часть своего в надежде на то, что этим они заслужат милость Божию, они заслужат прощение Божие. Вдова ни на что не рассчитывает, она рассчитывает только на Бога – она отдает всё, что у неё было. Здесь не идёт речь о том, что все должны всё отдать. Если бы богатый отдал всё в храмовую сокровищницу – он сам стал бы нищим, нищими бы стали его дети или те, кому он давал работу, благодаря кому он зарабатывал какие-то средства. Речь идёт именно о том, что полагаться мы должны не на то, что мы сделали, не на то, что мы дали кому-то – потому что и сегодня, и в нашей церковной среде это бывает сплошь и рядом: кто-то, какие-то олигархи, назовём их так (слово какое-то нехорошее), они думают, что за счёт своих огромных пожертвований, за счёт того, что они участвуют в строительстве храмов, они заслужат прощение своим другим делам, заслужат прощение тому, что они наживаются на чужом труде, наживаются за чужой, так сказать …хотят въехать в Царство Божие на чужом горбу, что называется. Именно это осуждает Господь. Ведь речь может идти не только о деньгах: ведь многие церковные люди думают, что они своим благочестием, так сказать, что-то заработают, что-то заслужат. Родные мои, нет у нас… вот как нищая вдова: она отдала две лепты, она не могла отдать десятину – если бы она могла отдать десятину, она бы, наверно, отдала десятину, но от двух лепт десятину отдать невозможно, потому что лепта – это самая маленькая монета, там десятину уже никак не выкроишь из этого. Она могла быть отдать одну лепту, но на оставшуюся лепту она бы все равно не прожила. Потому она просто отдала всё, что у неё было, полагаясь на Господу, полагаясь на Богу. И Господь хочет нам это привести в пример – как мы должны жить: полагаться не на своё благочестие, полагаться не на свои какие-то достоинства, полагаться не на свои заслуги… Это не значит, что у нас не должно быть благочестия, что у нас не должно быть заслуг, что у нас не должно быть достоинств, что мы не должны отдавать пожертвования в храм или помогать бедным. Нет, речь не об этом! Но мы не должны думать, что_этим_ мы заслужим Царство Божие. Царство Божие мы можем получить только благодаря милости Божией, только благодаря любви Божией, когда мы полностью отдаем себя в Его руки. Давайте будем об этом думать и свою жизнь, свои отношения с Богом тоже попытаемся проанализировать. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира в праздник Рождества Христова. 07.01.2022 Гал 4:4–7Мф 2:1–12

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Тему сегодняшней проповеди, точнее ее содержание, некий импульс, мне подсказал папа Франциск. Он предложил нам всем сегодня посмотреть на рождественский вертеп — ну или вот на икону Рождества.Когда вы смотрите на вертеп — вот он здесь стоит, вы, наверное, смотрели; ну, там сейчас издалека и не видно, но потом можно будет подойти, — что бросается в глаза? Ну, прежде всего, мы видим склоненную над яслями фигуру Девы Марии. Мы видим задумчивого Иосифа. Мы видим волхвов в ярких экзотических одеждах. Пастухов. Животных: волы, ослик, барашки… И только в последнюю очередь мы замечаем где-то в глубине маленькую фигурку Иисуса. (1:12)Вот так, маленький, незаметный, в этот мир приходит Бог, Спаситель мира. Он рождается на скотном дворе — в отличие от тех, кто рождался во дворцах и претендовал на то, чтобы называться спасителем; в отличие от многих основателей каких-то великих религий, которые опирались либо на власть имущих, либо на силу оружия для распространения своего учения. Нет. (2:02) Он очень скоро станет гонимым, преследуемым по политическим мотивам. Он станет беженцем, изгоем, пришельцем в чужой земле. А когда вернется на родину и вырастет, станет объектом насмешек, тех же преследований, гонений. И закончит Свою земную жизнь самой позорной смертью — будучи распятым на кресте. И тем не менее, Его проповедь, Его весть о Царстве Божьем завоевала, покорила сердца миллионов, а может быть, и миллиардов людей на земле.Почему? В чем Его секрет? (3:00) В чем Его оружие, сила? А вот в этой малости, вот в этой беззащитности. Он пришел и отдал Себя нам, будучи совершенно беззащитным. Беспомощным, немощным, слабым. И именно этим Он и покоряет людей, именно этим Он привлекает к Себе. Потому что, как позже скажет апостол Павел, сила Божия _в немощи_ совершается.Поэтому не будем бояться своей малости. Людям мира сего очень хочется величия. Очень хочется быть важными, значительными, яркими, заметными. Но вот эта важность, эта значительность, это стремление к величию закрывает нас от Бога. Сила Божия _в немощи_ совершается. Поэтому не будем бояться своей малости, но самое главное, не будем еще унижать и презирать малость, немощь, слабость других. Потому что рядом с ними — Христос Младенец, рядом с ними — Сам Бог.

Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на литургии 07.11.2021

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Ну, притчу о богаче и Лазаре мы, наверное, очень хорошо знаем, много раз ее читали, много раз над ней размышляли и говорить о ней в том смысле, <чтобы> добавить что-то новое, практически невозможно. Единственное, может быть, стоит еще и еще раз вспомнить о том, что имя богача даже не сохранилось, а нищего, Лазаря, мы знаем по имени, имя его вошло в историю. О чем это свидетельствует? Мы всю жизнь тратим на то, чтобы чего-то добиться, что-то, вот, накопить, скажем так. Но Господь говорил, что жизнь человека на зависит от его имени. Богатый жил блистательно, но кончил плохо. Нищий мучился, страдал, но он — на лоне Авраамовом, в Царстве Божием, и имя его вошло в историю. И вот, каждый пусть сам выбирает, что для него важнее, чего он хочет. Но сегодня я хочу обратить ваше внимание на апостольское зачало. Апостол Павел настаивает, что Евангелие, которое он благовествовал Галатам и всем другим основанным им Церквам, не есть человеческое, но что получил он его от Самого Иисуса Христа. От Бога через откровение Христа. Почему? Почему он так настойчиво это доказывает? Его обвиняли в том, что он исказил проповедь апостолов. Что он проповедует не то, что заповедал Христос, не то, что проповедуют другие апостолы. И вот Павел настаивает на том, что он проповедует то, что он сам получил непосредственно от Христа. Знаете, есть такая, ну, не знаю, притчей ее и не назовешь, но мне приходилось читать, что то, что я чувствую, то, что я проживаю — это одно, когда я пытаюсь это осмыслить — это уже немножко что-то другое, когда я пытаюсь облечь это в слова, рассказать кому-то об этом — это уже третье, а то, что ты услышал — это уже четвертое. А уж то, что ты из этого понял и принял для себя — это уже пятое. А если ты попытался это пересказать еще кому-то, то цепочка эта продолжается, и там будет уже десятое, и двадцатое, и тридцатое. Поэтому очень важно — очень важно! — обращаться к первоисточнику. Очень важно получать информацию, получать что-то, вот, необходимое для жизни из самого первоисточника. А самый первоисточник для нас для всех — Христос. Ну, и конечно, его Священное Писание, Евангелие, вот, то, что сохраняется в течение уже многих веков и тысячелетий. Да, конечно, переводы! Каждый перевод это уже немножко какое-то иносказание, немножко какое-то толкование и так далее, но тем не менее, Священное Писание, как мы считаем, в неповрежденном виде сохраняется до сего дня. Почему важно обратить вот на это внимание? Да потому что сегодня — да и не только сегодня, наверное, это было и раньше, в девяностые годы это особенно было, и в двухтысячные, и сейчас, оказывается, и сейчас это все продолжается — люди мечутся в поисках гуру, в поисках учителей, авторитетов. Старцы, какие-то там знаменитые проповедники, какие-то там книжники, учители и так далее. У нас один Учитель — Иисус Христос, вот, Его нам надо спрашивать, и от Него надо получать ответы. На самом деле, Он отвечает. Нужно только прислушиваться. Он посылает знаки, Он иногда говорит прямо открытым текстом. Ты еще не успел спросить, а уже понимаешь, что Он тебе отвечает. Главное только не пропускать этого. Мы очень часто говорим: «Вот, я Его не понимаю , я Его не слышу.» Это <означает>только то, что нам не хочется Его понимать, нам не хочется Его слушать. Потому, что Он говорит не то, что нам хотелось бы. Поэтому мы делаем вид, что ничего не поняли. На самом деле, все понятно. Надо только быть честными перед собой и перед Богом. Святой апостол Иоанн писал: «Вы не нуждаетесь, чтобы вас учили другие, чтобы вас кто-то чему-то учил. Вы сами уже должны быть учителями для этого мира.» Так что, вот, родные мои, давайте… Это очень важный момент! Мы часто говорим, что в Христианстве самое главное — это личная встреча со Христом. Это, действительно, вот, — спросить Его и услышать ответ. Без этого Христианства не бывает. Без этого это будет ну «изм» какой-нибудь, я не знаю, или еще что-то. Так что давайте, родные мои, учиться, давайте учиться обращаться к Богу и, самое главное, слушать. Слышать и слушать. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на Всенощном бдении 13.10.21

