Вечная память

Сегодня в 11 часов утра после продолжительной болезни отошла ко Господу журналист, публицист, лингвист,
редактор православного журнала «Альфа и Омега», автор портала «Православие и мир» Марина Андреевна Журинская, в крещении Анна.


Фома

Неотвратимая трагичность бытия

Всякий человек на пути к Нему должен взглянуть в лицо смерти. И сделать это мужественно. А мужество дает Бог, с Которым надлежит встретиться в последнем
Таинстве на земле — с надеждой встретиться с Ним на Небе. Наверняка найдется кто-нибудь, кто с негодованием воскликнет: «Ну разве это христианская точка зрения? Мы хорошо знаем, что за смертью следует воскресение, так что ничего страшного, да и к тому же трагедия — это вообще из театра и тем самым недостойно христиан». Читать далее

«Мракобесие» против «кощунства». Проигравший – гражданское общество

17/05/201215:59

Наталья Афанасьева, обозреватель РИА Новости.

В то время как Русская православная церковь отмечает пять лет с момента преодоления внутреннего раскола, в нашем и без того разделенном обществе отчетливо проявилась еще одна линия разлома. Неожиданная. Грубо ее можно обозначить как «церковное против светского».
Хотя, на самом деле, границы фронта прочерчены очень неясно. Верующие все чаще говорят об оскорблении их религиозных чувств, их оппоненты – о наступлении на права и свободы, закрепленные конституцией светского государства. Одни пугают деградацией и безнравственностью, другим во всем чудится дым костров инквизиции.
А ведь есть еще и те, кто внутри церкви чувствует себя не очень уютно в связи с образованием этого «всероссийского фронта», те, кто не согласен с аргументами и той, и другой стороны.
Кубань против Гельмана – далее везде?
15 мая в Краснодаре было сорвано открытие выставки «ICONS», которую организовал Марат Гельман. Ранее православная общественность Кубани обращалась к губернатору Ткачеву с просьбой не допустить на их земле богохульной, кощунственной акции. Александр Ткачев даже побеседовал по этому поводу с галеристом Гельманом, и тот пообещал, что ничего такого на его выставке не будет.
Тем не менее, в назначенный день группа казаков и пожилых женщин вышла к выставочному центру с плакатами «Гельман, вон с Кубани!». Между адептами современного искусства и ревнителями православных ценностей завязалась потасовка. Говорят, в отношении галериста даже применили насилие. Кто-то сообщил о том, что здание заминировано. В общем, предприняты все возможные меры к тому, чтобы сорвать выставку.
Чем бы ни закончилась эта конкретная ситуация, можно с уверенностью предсказать, что она не последняя. И конечно, далеко не первая. Но если вы решите обсудить эту историю даже в самом узком кругу, среди близких людей, то быстро обнаружите, что ввязались в непримиримый спор. Зазвучат такие подзабытые было аргументы, как «мракобесие» и «средневековье» с одной стороны, «богохульство», «кощунство» – с другой.
Впрочем, дискуссии и жаркие споры – это нормальная жизнь демократического общества, где каждый имеет право на свою позицию. Пугает то, что оппоненты все чаще переходят от слов к делу – к открытой физической агрессии. А если и ограничиваются словами, то слова эти часто страшные, непримиримые, с призывом к государству вмешаться и покарать. И оно карает.
В итоге даже те, кто раньше не причислял себя ни к ярым «православным», ни к воинствующим «атеистам», оказались в ситуации, когда им приходится принять ту или иную позицию – так сказать, определиться, с кем они.
Оживление «мертвого символа» Читать далее «Мракобесие» против «кощунства». Проигравший – гражданское общество