(Лк 1:39-56) Во имя Отца и Сына и Святого Духа. И так, сегодня мы с вами совершаем один из самых любимых на Руси праздников. Праздник, хотя и не двунадесятый, то есть не один из самых-самых главных, но, тем не менее, очень великий, любимый в народе. Не случайно в самом центре Москвы, храм на Красной Площади – Покровский собор. Правда, его принято называть храмом Василия Блаженного, потому что там подвизался Христа ради юродивый Василий блаженный, на паперти этого храма. Но, в принципе, храм Покровский, храм Покрова Пресвятой Богородицы. И во многих городах, в самом центре города, если есть кремль, то в кремле или на Соборной площади обязательно храм Покрова Пресвятой Богородицы. И конечно, для нас сегодня, может быть, даже не так важно происхождение этого праздника, сколько его идея, понимание его значения сегодня для нас. Это выражение нашей веры в то, что у нас есть Небесная Заступница. У нас есть Тот, Кто предстоит Престолу Божиему и молит Бога о нас, несмотря на наши немощи, несмотря на наши грехи, несмотря на наши падения. У нас Тот, Кому мы близки, кому мы дороги; Тот, Кто отмаливает нас, отмаливает и покрывает нас своим Покровом, своей любовью покрывает нас в этом мире. Но, на самом деле, и происхождение праздника тоже имеет огромное значение для нас. Это очень-очень важный урок в понимании того, что есть христианство, понимании того, как мы должны относиться к миру, как мы должны относиться к людям. Важно, что этот праздник возник в XII веке на Руси, хотя связан с событием, которое было в X веке в Константинополе, в Византии. Интересно, что даже если этот праздник когда-то и был там, в Константинополе и в Греции, то потом про него благополучно забыли. И сейчас этот праздник, если они его и знают, то только из России. А на Руси он всегда был почитаем. И вот это очень важно, ведь этот праздник связан с событием, которое, в современной истории, можно было бы сказать, не принято вспоминать. Потому что этот праздник, возникновение этого праздника, связано со страшным поражением наших предков, славян, которые пытались захватить Константинополь. И вот, по мановению Пречистой Матери эти войска захватчиков, которые пришли с севера к Константинополю, были разбиты, корабли потоплены. Вообще, это было такое сокрушительное поражение, и вот несмотря на то, что это было наше, казалось бы, поражение, что же тут праздновать, наши предки в честь этого события установили праздник. Потому что для них было не так важно, что это «наш или не наш». Для них важно было, что нечестивые язычники пытались разграбить благочестивый Константинополь. Почему я на это обращаю внимание? Потому что мы сегодня делим людей — наши, не наши – по каким-то партийным признакам, по национальным. Неважно, пусть воры, пусть злодеи, зато наши, а там не наши. А раз не наши, значит, на них надо навешать всех собак. Значит они плохие, только потому, что не наши. Вот для наших предков это было не так. Наши предки не так понимали отношение к людям. Неважно – наши, не наши, а важно: вот это злодей, и Матерь Божия их наказала. А вот эти люди молились Божией Матери, и Она их защитила. Вот об этом мы должны всегда помнить. А вообще лучше не делить ни на наших, ни на не наших. Господь ясно нам сказал: не судите, да не судимы будете. Давайте будем об этом помнить. Да хранит вас Господь. "

Проповедь о. Владимира на литургии 3 октября 2021 г

Кор 4:6–15; Мф 22:35–46;

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Естественно, что в эти дни, в дни праздника Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня мы говорили в основном о кресте, о его значении для христиан, о том, что он значит в нашей жизни. Основная мысль, наверное, всех этих наших рассуждений заключалась в том, что крест — это есть знак, символ искупительной жертвы Иисуса Христа. Той жертвы, через которую мы рождаемся в новую жизнь. Обычно мы под искупительной жертвой Христа понимаем именно само Богораспятие, Его добровольное восшествие на Крест. Но на самом-то деле — и мы с вами не раз об этом говорили — искупительная жертва Иисуса Христа начинается с Боговоплощения, с зачатия этого Богомладенца, с Его рождения в этот мир. (1:07) Бог стал человеком, Бог принял на себя всю боль, все страдание этого мира, Бог разделил с нами все тяготы этой жизни, человеческой жизни. Это искупительная жертва Иисуса Христа. Крест — это вершина, это венец, это последний главный штрих этой искупительной жертвы. И, как мы уже сказали, через эту искупительную жертву Иисуса Христа мы рождаемся в новую жизнь. То есть крест — это не только страшное орудие казни, орудие смерти. Для нас крест — это средство, орудие рождения в новую жизнь, в новый мир. (2:11) Через Крест, через искупительную жертву Христа мы получаем возможность стать причастниками божественной жизни. Или, как апостол Петр пишет в одном из своих посланий, «стать причастниками божеского естества». Именно поэтому мы прославляем Крест, именно поэтому мы поклоняемся ему. Но вот сегодня, в Неделю по Воздвижении, то есть в первое воскресенье после праздника Воздвижения Креста, Церковь напоминает нам о том, что есть одно маленькое «но». (3:00) Для того чтобы воскреснуть вместе со Христом, для того чтобы вместе с Ним войти в жизнь вечную, для того чтобы вместе с Ним стать соучастниками, причастниками жизни Пресвятой Троицы, — нужно вместе с ним и умереть. Вместе с ним сораспяться, как пишет апостол Павел: «Я сораспялся Христу, я умер для этого мира». Сам Господь говорит в Евангелии, которое мы сегодня слышали: «Кто хочет следовать за Мной, — „кто хочет следовать за Ним и в этой жизни, и в жизнь вечную“, — отвергнись себя, — то есть „перестань жить для себя, забудь о себе“, — каждый день бери свой крест, — в Евангелии от Марка специалисты по греческому языку говорят, что именно в Евангелии от Марка как раз употреблен глагол, подразумевающий не просто „однажды возьми свой крест“, а „каждый день, постоянно бери свой крест“, — и иди за Мной». (4:19) Вот это вот — _умереть_, вместе со Христом. Мы можем вспомнить отрывок из Послания к римлянам, которое всегда читается при совершении Таинства Крещения — что мы умираем, на крещении мы умираем со Христом и рождаемся в жизнь новую, жизнь для Бога и с Богом во Христе Иисусе. «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» — вот облечься во Христа. Облечься — но для этого сораспяться вместе с Ним. Мы очень часто удивляемся, почему наше христианство так мало <эффективно>, скажем так. (5:10) Нет каких-то плодов: достойных плодов покаяния, достойных плодов новой жизни… Много жалуются на то, что через несколько лет, лет через десять, пятнадцать лет церковной жизни, становится скучно, наскучивает как-то, становится неинтересно. Люди уходят из Церкви, расцерковляются. Или так до конца и не воцерковляются. Почему всё это? Да потому что вот это _главное_ не происходит. Для того, чтобы родиться в новую жизнь, нужно умереть для старой. Нужно умереть для старой жизни. Если мы не умерли для мира сего, если мы не сораспялись Христу, — то как мы родимся в новую жизнь? (6:04) Как мы родимся в жизнь вечную, если мы не умерли для этой жизни в этом мире?

Вот это заставляет нас о многом задуматься. Церковь напоминает нам, мы много раз с вами говорили о том, что по крайней мере праздник Кресту мы совершаем три раза в год: в Воздвижение, в Крестопоклонную неделю Великого поста, потом в праздник Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. То есть, они распределены по всему году, эти три праздника. И каждый раз мы размышляем об этом, говорим об этом. Но мы говорим, говорим, говорим, но ничего не происходит. Ничего так и не происходит. В этот раз Церковь нам вновь и вновь напоминает о том, что такое христианство, что такое быть христианином, что значит крест для каждого из нас. (7:03) Огромная возможность, великий дар Божий. Но это и призыв — это призыв к каждому из нас задуматься о нашем христианстве, о наших отношениях с Богом, о нашем отношении к Кресту Господню. Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на литургии на Рождество Богородицы. 21.09.2021

Флп. 2:5-11, Лк 10:38-42, 11:27-28

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. И так, сегодня мы с вами празднуем Рождество Пресвятой Богородицы. И мы с вами уже не раз обращали внимание на то, что в этот день на аналое, по крайней мере в нашем храме, лежат две иконы: Рождество Пресвятой Богородицы и Успения Пресвятой Богородицы, символизирующие собой начало и окончание церковного года. Вы знаете, что с сентября год начинается, именно в сентябре мы празднуем Рождество. В августе церковный год заканчивается – последний праздник августа это Успение Пресвятой Богородицы. Но это не только начало и конец церковного года – это начало и осуществление Евангелия. Не случайно сегодня в тропаре мы поём: «Рождество Твое, Богородица Дева, радость возвестило всей вселенной». Евангелие в переводе на русский язык означает радостная весть, радость. Рождество Богородицы являет миру радость. В Успении эта радость исполняется, осуществляется. Мы очень часто говорим, люди говорят, ну как можно всерьёз это принимать? Как можно в это верить, об этом даже в Евангелии ничего не говорится, ни о Рождестве Богородицы, ни о Её Успении. В Евангелии ничего не говорится, а почему вы это празднуете? А как в это не верить? Если мы верим, Иисус Христос жил на земле, что это реальная историческая личность, наш Спаситель, и что Он рождён был женщиной. Значит и эта женщина должна была родиться. А если Она была женщиной, обычной, смертной, как мы все, такой, как все, значит, Она и умереть должна. То есть Рождество Богородицы и Её Успение это два неоспоримых факта. Если мы называем себя христианами, если мы верим в то, что Иисус Христос жил на земле, то значит, и это всё было. Поэтому мы верим в то, что с этого момента начинается евангельская история. Но речь даже не об этом сегодня. Мы празднуем день рождения дорогого, близкого нам Человека, который когда-то, очень давно жил на этой земле. Но этот Человек нам дорог, это Человек близок нам, и мы верим в то, что и сегодня этот Человек является нашим Небесным Покровителем. Потому что в Церкви, в Теле Христовом, в Иисусе Христе мы все становимся Её детьми. Вот как Он Её Сын, так и мы Её дети. Мы празднуем день рождения нашей любимой Небесной Матери. Но это не только повод для радости. Каждый раз, совершая праздник в честь Пресвятой Богородицы, мы говорим о той ответственности, которую это накладывает на нас. О той ответственности, которую мы принимаем на себя вместе с именем христианина. Не случайно апостол пишет: «Будьте достойны того звания, которое вы носите». Не случайно сегодня апостол Павел в отрывке из послания филиппийцам напоминает нам о том, что в «нас должны быть те же чувствования, что во Иисусе Христе». Христианином быть непросто. Это значит быть похожим на Христа, это значит иметь те же чувствования, это значит быть достойным этого звания, достойным этой фамилии, достойным своей Семьи, в которую нас принимают через таинство крещения. Те же чувствования, что в Иисусе Христе – что это за чувствования? Прежде всего, это преданность Богу, посвященность Богу, это послушание Богу, послушание даже до смерти, и смерти крестной. Мы видим это и в Нём, видим это и у Его Матери, мы видим это: помните, Она говорит: «Се раба Господня, да будет мне по слову Твоему». Это видим мы в учениках Христа, святых, имена которых мы носим. И вот, каждый раз, когда мы совершаем Праздник в честь Божией Матери, в честь Пресвятой Богородицы, мы должны задуматься: насколько мы достойны этого звания, насколько это действительно наш праздник, можем ли мы сказать: это наша Семья, это моя Семья, это мой праздник. Давайте задумаемся над этим. Да хранит вас Бог.

Александра Невского. Проповедь о. Владимира на Литургии 12.09.2021

1 Кор. 15:1-11; Мф.19:16-26

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вы, конечно, знаете, что эта история о встрече Иисуса с некоторым богатым человеком — в разных Евангелиях о нём говорится по-разному: где-то говорится «некто», где-то говорится «юноша», где-то говорится «некто из начальников», то есть из каких-то, может быть, князей народных — не важно, говорится немножко по-разному и так далее. Но суть ведь везде там: этот вопрос: «что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» — он присутствует во всех этих рассказах. И ответ Иисуса: «Что ты Меня спрашиваешь? Соблюдай заповеди!» Здесь можно было бы очень много говорить о заповедях, о том, какие заповеди перечисляет Иисус Христос, а какие не называет, о каких заповедях Он не говорит – это даже более важно, чем то, о каких заповедях Он говорит. То есть гораздо важнее сказать, о каких Он не говорит. Это очень интересная тема, на самом деле. Здесь, конечно, можно было бы до бесконечности рассуждать о том, что это за игольные уши, сквозь которые верблюду пройти легче, чем богатому войти в Царство Небесное. Можно было бы говорить о том, а насколько возможно богатому войти в Царство Небесное. Господь не говорит, что невозможно, Господь говорит: трудно. Но значит все-таки можно. И так далее. Но самом деле сегодня я хочу обратить ваше внимание на самую концовку, буквально последнее предложение этого отрывка. Каждый раз, когда я читаю эту историю, я с облечением думаю о том, что, Слава Богу, что мое спасание не зависит от меня. «Человеку это невозможно», — совершенно однозначно говорит Господь. Богу возможно всё. Чтобы мы не делали. Как бы не упирались – своими силами никто из нас спастись не сможет. Какими бы благочестивыми мы себя не считали, как бы мы не старались превзойти праведность фарисеев – у нас всё равно ничего не получится. Но Богу возможно всё. И наше спасение — в Его руках. Нам остается только уповать на Него. Только надеяться на Его милость. Только просить Его об этом спасении — ну и не очень Ему мешать. Вот это труднее всего. Но если постараться – то может быть получится. Давайте задумаемся. Да хранит вас Господь!"

Проповедь о. Владимира в праздник УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ и ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ. 28.08.2021

Флп 2:5–11; Лк 10:38–42; 11:27–28;

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня мы с вами совершаем праздник Успения Пресвятой Богородицы. Сегодня мы вспоминаем блаженную кончину Матери Иисуса Христа. Но не только блаженную кончину, но и Ее телесное восхождение на небо, вознесение. Согласно церковному преданию, когда через некоторое время после погребения ученики пришли навестить ее гроб, гроб оказался пуст. И мы верим, что Матерь Иисуса Христа — а во Христе, значит, и наша Матерь! — с тех пор предстоит пред престолом Божьим и возносит за каждого из нас Свои молитвы. (1:01)Мы много раз с вами говорили о том, что этот храм посвящен Пресвятой Богородице. И сегодня наш главный праздник. Можно сказать, семейный праздник. И во Христе мы все братья и сестры. И не только братья и сестры друг другу, но мы братья и сестры и Самому Иисусу Христу. А значит, Она, Пресвятая Дева Мария, не только Его Матерь, но и наша Матерь. И это великая честь для всех нас, для каждого из нас. Но это не только честь. Это и величайшая ответственность.Сегодня вообще, понятия чести, достоинства как-то очень размыты. Раньше люди это очень хорошо понимали. (2:01). Каждый понимал, что значит быть достойным той или иной фамилии. Каждый помнил, понимал и помнил о том, что он должен быть достоин своих родителей, своих родных и близких — вот того звания, которое он носит. А у нас? Какая у нас фамилия? У нас у всех одна общая фамилия: мы все Христовы, мы все христиане. И вот быть достойным этой фамилии, быть достойным этой семьи, в которую нас приняли. Не случайно апостол Павел пишет в Послании к филиппийцам, отрывок из которого мы только что слышали: «…в вас должны быть те же чувствования, что во Христе Иисусе». И на что он обращает прежде всего внимание? Конечно, у Иисуса Христа мы должны многому учиться. И там много, так сказать, того, что можно было бы назвать чувствованиями, которым мы должны были бы стремиться подражать. (3:11) Но Павел обращает прежде всего внимание на смирение. Смирение. Он со смирением принимает замысел Божий о нем и об этом мире. Он послушен даже до смерти крестной. Вот то, чего нам больше всего не хватает. Это послуша́ние. Послушание Богу, послушание… наставникам, в конце концов. Нам хочется везде отстаивать свое ви́дение. Нам хочется везде отстаивать свою волю, свои желания, _свою правду_. Но правда-то у каждого своя, получается. И из-за этого все ссоры. И ссоры, и споры, и разделения. И в Церкви, и в семье, везде, на всех уровнях, и в обществе, и в государстве. (4:07) Потому что каждый отстаивает что-то свое. Но у них, я хочу еще раз подчеркнуть, что у Христа это не просто… это… это семейное смирение. Вот сегодня праздник в честь Пресвятой Богородицы. А про кого мы слышим евангельский отрывок? Про Марфу и Марию. Потому что про Матерь Божию нам даже и прочитать-то нечего. Она была настолько смиренна, что о Ней часто просто забывали. И когда писались евангелия, никто из евангелистов не уделил Ей какого-то особого внимания. И вот именно этому смирению мы и должны прежде всего учиться. Смирению. Конечно, и кротости, и милосердию, и святости. (5:01) Помните? Господь говорит: «Будьте святы, потому что Я свят». «Будьте милосердны, как милосерд Отец ваш Небесный». «Прощайте врагов ваших». «Любите врагов ваших». «Прощайте». «Благословляйте, а не проклинайте». То есть всему этому мы должны учиться. Но самое главное, прежде всего, — это… Я не знаю, я не специалист по языкам, я даже… и с русским-то языком бывают проблемы. Но всё-таки мне очень нравится то, что в слове «смирение», в нашем русском слове «смирение», корень — «мир». То есть это то, что дарует мир. Это то, что приводит к миру. Это то, что сопровождается миром. (6:00) А так хочется мира! Мы все так устали от этой вот розни, от разделений, от ссор и споров. Ну, правда, есть люди, которые в этом как рыба в воде, которые питаются энергией от этой ругани, от ссор и споров. Но мы-то не такие. Нам-то хочется мира, нам-то хочется любви, нам хочется какой-то взаимной радости. А без смирения этого не будет.Так что давайте будем сейчас прославлять Матерь Божию, от Которой Ее Сын научился смирению, которое Он заповедал всем нам. Но будем молиться Ей, чтобы Она и нас этому научила, чтобы она и в нашей жизни поспособствовала стяжанию мира. Помните? Ученик Божьей Матери, преподобный Серафим Саровский, икона которого там у нас в киоте, — он говорил: «Стяжи дух мирный — вокруг тебя тысячи спасутся». Вот о стяжании мирного духа и смирения и будем молиться.Да хранит вас Господь.

Проповедь о единении на Литургии 15.08.2021 (о. Владимир)

1 Кор.1:10-18; Мф. 14:14-22

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Конечно, сегодняшний евангельский отрывок заслуживает нашего внимания и можно было бы об очень-очень многом поговорить. И о чуде вот этого умножения хлебов. Можно было бы говорить о том, что это за люди, которых Иисус кормит. Можно было бы задумать о том, почему сразу после этого чуда Он учеников отправляет на другую сторону. Здесь о многом можно было бы говорить. Но сегодня я хочу обратить ваше внимание на апостольское зачало. С одной стороны, читая его, огорчаешься. С другой стороны, в нём есть что-то утешительное. Мы очень часто идеализируем древние времена. Помните, как у Лермонтова: Вот были люди в наше время, не то что нынешнее племя. Нам кажется, что когда-то были вот такие настоящие христиане, настоящие верующие, все поголовно святые, божественные – не то что сейчас. Но вот из посланий, в особенности из посланий апостола Павла, да и из посланий Иакова и других апостолов мы видим, что на самом деле всё не совсем так, всё гораздо сложнее. Мы видим, что и две тысячи лет назад Павел обличает коринфских христиан за те разделения, которые имеют место быть в их общине. Они делятся по каким-то там своим признакам, понятным только им. Мы можем об этом только догадываться: кто-такие Павловы, кто такие Кифины, кто такие Аполлосовы. Но им-то, наверное, это было ясно, и они там как вот делились, спорили, ссорились, ругались. И Павел обличает их, он говорит: «Неужели Христос разделился? Почему вы делитесь? Церковь – это Тело Христово. Разве можно Тело Христово раздирать на части?