Благополучная Церковь

19 марта на Первых миссионерских курсах, организованных Миссионерской комиссией при Епархиальном совете г. Москвы при поддержке Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета и фонда «Миссия Кирилла и Мефодия», протоиерей Алексий Уминский прочитал лекцию, посвященную современной церковной общине.
Совместное чаепитие = община?
Сегодня, может быть, как никогда за последнее время, Церковь переживает период вызовов со стороны общества, в обществе от Церкви ждут вразумительных ответов и обращений. Миссия Церкви, собственно говоря, и заключается в том, чтобы мы могли найти язык с нашим окружением. Очень много в последнее время сказано о том, что одной из форм миссии является общинная жизнь. Об общинной жизни очень много говорит Святейший патриарх, давно уже звучит призыв к каждому храму стать общиной. Но не очень понятно, в чем эта общинность может заключаться, и каким образом обычный приход в том историческом понимании, которое сложилось за последние 50 лет, может превращаться в общину.
Очень часто думают и решают, что общинность возникает тогда, когда после литургии прихожане собираются попить чай, или когда прихожане собираются вместе в какую-то паломническую поездку, или когда они собираются вместе на пикник, на футбольный матч или на какое-то совместное мероприятие. Тогда кажется, что сделать из прихода общину очень просто. Надо просто после литургии всех позвать выпить вместе чай, спеть песни под гитару, и таким образом общинная жизнь сама собой произойдет.
Тоска друг по другу
В этом есть определенное искушение: конечно, недостаточность человечности в нашей Церкви ощущается всеми и давно. Отсутствие человечности заключается и в том, что никто ни с кем не разговаривает.
По-человечески никто никому в Церкви сильно не нужен, потому что каждый приходит в храм за своим. Когда появляется возможность после литургии по-человечески пообщаться, каким-то образом что-то обсудить, чему-то вместе порадоваться — это огромное благо. Тоска по человеческому общению и тоска друг по другу в Церкви достаточно высока.
Надо сказать, что это отсутствие человечности в сегодняшней жизни нашего церковного общества – тоже востребованность нашего общества. Общество ждет сейчас от Церкви простых человеческих слов, простых человеческих отношений и человеческого взгляда на происходящее.
Это наша большая проблема – отсутствие человечности в богочеловечном организме. Но все-таки хотелось бы сразу сказать о том, что настоящая община подразумевает нечто больше, нежели просто посиделки после литургии и даже общие хорошие дела: организация праздника в приюте для престарелых или доме ребенка. Это что-то иное, и это иное должно быть определено нами как то, что в нашей церкви до конца не родилось, до конца не произошло или было воспринято как неглавное. Я бы назвал это жизнью по Евангелию.
Благополучная Церковь?
За 20 лет возрождения Церкви было сделано колоссально много для того, чтобы Церковь стала мощным институтом в мощно организованном государстве.
Мне кажется очень важно определить для себя: стремление к внешнему благополучию церковной жизни — это одно из искушений. Насколько Церковь имеет право быть благополучной? Насколько стремление к благополучию онтологично тому, к чему призывает нас Христос? И может ли благополучная Церковь, уверенная в себе, вообще выходить со словом «миссионерство» к кому-то? Будет ли услышана благополучная Церковь в современном, да и вообще в любом мире?
Надо сказать, что в жизни земной Церкви есть такие противоречия. Путь за Христом: «Аще кто хочет за Мной идти, да отвергнется от себя, возьмет крест и идет. Те, кто хочет душу спасти, потеряют ее, а кто потеряет ее с пользой для человека, тот приобретет весь мир», помните Евангелие?
А с другой стороны, стремление земной церкви, стремление церкви как устроения, в том числе человеческого, — построить свою миссию в форме не просто взаимодействия с государством, но и в уверенной поддержке неких внешних структур. Понимаете, о чем я говорю?
Прослеживающееся сегодня стремление к благополучной Церкви очевидно. Церковь имеет свою власть, свое очень сильное влияние, свои защищаемые определенным образом права, серьезные отношения с государством, гарантирующие Церкви определенные вещи…
Все это постоянно дает возможность Церкви все больше и больше укреплять свои позиции: требовать от государства преподавания религиозных дисциплин в школе, священства в армии и так далее. Эти вещи развиваются только тогда, когда Церковь чувствует поддержку от таких структур, в которых она эти свои потенции никак не может иначе исполнить. Не может Церковь социально служить в мире, если государство не даст ей возможности посещать в тюрьмах заключенных, организовывать приюты для сирот и для престарелых, кормить бездомных. Для этого нужны налаженные отношения с государством, серьезные центры взаимодействия. Всем понятно, что, когда Церковь пытается наладить такие вещи, она действует отчасти как государственная структура, которой нужны те же самые знаки власти, влияния, уверенности в себе, благополучия, которые бы показали мощь этой организации и способность ее в этом мире совершать свое служение. Читать далее Благополучная Церковь