Прошло две тысячи лет. Что изменилось? Ничего. Всё тоже самое, всё точно также: люди делятся на конфессии, деноминации, юрисдикции. Делятся по каким-то одним им понятным признакам. Более того, часто люди делятся внутри одной епархии: приходы либеральные, приходы консервативные, приходы такие, приходы сякие. Более того, часто люди делятся внутри одного прихода, когда многоклирный приход, разные священники, много священников и вот там люди…Иногда даже, когда и такого нет, всё равно возникают какие-то и обиды, и споры, и недопонимания. Что должно произойти в мире, чтобы что-то изменилось? Вот смотрите: мировые войны. Ну, казалось бы, после Первой мировой войны люди должны были что-то понять. Нет. Проходит совсем немного времени, меньше тридцати лет – Вторая мировая война уносит миллионы людей, миллионы людей. Ну, казалось бы, ну теперь то уж люди поняли, что так жить нельзя, что нужно стремиться к миру и единству. Нет. Смотрите: пандемия. Ну, казалось бы, что пандемия нас всех объединит. Нет. И тут: кто первый изобретет вакцину, кто первый ее пропихнёт, кто первый протолкнёт…а мы вашу не будем признавать – а вы нашу… — а мы вам документы не дадим…Господи Боже мой! Люди мрут, люди гибнут! Какая политика, какая конкуренция! Сейчас пожары. Полмира горит, люди гибнут — и всё равно нет единения. Но ведь единения нет и в наших семьях. Единения нет и в наших общинах. Единения нет…Так хочется, так хочется мира, так хочется единения. Почему это, я не знаю, почему? Всем хочется, чтобы наши интересы, мои интересы стали Его интересами. Чтобы Он их отстаивал, как свои. Но почему-то никто не стремится к тому, чтобы ЕГО интересы стали НАШИМИ интересами. Что мы их отстаивали. Чтобы ИХ мы отстаивали, как свои. Не свое место под солнцем, не свои права какие-то, а Его право, Его власть, Его закон. «Нет, это Он нам что-то должен, а не мы Ему». Давайте задумаемся.

И да хранит вас всех Господь!

Проповедь о. Владимира на Литургии 08 августа 2021

Рим. 15: 1–7; Мф. 9:27–35

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Павел пишет: «Мы сильные, должны сносить — то есть принимать на себя, носить – немощи бессильных и не себе угождать». Мы должны. Помню было время, когда еще работало наше радио «София», мне очень часто от слушателей приходилось слышать, да и от прихожан в храме приходилось слышать: «Батюшка, вот вы очень часто говорите о долге: должны, должны. Мы никому ничего не должны. В христианстве не должно быть этого слова «должны». И надо сказать, что, когда я думал, я иногда склонялся к этому же мнению. И действительно, в христианстве мы все дети, мы все дети Божии. Всё должно быть по любви, а не по чувствую долга. Понимаете, это вот раб, наёмник – там чувство долга, а мы-то сыны Божии, мы дети Божии. Конечно, очень хотелось бы, чтобы мы любили Бога просто так. Вот как в жизни мы… иногда бывает вот мы любим человека, ведь ни за что-то мы его любим, очень часто даже бывает вопреки, но мы просто его любим и всё. И вот очень хотелось бы действительно, чтобы у нас и в христианстве было так же. Чтобы мы просто любили. Чтобы мы просто делали добро, потому что мы ничего другого не умеем. Чтобы мы не делали гадости, не потому что должны не делать, а потому что нам просто противно от этого, от этих гадостей. Очень бы хотелось. Но ведь не получается. Ведь не получается. Ни любить Бога не получается просто так – нам всё время от Него что-то нужно. Не получает делать добро просто потому, что мы ничего другого не умеем – умеем, к сожалению, очень много чего другого умеем. Не получается не делать гадости – не потому что мы не должны их делать, а потому что нам противно. Нет, не противно. И делаем. И ведь по большому счету, если задуматься, ведь мы действительно должны. Мы должны Богу. Он нам столько дал, Он нам столько дает. Как не осознавать этого долга перед Ним? Помните, Павел пишет: «Не становитесь рабами людям – вы куплены дорогой ценой». Мы действительно не принадлежим себе – мы куплены, выкуплены Богом. И мы должны, мы должны. И не надо стесняться этого слова. Да, очень хотелось бы, очень хотелось бы всё делать естественно, не по долгу, не по принуждению. Очень хотелось бы делать действительно от сердца, чтобы всё шло от сердца. Но не всегда получается. И поэтому слово «должны» — оно очень уместно в наших отношениях с Богом. Мы Ему должны. И давайте будем об этом помнить, не будем забывать. Да хранит вас Господь!

Проповедь о. Владимира на литургии 01.08.2021

Рим 12:6–14Мф 9:1–8Во имя Отца и Сына и Святого Духа!Наверное, вы поняли, что сегодняшние литургические чтения, прекрасно дополняя друг друга, говорят нечто важное о христианстве. Многие, к сожалению даже считающие себя церковными, люди считают, что христианство — «это Бог и я, а до остальных мне нет дела». Но христианство — это прежде всего Церковь. Христианство — о Церкви, христианство — в Церкви. Вне Церкви христианства… Кто-то, может быть, будет со мной спорить, я спорить не хочу. Но я глубоко убежден, я верю, я этим живу, что вне Церкви христианства нет и быть не может. Потому что Христос пришел не к каждому в отдельности — Он пришел спасти _всех_, и Он создал для этого Церковь. (1:05) Именно в Церкви, по словам апостолов, мы осуществляем свое спасение. Именно в Церкви, по словам апостолов, мы становимся причастниками Божеского естества. Мы много раз говорили о том, что христианство заключается в том, что Бог стал человеком, чтобы человек стал богом. Но для этого человек должен стать причастником Божественной природы, Божественной жизни, жизни Пресвятой Троицы. Вот это всё начинается и осуществляется в Церкви. Вне Церкви этого нет и быть не может. И это очень важно. И Церковь — это не то, что вот мы, собрались, друг на друга не смотрим, друг до друга нам нет никакого дела. Главное, что «я пришел, чтобы здесь лично встретиться с Богом и освятиться». (2:00) Нет, родные мои, Церковь — это… ну как в евангельском отрывке: четверо приносят пятого, расслабленного. И Иисус, видя _веру их_, но даже не зная, в этом расслабленном была ли вера («расслабленный» — это не значит, что он в бессознательности: он не мог ходить, он не мог двигаться, но душа-то его жила, в душе-то что-то у него было — но была ли там вера, мы не знаем), Иисус, видя веру вот этих четверых, его исцеляет, дает ему благословение.Апостол Павел пишет, что у людей разные способности, разные дарования. Но каждый на своем месте дополняет друг друга. (3:00) Именно все вместе они составляют единое Тело Христово. Именно все вместе они предстают пред Богом. Как говорили многие святые отцы, повторяя — не знаю, кто первым это сказал, но повторяя друг за другом, — что в отдельности, по отдельности, по одному мы грешим, а спасаемся только вместе. И вот это очень важно понять. И когда нам нет дела до других, и когда мы приходим в церковь для себя, по своим личным каким-то делам, — мы не христиане. Нам в Церкви делать нечего. Ну если, может быть, что-то здесь коснется нас, может быть что-то здесь прорвется в нашу душу, проснется, и мы поймем… Так что даже в и этом случае есть смысл ходить… быть в Церкви. Но, в принципе, важно понять, что христианство — это <тогда,> когда мы _вместе_. Когда мы друг без друга жить не можем. Когда мы готовы друг для друга молиться. Когда по нашей вере мы готовы спасти кого-то. (4:12)Вот это… я хочу, чтобы это все понимали. Наверное, существуют какие-то другие взгляды на это; может быть, кто-то будет доказывать, что «Бог пришел лично меня спасти». Не случайно в некоторых направлениях христианства есть такое понятие, что «Иисус Христос — мой личный Спаситель». Он не «мой личный Спаситель» — Он спаситель всего человечества. Он хочет, чтобы _все_ спаслись. И Он _всех_ спасает. И я могу рассчитывать, по крайней мере я про себя это точно могу сказать, что я по своим грехам, по своей жизни я могу рассчитывать на спасение только вместе со всем человечеством. Только если Он всех спасет — тогда и я спасусь. Если нет — тогда спасение закрыто. (5:08)Давайте задумаемся об этом. Я ни на чем не настаиваю — я говорю о том, во что я верю. Я говорю о том, как я думаю, о том, чем я живу. Но я хочу, чтобы вы тоже об этом задумались. Потому что, к сожалению, и среди присутствующих встречаются люди, которые говорят, что «я и Бог, а до остальных мне нет дела. Бог в душе». Этого нигде в Писании не сказано — что «Бог в душе». В Писании сказано, что «Бог внутри вас» — но это имеется в виду, можно понимать как «Бог посреди вас». Иисус Христос говорит: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них». (6:00) «Царство Божие среди вас, внутри вас» — вот, когда мы вместе. «Где двое или трое согласятся о чем-то просить Бога, будет им, исполнится». Но это всё время «мы вместе». «Где двое или трое собраны во имя…» — именно «собраны», а не каждый сам по себе. Давайте задумаемся.

Да хранит вас Господь.

Проповедь о. Владимира на литургии 31.07.2021

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Будучи христианами (уж коли мы с вами считаем себя христианами), мы очень часто и достаточно легко говорим о любви. Много говорим о любви. И это оправдано, потому что любовь – это основная заповедь. Помните, Господь говорит: «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга! По тому все узнают, что вы – Мои ученики, если будете иметь любовь друг к другу.» Господь говорит о любви к врагам: «Любите врагов ваших.» Любите, любите, любите! То есть, любовь – это основная заповедь, главная заповедь, на которой все держится. И Иисус Христос сам это подтвердил, когда его спросили, какая наибольшая заповедь, Он сказал: «Возлюби Господа твоего всем сердцем твоим, всей душой твоею, всем разумением.» И вторая, подобная ей: «Возлюби ближнего как самого себя.» Поэтому естественно, что без любви Христианства не бывало бы, и естественно, что мы об этом часто упоминаем и много говорим. Но что такое любовь? Что мы понимаем под этим словом? Ведь очень часто мы любовью называем все, что угодно, кроме самой любви. Вот сегодняшние чтения, и евангельское зачало, и апостольский отрывок, прекрасно дополняя друг друга, как мне кажется, говорят именно об этом. Вот, та любовь, о которой говорится в Евангелии, та любовь, которая заповедана Иисусом Христом, и та любовь, которой должны жить христиане, — это любовь жертвенная. Она может проявляться в разных формах, она может проявляться совершенно по-разному. Вот, мы видим в евангельском отрывке: Иисуса Христа уже считают еретиком, Его уже ищут на чем и как подловить, чтобы предать суду. Но, вот, у этого начальника иудейского… А что значит начальник? В другом Евангелии параллельное место, там прямо сказано: «начальник синагоги». То есть, это один из религиозных лидеров израильского народа. Либо фарисей, либо саддукей, мы не знаем. И вполне возможно он уже не раз на словах, в беседах осуждал Иисуса Христа за его проповедь.Но вот его дочь умирает, его дочь при смерти. И он забыл обо всем. Он забыл о гордости, <…>, он забыл о неприязни к Иисусу, жертвуя, рискуя, так сказать, своим положением в обществе, он идет! Он идет к Иисусу, и не просто идет, а, как сказано, «поклонился Иисусу». Он ему кланяется, он просит, он преодолевает внутри вот это вот все противостояние, свое противостояние Иисусу Христу прежнее. Вот в этом проявляется в нем любовь к ближнему, к его дочери. Но такая любовь нам кажется естественной. Так и мы, наверное, умеем любить, когда что-то происходит с нашими родственниками. Но вот, пожалуйста, пример любви Иисуса Христа к ближнему: Он точно также рискует Своим и имиджем, и положением. С одной стороны, Его уже считают в оппозиции этим религиозным начальникам. Религиозные начальники Его уже ищут, преследуют, они уже объявляют Его еретиком. Но Он идет к этому человеку, Он любит и этого начальника. И Он жертвует! Он жертвует тем, что Ему могут сказать: «Ну вот! Ну как же! А говорил! А теперь, вот, сам идет туда.» Но не это даже главное. Вот этот Его диалог с женщиной… В Евангелии от Матфея вся эта история очень сжата. Хотя Евангелие от Матфея самое длинное в Новом Завете, но, вот, те события, которые параллельно описываются в синоптических Евангелиях, как правило, у Матфея они очень компактные, очень сжатые, здесь нет никаких нюансов, нет чего-то такого, что давало бы пояснения. Вот, в Евангелии от Марка или в Евангелии от Луки, там это лучше изложено. Но к Иисусу прикасается — по представлениям того времени, тех людей, тех израильтян — нечистая женщина. Она грешница, ей с ее болезнью, <с ее кровоточивостью> нельзя даже из дома выходить.А она не только из дома вышла, она в толпе! Она в толпе, среди совсем чужих людей, среди мужчин и прикасается к Иисусу. То есть, по представлениям израильтян, она Его оскверняет, она Его делает нечистым. Иисус, чтобы сохранить свой имидж проповедника, пророка, должен был, конечно, ей сделать замечание, осудить ее. И вообще, по закону ее камнями побить должны были. То есть, приговор… за такое преступление человек приговаривался к смертной казни. А что Иисус? Он говорит: «Иди, дщерь, дерзай! Вера твоя спасла тебя!» Для Него главное — чтобы человек стал здоровым. Не то, что что-то нарушилось, что нарушились какие-то представления или правила и так далее. Вот, все время нам кажется, что христианин… Кто такие христиане? Это очень правильные люди. Все должно быть правильно. А вот у Христа – все неправильно. Когда мы читаем Евангелия, там все неправильно. Начиная от Его рождения и кончая тем, как Он идет и проповедует Евангелия. Апостол Павел идет еще дальше. Он не то что имиджем своим или положением рискует, жертвует во имя любви. Он готов пожертвовать своим спасением. Он пишет: «Я был бы рад… я готов был бы сам быть отлученным от Христа (то есть отлученным от вечной жизни, от спасения, о. В), лишь бы мои братья по крови, то есть, израильтяне, были спасены.» Вот, что такое любовь. И теперь давайте задумаемся о себе. Мы очень часто говорим о любви. А есть ли она в нас на самом деле? Готовы ли мы вот так любить? А ведь без этой любви все остальное бессмысленно. Мы очень часто молимся… о чем только мы ни молимся! Чего мы только ни просим у Бога! Кто-то денег, кто-то здоровья, кто-то удачи, кто-то о том, чтобы, я не знаю, были улажены домашние, семейные дела, кто-то хочет выйти замуж, кто-то хочет, наоборот, удачно развестись… Вот о чем надо молить: «Господи! Научи меня любить так, как Ты меня любишь. Научи меня жить той любовью, которую Ты нам заповедал.» Вот это будет из сердца. Да хранит вас Господь!А она не только из дома вышла, она в толпе! Она в толпе, среди совсем чужих людей, среди мужчин и прикасается к Иисусу. То есть, по представлениям израильтян, она Его оскверняет, она Его делает нечистым. Иисус, чтобы сохранить свой имидж проповедника, пророка, должен был, конечно, ей сделать замечание, осудить ее. И вообще, по закону ее камнями побить должны были. То есть, приговор… за такое преступление человек приговаривался к смертной казни. А что Иисус? Он говорит: «Иди, дщерь, дерзай! Вера твоя спасла тебя!» Для Него главное — чтобы человек стал здоровым. Не то, что что-то нарушилось, что нарушились какие-то представления или правила и так далее. Вот, все время нам кажется, что христианин… Кто такие христиане? Это очень правильные люди. Все должно быть правильно. А вот у Христа – все неправильно. Когда мы читаем Евангелия, там все неправильно. Начиная от Его рождения и кончая тем, как Он идет и проповедует Евангелия. Апостол Павел идет еще дальше. Он не то что имиджем своим или положением рискует, жертвует во имя любви. Он готов пожертвовать своим спасением. Он пишет: «Я был бы рад… я готов был бы сам быть отлученным от Христа (то есть отлученным от вечной жизни, от спасения, о. В), лишь бы мои братья по крови, то есть, израильтяне, были спасены.» Вот, что такое любовь. И теперь давайте задумаемся о себе. Мы очень часто говорим о любви. А есть ли она в нас на самом деле? Готовы ли мы вот так любить? А ведь без этой любви все остальное бессмысленно. Мы очень часто молимся… о чем только мы ни молимся! Чего мы только ни просим у Бога! Кто-то денег, кто-то здоровья, кто-то удачи, кто-то о том, чтобы, я не знаю, были улажены домашние, семейные дела, кто-то хочет выйти замуж, кто-то хочет, наоборот, удачно развестись… Вот о чем надо молить: «Господи! Научи меня любить так, как Ты меня любишь. Научи меня жить той любовью, которую Ты нам заповедал.» Вот это будет из сердца. Да хранит вас Господь!