Интересная публикация

Агентство религиозной информации
Благовест-Инфо

Марина Журинская: Без московской ругани

12.05.2011

Портал «Православие и мир» продолжает путешествие по закулисью религиозной журналистики.
Идея серии бесед принадлежит публицисту Марии Свешниковой, исполнение – редактору портала Анне Даниловой.

Марина Журинская

«Не бойтесь сокращать тексты», – сказал мне однажды Владимир Легойда, – «вот редактор “Альфы и Омеги” Марина Андреевна Журинская не боится, и чем больше она тексты редактирует, тем больше ее все уважают».

Журнал «Альфа и Омега» – одно из самых загадочных православных изданий. Он не массовый в общепринятом смысле, но в приходских библиотеках нарасхват, не сухо богословский – но там публикуются замечательные богословы, в нем нет гламурных звездных интервью с картинками, нет лозунгов, нет манифестов и открытых писем. Да и журналом «АиО» не назвать – сегодня можно взять первые номера издания и погрузиться в публикации вне суеты и давно забытых событий. О работе в «Альфе и Омеге», уважительно понизив голос, вспоминают и уже упомянутый В. Легойда, и протоиерей Алексий Уминский, и протодиакон Андрей Кураев, чей стиль Марина Журинская назвала «логикой стремительного домкрата».
Марина Андреевна Журинская
Окончила филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Около 20 лет работала в Институте языкознания, в секторе общего языкознания. Специализация – общая типология, общая грамматика, грамматическая семантика. В течение 10 лет была главным менеджером группы «Языки мира», целью которой было создание общих теоретических принципов описания любого языка и выпуск энциклопедии «Языки мира». Кандидат филологических наук, имеет более 100 публикаций на лингвистические темы. Переводчик с немецкого (лингвистические работы, богословские тексты, а также Гадамер и Швейцер). С 1994 года издатель и редактор журнала «Альфа и Омега». Член редколлегии сборника «Богословские труды».
«Альфа и Омега» – 17 лет изданию, 60 толстых номеров – в квартире Журинской под журнал отведена целая полка. В открытое окно первого этажа шумит весенняя улица, на стенах картины Елены Черкасовой, на столике коллекционные кошки. Разговор начинается без предисловия и долгого подступа к теме.
Свидетельствовать
– Масс–медиа должно иметь одно свойство: оно должно быть средообразующим. Вокруг него должны собираться единомышленники.
Конечно, СМИ может добиться временного успеха, если будет искать себе аудиторию такую, чтобы ей потрафить, но это дело в перспективе обреченное, тем более когда мы говорим о христианской журналистике. Христианская журналистика – это не пропаганда, это – свидетельство.
Нам никто не сулил успеха, нам говорили: «в мире будете иметь скорбь». А дальше сказано, «но мужайтесь, Я победил мир». Не сказано: Я вам дам победу над миром, – нет. Я победил мир. Мы живем в спасенном мире.
Когда ещё не было политкорректности, в Америке в XIX веке, когда давали объявление о приеме на работу, оскорбительным образом писали «ирландцев просим не беспокоиться». Если абстрагироваться от политкорректности, то условных ирландцев просят не беспокоиться – спасать мир не надо, он спасен. А надо свидетельствовать, что он спасен.
Мы должны это сами почувствовать, должны испытывать радость о Господе и эту радость свидетельствовать. Это, конечно, очень трудно, но идеальное православное СМИ будет руководствоваться тезисом апостола Павла: «Непрестанно молитесь, всегда радуйтесь, за все благодарите». Вы это часто встречаете в православных СМИ? А «слава Богу за все» святителя Иоанна Златоуста — часто?
– Свидетельство – для журналистики необычное понятие. О религиозной журналистике говорят в самых разных словах – проповедь, пиар, аналитика….
– Нормальным православным издательством руководят, простите меня, миряне (при всем моем уважении к носителям священного сана, они обязательно должны в этом деле присутствовать, но работают миряне). Следовательно – это частный случай апостолата мирян.
А что такое апостолат мирян? Очень простая вещь. Мы должны свидетельствовать о Христе своей жизнью во Христе. Если мы своей жизнью не свидетельствуем, то Господь не даст никакого процветания – будь хоть средства, хоть административный ресурс, хоть что. Не даст и все. Потому что свидетельство о Христе исключает лжесвидетельство. А когда мы говорим одно, а делаем другое – это и есть лжесвидетельство.
Только так СМИ может стать средообразующим. Наше дело, чтобы свидетельство было максимально адекватным.
Туда, куда поведут 300 человек.
– Если посмотреть на самые обсуждаемые в религиозной и околорелигиозной журналистике темы, то это будет доход священства, дресс–код…