Проповедь о. Владимира в день Славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла. 12.07.2021

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня утром, проходя мимо свечного ящика, я увидел там на прилавке книгу Ива Амана, которая была написана им об отце Александре Мене. Называется она «Люди ждут слова». В свое время отец Александр Мень как о страшном кошмаре говорил: Представьте, что настанет когда-нибудь время, когда откроют церкви, когда священникам разрешат проповедовать, когда не будет никаких гонений на верующих — и что мы им скажем? Что мы скажем людям? Люди жаждут слова, но есть ли это слово у нас. Сегодня мы совершаем память святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Им было что сказать людям, и они это сказали. Они нашли не только нужные слова. Они сказали их с такой силой, что сегодня мы с чистой совестью можем петь им величание, что они весь мир учениями своими просветили и вся концы ко Христу привели. Да, может быть, не сами, а через своих учеников, через поколения, но христианство распространялось, как мы сказали бы, семимильными шагами благодаря их проповеди, благодаря их учению. «Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их». Это действительно так. И действительно настало время, когда у нас, в нашей стране, в России открыли храмы и можно стало говорить. И в Церкви нашлись люди, которые говорили…И столько наговорили…Сегодня сказано очень много слов. Но апостолы свидетельствовали не только словами. Они свидетельствовали делами. Они свидетельствовали своей жизнью, своей смертью, исповедничеством. Сегодня сказано очень много слов, и сегодня от нас требуется что-то другое. Сегодня для того, чтобы быть свидетелем Христа в этом мире нужно действительно очень много мужества, очень много терпения, и самое главное – очень много любви. Любви к людям, любви к Богу и любви ко всему творению Божьему. Давайте задумаемся. Каждый раз совершая память святых учеников Христовых, мы задаемся вопросом: А чему мы могли бы от них научиться? В чем мы могли бы быть похожими на них? Наверное, никому из нас…ой, и слава Богу!..не придется совершать те же подвиги, через которые прошел апостол Павел – мы слышали в отрывке из Послания к Коринфянам через что ему пришлось пройти по жизни. Несколько смертных приговоров, несколько раз побивали, и голод, и нищета, и нужда, и искушение славой – всё было, всё там было. И суды, и тюремные заключения. Надеюсь, что никому из нас не придется, не дай Бог, пройти через те же испытания, через которые прошел апостол Петр. И оба они приняли мученическую смерть. Нас никто к ЭТОМУ не призывает. Но вот свидетельствовать о Боге, о присутствии Бога здесь, этом мире, своей жизнью, своими делами, своим отношением к людям – это, наверное, мог бы каждый из нас. И должен, в принципе, каждый из нас. Вчера вечером за Всенощным бдением в связи с этим праздником мы говорили о том, что люди ищут доказательства бытия Бога, придумывают всё новые и новые, становятся великими людьми, через эти попытки доказать бытие Бога. Другие не менее великие люди разрушают, разоблачают, скажем так, эти доказательства. Но самое главное доказательство бытия Бога в этом мире – это Его свидетели. Самое главное доказательство бытия Бога, Живого Бога в этом мире — это ученики Христовы, это последователи Христа. Вы помните, все Евангелия заканчиваются тем, что Господь посылает своих учеников в мир, говорит: Вы будете Мне свидетелями даже до края земли. Вот быть свидетелем Христа, быть свидетелем того, что Бог есть Любовь, быть свидетелем того, что Христос воскрес и присутствует в нашем мире, в нашей с вами жизни, быть способными сказать другим не только: «Послушай! Я тебе скажу!» — Нет. А вот быть способным сказать: «Приди и увидишь. Пойди и посмотри» — и показать Бога Живого – вот что от нас требуется. Давайте задумаемся. Давайте будем именно этому учиться у таких апостолов как Петр и Павел. Они действительно могли и сказать, и показать.

Да хранит вас Господь!

Проповедь на Вознесение Господне. 10.06.2021

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

И так, сегодня мы с вами празднуем Вознесение Господне. Как мне кажется, этот праздник в церковном сознании, в сознании церковного народа очень сильно недооценивается. Нет, с одной стороны, конечно, это двунадесятый праздник, такой же праздник наряду с праздником Преображения, Рождества, я не знаю, Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, Сретения. Но эта недооценка, она все равно присутствует, об этом можно судить даже по количеству людей в храме. Если бы была Пасха или вот будет Троица — храм будет переполнен, будет много народу. Или там Рождество.

А вот Вознесение как-то... Ну, с одной стороны это понятно: седьмичный день, Вознесение всегда празднуется в четверг, «на буднях», как говорят, поэтому кто-то работает, кто-то, может быть, еще учится. Но на самом деле не только это виновато. И, как мне кажется, здесь вот это вот, ну некое ощущение безвременья. С одной стороны праздником Вознесения заканчивается Евангельская история. Вы помните, что Евангелие от Марка — отрывок вчера читали за всенощным бдением, сегодня вот Евангелие от Луки — за Божественной Литургией читали отрывок — заканчиваются именно вот этим событием — Вознесением. То есть Вознесением заканчивается Евангелие, заканчивается Евангельская история. А история Церкви начнется с Троицы, мы всегда говорим, что именно Троица, Пятидесятница — это день рождения Церкви. То есть история Церкви начинается через десять дней, а вот эти десять дней вроде как ни туда, ни сюда. И что это? Ожидание, такой период безвременья и ожидания. У меня даже как-то мысль была, но это правда еще не во время подготовки к сегодняшней службе, а во время пасхальных дней, с чем можно было бы сравнить вот этот период? Это как Великая Суббота. Вот понимаете, с одной стороны, Господа уже нет — Его положили во гроб, с другой стороны, Он еще не воскрес — то есть одно закончилось, другое не началось. И вот это вот какое-то томительное ожидание…этот период. Может быть, именно поэтому и Вознесение так же воспринимается. Но я сегодня хотел обратить ваше внимание совсем на другой момент. Мы очень часто забываем, или не то что бы забываем, но не придаем какого-то значения тому, что Иисус вознесся на небо с человеческой плотью, с человеческой природой. Он взошел на небо как Сын Человеческий. Да, с одной стороны, как Сын Божий, но и как Сын Человеческий. Как это возможно? Как человек может взойти на небо? Как человек может оставить мир материальный и войти в мир духовный во всей полноте? Один из православных святителей в проповеди, в слове на Вознесение Господне говорит: Это возможно потому, что Иисус всегда стремился к Небу, Он жил Небом. И Он взошел на Небо. Подобное притягивается подобным. Я бы сказал это другими словами. Это может быть такой замечательный образ, но я бы сказал по-другому, проще: Иисус всегда помнил, что Его Отечество, что Его дом — там, на Небесах. Здесь Он только в командировке. Здесь Он сошел в этот мир, чтобы исполнить миссию. Но ведь то же самое всё относится и к нам. В Неделю о блудном сыне вы помните, мы с вами говорили, что наше подлинное Отечество, наш дом, отеческий дом, — на Небесах, там, у Отца. И если мы действительно живем Небом, если мы всей душой, всеми нашими помыслами стремимся к Небу — то и для нас это будет возможно. То и для нас это станет возможным, и мы сможем взойти туда. Но если все наше самое ценное, самое дорогое, если наши помыслы, наше сердце привязаны здесь, вот к этому материальному миру и все ценности определяются только этим миром, тогда мы не сможем пойти по тому же пути. Вот Господь открывает нам этот путь, Он открывает нам врата Неба. Он прокладывает этот путь и Он дает пример. Именно этому мы в этот праздник и должны научиться у Него. Каждый раз, совершая Божественную Литургию, мы слышим слова: «Горе́ имеем сердца». То есть «Ввысь устремлены наши сердца». И все дружно отвечают: «Имамы ко Господу» — «Да, мы имеем сердца, устремленные к Небу». Но так ли это? Давайте сегодня, совершая праздник Вознесения и совершая Божественную Литургию, когда мы будем произносить эти слова «Горе́ имеем сердца» и «Имамы ко Господу» задумаемся, а действительно ли это в нашей жизни так. И если нет — то будем молить Господа, чтобы Он помог нам как-то это исправить. Чтобы вот это ожидание Святого Духа, ожидание Пятидесятницы было не пустым каким-то безвременьем, а действительно подготовкой к тому, чтобы принять Духа Святого, Который только и дает нам вот эту возможность жить Небом, помнить о Небе. Давайте задумаемся об этом. Давайте из каждого Евангельского события стараться извлекать какой-то важный урок для себя. Да хранит вас Господь!

Прощёное воскресенье

Проповедь о. Владимира Лапшина на Литургии 13.03.2016

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! 

Наверное, вы все знаете, что сегодняшний день — собственно, в церковном календаре так и написано, у нас в народе называется Прощеное воскресенье. И в этот день мы читаем слова Спасителя: «Если вы будете людям прощать согрешения их, то и вам Отец Небесный простит ваши грехи, а если вы не простите, то и вам не простится». И в этот день, конечно, принято говорить о прощении, о важности прощения. Именно это я и собирался делать, в принципе, к этому и готовился. Но когда сегодня утром я ехал на литургию, я вдруг подумал о том, что у этого дня есть и еще одно название, возможно, восходящее к более древней традиции — воспоминание Адамова изгнания, изгнания Адама из рая.

Очевидно, это не случайно, что последнее воскресенье перед Великим постом Церковь вдруг посвящает именно этому. И вчера за всенощным бдением мы пели: «седе Адам прямо Рая», то есть, сидит Адам напртив Рая и плачет, плачет о потерянном Рае. 0"О чём он плачет, что он потерял? Важно вспомнить еще и то, что три воскресенья, три всенощных бдения перед этим мы пели 136-й псалом «На реках Вавилонских». То есть, Церковь нам опять же напоминала о некой утрате. Этот псалом — псалом изгнания, его пели израильтяне в вавилонском плену, когда потеряли родину, когда потеряли землю, завещанную им Богом, утраченную ими. И вот это воспоминание об изгнании Адама из рая и изгнании Израиля напоминает нам и о нашей утрате. Так что же мы потеряли? А потеряли мы родину, наше Небесное отечество. То есть, в принципе. Церковь призывает нас к тому, чтобы вернуться. И Неделя о блудном сыне, помните, в притче блудный сын возвращается, и псалом «На реках Вавилонских», и вот это воспоминание — Церковь призывает нас к тому, что мы должны вернуться, мы должны обрести утраченное отечество.

И вот как раз сегодня, в начале Великого поста мы должны задуматься: а хотим ли мы этого? Готовы ли мы к тому, чтобы попытаться обрести потерянный Рай? Да, конечно, пока мы к этому, наверное, не готовы. Но хотим ли мы хотя бы этого? Стремимся ли мы хотя бы к тому, чтобы вновь обрести утраченную Небесную родину? Что утратил Адам? И вот важно задуматься, а что было в Раю, чего лишился Адам, и к чему мы должны вернуться. В принципе, если разобраться… Там не было удобств, к которым мы привыкли, там не было привычной нам кухни, в смысле, еды, пива, вина… Правда, Честертон в шутку настаивал на том, что пиво, вино и вода в Раю были, а вот кофе, чай, другие напитки изобрели уже после грехопадения. Но, наверное, все-таки очень многого из того, что у Адама было потом, в Раю у него не было. В Раю была детская невинность, простота, чистота. И там был Бог, Который прогуливался в прохладе сада, и возможность быть рядом с Ним. И, конечно, там была потенция, перспектива развития — не обязательно научного, технического, но, возможно, и это тоже. Главное, там была возможность обожения, духовного развития. Но еще раз подчеркиваю, что там не было телефонов, там не было Интернета, там не было телевизора, там не было ничего из того, чем мы заполняем нашу жизнь. 

И вот встает вопрос, хотим ли мы вернуться в тот Рай? Готовы ли мы рискнуть всем тем, что у нас есть, может быть, даже пожертвовать ради той детской чистоты и простоты бытия? Там была радость, там было общение с Богом. Готовы ли мы к тому, чтобы вернуться туда, научились ли мы хоть чему-нибудь из того, что для этого надо, и хотим ли опять же? Не умеем, не научились, не готовы, но хотим ли мы, по крайней мере, питаться только тем, что Бог пошлет, и наслаждаться общением с Ним? Именно Он… Помните, как Павел пишет: «…будет Бог всяческая во всех», то есть все во всем. Он заполнит Собой всё. Что такое спасение, что такое Рай? Это когда всё в Боге, когда всё — Бог, когда всё с Богом, и больше ничего. Да больше ничего и не надо! Вот Он — радость, Он — источник этой радости, Он — наслаждение. Он — пища. Он — утро. Он — день, Он — ночь. Он — всё. Хотим ли мы этого? Готовы ли? Стремимся ли мы к этому? 

Или мы представляем себе Царство Божие, Рай, как коммунизм у советских фантастов. Помню, в пятидесятых годах прошлого века читали роман Ефремова «Туманность Андромеды» или еще нечто подобное. Бесконечный научный и технический прогресс, освоение космоса, всеобщее счастье, одним словом, «светлое будущее», в которое мы плавно вливаемся. Вот только Бога там нет. Да Он там и не нужен, потому что есть всё остальное. Мне кажется, сегодня Церковь именно об этом заставляет нас задуматься, именно с этим связана и аскеза Великого поста, когда мы будем пытаться отказываться от каких-то излишеств, удовольствии, казалось бы, безобидных, но которые не есть Бог. То есть, Великий пост, как мы уже не раз говорили, это школа христианской жизни. Это время, чтобы учиться искать то, что есть Бог; давайте искать то, что нас связывает с Богом, и отказываться от того, что встает между нами и Богом, отказываться от того, что не есть Бог. Давайте задумаемся об этом. Мы так легко называем себя верующими, мы так легко называем себя христианами, мы и поститься собираемся так же легко. Но что такое пост? А пост — это как раз и есть жизнь в простоте, когда все — только Бог, а все, что не Бог, отметается, отодвигается в сторону. Вот готовы ли мы так поститься? Готовы мы так жить? Или наше христианство только номинальное, внешнее, на словах? Давайте задумаемся. 

Да хранит вас Господь! 

О. Владимир Лапшин. Неделя о Страшном Суде и Сретение Господне (15.02.2015)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня праздник Сретения. Но сегодня и Неделя мясопустная или, как ее еще называют, Неделя о Страшном Суде. И вот я в сегодняшней проповеди хочу соединить два этих события. Казалось бы, как это возможно? С одной стороны праздник, радостный праздник, с другой стороны напоминание о Страшном Суде. 

Страшный Суд – название то какое! Но надо отметить, что это не Евангельский термин. В Священном писании, в Новом Завете нигде нет этого словосочетания – «страшный суд». Но в нашем религиозном сознании уж так это сложилось. Так как же можно это совместить, соединить с праздником Сретения? На самом деле легко. Потому что речь идет о событиях одного порядка. И то и другое – встреча. Встреча человека с Богом. Но в одном случае это радостное событие, долгожданное событие. В другом случае это пугающее событие, событие, которого хочется избежать, которое хочется отодвинуть от себя. Но важно разобраться, почему так произошло? Почему так сложилось в нашем сознании, что встреча с Богом стала событием, которое хочется избежать. Мне кажется, это зависит от состояния нашей души, от наших отношений с Богом, от того, как мы видим Бога. Видим ли мы в Боге Спасителя. Вот старец Симеон, что он произносит, когда встречается с Младенцем Иисусом: «Ибо видели очи мои спасение людей». Он видит Спасителя рода человеческого, он ждал Его как Спасителя. Он видит Его, он радуется, он облегченно вздыхает: «вот теперь я могу спокойно умереть». Он ждал Спасителя, и Спаситель пришел. Да, радость! А если мы в Боге видим только страшного Судию, карателя, если мы в Нем видим того, кто только и думает о том, как наказать и измучить нас, тогда мы боимся этой встречи. Тогда мы действительно хотим ее избежать. Тогда мы хотим ее отодвинуть, тогда действительно эта встреча становится Страшным Судом. 

На самом деле любая встреча с Богом – это суд. Но какой суд? Это зависит от нашего состояния, от состояния нашей души. Как мы к Нему относимся? Если мы Его любим, если мы тянемся, стремимся к Нему, если мы хотим быть с Ним, то эта встреча будет радостной, эта встреча будет долгожданной, желанной. Слово есть такое хорошее – желанной. 

А если мы Его не любим, если Он нам страшен то, конечно, мы будем стараться избегать Его, мы будем прятаться от Него. Так давайте задумаемся, каким мы Его видим, каким мы представляем Его?  Каково отношение нашего сердца к Нему? 

Очень часто мы говорим, «ад, рай», произносим эти слова. И нам кажется, что это такие места где-то во Вселенной, может быть, в нашей галактике, а может быть, даже в какой-то другой метагалактике. То есть, где-то в одном месте праведники, в другом месте грешники. Нет, родные мои. И ад, и рай – это состояние нашего сердца, это состояние нашей души. И рай, и ад – это не место где-то далеко, это здесь, на Земле, и это не когда-то где-то, это сегодня, здесь, сейчас. Что в нашем сердце, чем мы живем? Если мы ищем любви, если мы хотим любить и быть любимыми, если мы ищем мира, если мы хотим жить радостью, то мы уже здесь сегодня живем Царством Божиим. Мы уже здесь сегодня становимся причастниками этой вечной радости, вечной любви, которые и есть Рай. А если мы живем разделениями, если наше сердце наполнено ненавистью, обидами какими-то, страхами, разъедающими нас изнутри, то здесь и сейчас мы живем тоже вечностью, но другой вечностью. Вечностью, где скрежет зубов и где огонь неугасающий. Вот это важный момент. Важно задуматься об этом. 

И еще один момент. Мы очень часто говорим, что мы мало что можем сделать для своего спасения, что мало что можем сделать, для того чтобы стать такими, какими нас задумал Бог, что все делает Он. Да, но не без нас. И это тоже очень важно. Все зависит от направленности нашего сердца, от ориентированности нашей души. Потому что, если мы ориентированы на ад, если мы только и думаем о Страшном Суде, и как бы его оттянуть, как бы это отодвинуть, тогда и Бог ничего для нас сделать не сможет. И у Него может ничего не получиться. Но если мы стремимся к Нему, если мы действительно хотим жить Богом, миром, радостью, любовью, я думаю, у Него все получится. Давайте задумаемся об этом. 

И да хранит Вас Господь!

О. Владимир Лапшин. О блудном сыне (28.02.2016)

Эжен Бернан
Возвращение блудного сына
1897

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня у нас Неделя о блудном сыне. За несколько недель до Великого поста мы с вами читаем в церкви эту удивительную притчу, жемчужину, сокровище Евангелия от Луки. И вот в связи с этой притчей мне хотелось бы обратить ваше внимание на несколько, как мне кажется, важных моментов. Но прежде всего, мы с вами не раз говорили о том, что пост, Великий пост – это школа христианской жизни, школа христианства, а христианство начинается с покаяния. Поэтому в эти недели перед постом нам Церковь говорит, прежде всего, о покаянии. 

И эта притча тоже о покаянии. И в контексте этой притчи покаяние предстает перед нами как некое осознание, как «приход в себя» – вот в этой притче замечательно сказано: «пришедши в себя». Когда он (то есть, блудный сын) пришел в себя, когда он осознал весь ужас своего положения, он решил изменить свою жизнь. Очень часто нам кажется, что я это и есть я, и куда мне еще приходить. Но перед началом каждой воскресной Литургии мы говорим о том, как важно сбросить с себя маски, которые мы постоянно носим в обычной жизни, отказаться от тех ролей, которые мы пытаемся играть в этой жизни, от тех функций, которые мы исполняем и которыми мы, по сути, становимся здесь и сейчас. То есть важно понять, что вот то, что мы считаем собой, на самом деле это не мы, это лишь что-то внешнее, это лишь что-то наносное, это что-то такое, что мы надели на себя, или кто-то другой надел на нас. А мы – мы где-то глубоко-глубоко в себе, там, в сокровенной глубине, где живет то, что в нас от Бога. Помните, мы с вами не раз говорили о том, что Бог, создавая человека, вдохнул в него от Духа Своего, и стал человек душою живою. Вот то, что в нас от Бога, то, что в нас Бог вдохнул от Духа Своего – это и есть я, подлинное я. И вот важно прийти в себя, найти это подлинное я. Это первое. 