– Тут в Интернете возник совершенно дивный анекдот, который я не могу не одобрить. Я большой любитель острословия. «Жила-была девушка, тем и виновата». Дело было не в дресс–коде, а в идее о том, что всякий человек может пожелать изнасиловать женщину, которая неправильно одета. Вот это вот было главное безобразие, а не дресс–код.
Мы должны свидетельствовать не недопустимость дамских штанов (Кстати, Святейший Патриарх Алексий как–то спросил на епархиальном собрании, когда один батюшка это дело обличал: «Ну, хорошо, а когда юбки совсем переведутся, что делать будете?»).
Мы исповедуем Христа Распятого. Для иудеев, как известно, соблазн, для эллинов – безумие. Потрафлять вкусам, идти за людьми нельзя, потому что тот же апостол Павел говорил: «Я в безумии своем…» о том, что и как следует утверждать: вопреки общепринятым заблуждениям и нашим собственным «слишком человеческим» опасениям.
Об успешности православного СМИ очень трудно говорить. Это Бог дает. А что Бог дает? — Спасение, но не обязательно успех; не будем придерживаться теологии процветания, это в конце концов неправославно. Кому Бог дает? Тем, кто Ему верен. Такие общепринятые вещи как массовость тиража и так далее – это не так важно.
— Но разве издатели православной литературы и СМИ не хотят донести Слово до максимально широкой аудитории?
– Есть такая поговорка: «Франция пойдет туда, куда её поведут 300 человек». Мир пошел туда, куда его повели 12 апостолов. Дело не в массовости, а в стоянии перед Христом. В свое время отец Глеб Каледа говорил: за что мы почитаем святых? Не за их учение (они ошибались, у них были богословские ошибки), не за их жизнь (все они были люди грешные, а некоторые грешили тяжко), а за их стояние перед Господом. За их позицию, которая была безупречно сформулирована в свое время Авраамом. Господь позвал Авраама, — «Вот я!», – сказал Авраам. Все. Это первичная форма веры, первая её позиция: «Вот я!». Вот я перед Тобой, Господь мой и Бог мой. От этого уже все идет. Читать далее Интересная публикация

Открыто обсуждение

Мы опубликовали несколько статей Андрея Десницкого и решили пригласить людей к их обсуждению. Каждый зарегистрированный посетитель сайта может прокомментировать эти тексты. Посмотрим, что получится.