Второй момент – важно увидеть покаяние как обращение, как поворот, как начало новой жизни. Мы с вами много раз говорили о том, что слово покаяние, греческое метанойя буквально переводится как обращение, поворот. Вот осознать, увидеть, понять, что не в ту сторону я живу, и повернуться, повернуться в другую сторону, начать жить по-другому, начать жить в другую сторону. Это тоже очень важно. Это и есть покаяние.  

И еще очень важный момент. В контексте некоторых исторических реальностей, я бы сказал, нечто актуальное. Сейчас принято много говорить о патриотизме, о верности родине, отечеству и так далее. Так вот, и эта притча и песнопения всей этой недели напоминают нам о том, что наша родина – это Царство Божие, наше отечество – на небесах. И что здесь, на земле, в этом мире, отпавшем от Бога, в любой стране, под каким бы небом мы ни родились, под каким бы кровом ни собирались, на каких бы языках мы ни говорили, здесь мы везде на чужбине. Но с другой стороны, здесь везде с нами может быть наша родина, потому что Царство Божие, которое является нашей родиной, нашим отечеством, как сказал Господь, оно внутри нас есть, оно в нашем общении. Оно может быть везде, куда бы мы ни приехали, где бы мы ни были, куда бы судьба нас ни забросила, мы везде можем быть дома. И вот это очень важно, очень важно помнить.

И еще. Притчу называют притчей о блудном сыне. Я бы назвал ее притчей о милосердном отце, это было бы более правильно. Потому что главный герой здесь все-таки отец, который является образом нашего Бога, нашего Отца Небесного. Очень часть люди говорят: я так грешен, Бог меня никогда не простит, мне нет прощения. Правда, чаще мы это говорим о других: конченый человек, ему нет прощения и так далее, и мы «ставим на человеке крест». Родные мои, Бог любит каждого. Как бы ни был грешен этот вот младший блудный сын, а ведь он, действительно, очень грешен, ведь он, по сути, «похоронил отца заживо». Помните, с чего начинается притча,он говорит: «Дай мне мое наследство». Но когда дети получают наследство? Когда родители умерли. Поэтому, требуя свою долю наследства, он тем самым говорит: «Отец, ты зажился, ты мне живой не нужен. Дай мне мою долю, а сам хоть сдохни». Вот! И отец его все равно любит. Господь в этой притче говорит, что отец увидел сына издалека. А это значит, что он каждый день выходил на дорогу, он смотрел, он ждал этого сына, несмотря ни на что он его любил, он его очень любил. И когда он увидел его, он бросился ему навстречу, он пал ему на шею. Вот точно также Господь ждет возвращения каждого из нас, каждого из нас, какими бы грешными мы ни были, как бы далеко мы ни зашли, как бы глубоко мы ни пали в грехе, Господь хочет нас простить. Он только и ждет, когда мы сделаем вот этот первый шаг, когда мы повернемся, когда мы осознаем что-то и когда мы повернемся – вот то, с чего мы начали сегодня говорить, с чего начинается покаяние, вот с этого осознания, когда мы попытаемся прийти в себя. 

Ну и еще один важный момент, очень важный момент. Очень часто мы оказываемся не только в роли блудного сына, гораздо чаще мы оказываемся в роли старшего брата, старшего сына, когда мы не хотим принимать кого-то, кто не так пришел, кто не так молится, не так посмотрел, не с той стороны встал и еще что-нибудь. Вот это тоже очень важно.

Вообще об этой притче можно было бы говорить, наверное, бесконечно, не случайно в качестве толкований на эту притчу написаны целые книги. Поэтому, конечно, в одной беседе, в одной проповеди невозможно охватить все. Но, мне кажется, то, о чем мы сегодня говорили, это важно. Важно услышать это и задуматься об этом. 

Да хранит вас Господь!

О. Владимир Лапшин. Проповедь на Сретение. Литургия 15.02.2017

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Итак, сегодня мы с вами празднуем Сретение, и уже вчера вечером за всенощным бдением мы пытались размышлять о том, что значит этот праздник для нас, что такое Сретение. Мы говорили о том событии, которое лежит в основе этого праздника, как о встрече. И это действительно встреча. Это встреча Отца со Своим новорожденным Сыном, Бога-Отца с Богомладенцем. Но это и встреча Бога в лице Иисуса Христа с человеком в лице старца Симеона. Это встреча Ветхого Завета и Нового Завета. Это встреча земной жизни и жизни небесной, жизни вечной. Это – встреча. 

Но вот сегодня я предлагаю вам посмотреть на это событие немножко с другой стороны. В связи с чем Иосиф и Мария приносят Младенца в Храм? По закону Моисея, всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, то есть первенец должен быть посвящен Богу, он отдается Богу, он становится жертвой Богу, он как бы приносится в жертву в воспоминание о тех египетских младенцах, первенцах, которые погибли во время Исхода израильтян из Египта как плата за свободу. И вот теперь каждый первенец в Израиле должен быть посвящен Богу. То есть событие, лежащее в основе этого праздника, – это жертвоприношение, это ответ человека на призыв Божий. Мы с вами не раз говорили о том, что Боговоплощение – это жертва Бога человеку, это жертва Бога этому миру, для спасения этого мира. И вся жизнь Иисуса Христа, начиная от Рождества и кончая Страстной Пятницей и Великой Субботой, – это жертва, это жертва Бога человеку. «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного». 

Но в этой жертве, в этом жертвоприношении есть и человеческий ответ. Когда архангел Гавриил является Марии, возвещает ей о том, что она должна стать матерью Спасителя, что она должна стать матерью Сына Божия, она смиренно отвечает – «да будет мне по слову твоему», тем самым принося себя в жертву Богу. Она понимает, что теперь ее жизнь уже не принадлежит ей, она принадлежит Богу, она принадлежит тому, что должно произойти. А когда она приносит Младенца Иисуса в Храм, она приносит Его в жертву Богу, она Его посвящает Богу. Это то, что было в Ветхом Завете, это то, что положено по закону Моисееву. Но, как мы слышали в отрывке из послания к Евреям, при смене священства необходимо быть и смене закона, и в Новом Завете уже все по-другому, в Новом Завете нет мужеского пола, нет женского пола, нет ни эллина, ни иудея, ни скифа, ни варвара. И если там приносились в жертву, посвящались Богу только младенцы мужского пола, и только первенцы, то в Новом Завете мы все становимся этой жертвой, мы все посвящаемся на служение Богу. То есть этот праздник – не только рассказ о том, что было две тысячи лет назад, но и напоминание каждому из нас, что и мы посвящены Богу, и мы призваны на служение Ему. 

А что значит быть посвященным Богу, что такое служение Богу, являет нам Иисус Христос. Вся Его жизнь была служением Богу, вся Его жизнь была посвящена Богу. И именно этого Он ждет от нас. Но кто-то может сказать: «Этого не может быть, мы на это не соглашались, мы на это, как сейчас говорят, не «подписывались». «Подписывались», родные мои, соглашались. Либо, если мы были младенцами, за нас это сделали наши крестные, которые за нас давали крещальные обеты Богу, которые за нас отрекались от сатаны, либо мы сами, если крестились взрослыми, это делали. Отрекались от сатаны, а сатана – князь мира сего, как мы знаем, то есть мы отрекались от жизни этого мира, мы отрекались от жизни, «как все». Часто мне говорят: «Батюшка, ну что Вы, какое отречение от сатаны, мы что, сатанисты что ли какие? Мы живем, как все». Но вот это и есть как раз то, о чем говорится. Мы не имеем права жить, как все, мы не имеем права жить по законам этого мира, у нас свой закон – закон Божий. Мы должны быть лучше всех, мы должны быть чище всех, мы должны быть святыми. «Будьте святы, потому что Я свят, – говорит Господь, – будьте милосердны, как милосерд Отец ваш Небесный. Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они, видя вас, прославляли Бога». Вот что значит быть христианином. И мы отреклись от жизни этого мира, мы отреклись от жизни «как все». Потом нас спрашивали: «Сочетаешься ли Христу?», мы говорили: «Сочетаюсь». Мы соединились со Христом, мы уже не принадлежим себе, мы уже принадлежим Ему, мое тело – это уже тело Христа, моя душа – это душа Христа, мы наполнены Богом. «Уже не я живу, – как пишет апостол Павел, – но живет во мне Христос». Вот что такое христианство. И именно об этом нам сегодня напоминается. 

Кто-то может сказать: «Так жить невозможно. Разве это жизнь? Так жить нельзя. Может монахи там, я не знаю… Мы – простые смертные, мы – люди, живем в этом мире. Как можно так жить?». Родные мои, вот так, вот так. И иноки, монахи, которые тоже дают обеты Богу, да это особые обеты Богу, но и они тоже живут в этом мире, они тоже живут в этом обществе, они живут в общине, как в семье. И там те же искушения, те же проблемы, что и у нас всех, и там тоже нужно есть и пить, и одеваться, нужно чтобы община как-то зарабатывала деньги. И там тоже возникают и проблемы, и страсти какие-то там одолевают, и обида, и зависть, и все такое. Так что наша жизнь ничем, ничуть не труднее, чем жизнь иноков, монахов. Но если многие могут, если многие святые могли, то почему мы не можем? Может быть, потому что просто не хотим? Может быть, потому что слишком жалеем себя? Давайте задумаемся. Праздник сегодня такой хороший, светлый, радостный, весенний, но очень серьезный. Всё это очень-очень серьезные вещи. Давайте задумаемся. 

Да хранит вас Господь!